Ассиди

За что боролись...

После того, как за бывшим учеником Хогвартса Томом Риддлом, а ныне Лордом Волдемортом, закрылась дверь, Дамблдор встал и подошел к насесту, на котором сидел феникс.

- Что ты скажешь, Фоукс?

Птица покачала головой и издала звук, похожий на кудахтанье.

Дамблдор пристально посмотрел на феникса сквозь очки-половинки:

- Я бы отказал ему и тем самым упустил из виду. Но ты же знаешь мое правило, Фоукс, - вместо того, чтобы запрещать ученикам делать то, что они хотят, дать им это полной мерой.

Фоукс издал звук, похожий на кряканье.

Дамблдор покачал головой.

- У русских есть такая поговорка "За что боролись, на то и напоролись". Странно, что Долохов не поделился ею со своим господином. Ничего, у Тома есть шанс почувствовать ее на собственной шкуре.

Фоукс издал отчетливое "ку-ку".

Дамблдор просиял.

- Я так и знал, что ты со мной согласишься, Фоукс. Итак, решено. Лети в "Кабанью Голову" и сообщи ему, что я согласен.

 

Утром на завтраке в Большом Зале школьники увидели за преподавательским столом новую, весьма колоритную личность. Личность имела очень бледное лицо, черные волосы, черную мантию с застежками в виде маленьких змеек и отчетливо различимый красный блеск в глазах. Сириус Блэк от удивления аж опрокинул кувшин с тыквенным соком, причем в аккурат на Северуса Снейпа, что дало повод подозревать, что сделал он это не от удивления, а специально. По крайней мере, так решил староста Слизерина Люциус Малфой, сняв десять баллов с Гриффиндора.

- Дорогие мои ученики, - сказал Дамблдор, вставая. Говорил он вполголоса, но все моментально заглохли. - Мы вступили в этот семестр, не имея преподавателя по защите от темных искусств. Спешу сообщить вам, что эта оплошность наконец-то исправлена, и представить вам нового преподавателя - профессора Риддла.

Черная личность чуть наклонила голову. Красные огоньки в глазах отчетливо блеснули.

Школьники зашушукались. Люциус Малфой смотрел на нового преподавателя взглядом, полным восхищения, и не он один. Однако не все разделяли восторг слизеринцев. Равенкловцы пожимали плечами, хаффлпафцы смотрели с откровенным страхом, а во взглядах гриффиндорцев было явное неодобрение.

- Я знаю, он был награжден за особые заслуги перед школой, - сказала Лили Эванс.

- Откуда ты знаешь? - огрызнулся Сириус Блэк

- Я была в Зале Почета и смотрела расставленные там награды, - с чувством превосходства ответила девочка.

- И все-то она знает... - проворчал Сириус. - А я тоже про него кое-что знаю, моя мамаша от него без ума.

- Твоя мамаша от него без ума? - заинтересованно повторил Джеймс. - А может их поженить?

- Ты хочешь, чтобы я сбежал из дома?

- Конечно! - обрадовался Джеймс. - Ты же ко мне сбежишь.

- А вы знаете, что он у нас первым уроком? - прервал друзей Люпин. - Причем вместе со слизеринцами.

Питер Петтигрю поднял глаза к небу, точнее к потолку, таковое небо изображающему.

Насытившись, школьники вставали и направлялись на занятия. Первокурсники-гриффиндорцы, несмотря на предстоящее испытание, выглядели возбужденными и что-то горячо обсуждали.

Профессор Риддл, он же Лорд Волдеморт встал из стола и, полный собственного достоинства, направился к выходу из Большого зала. В дверях на него налетела черноволосая слизеринка с куском пергамента и пером в руках:

- Лорд Волдеморт, а можно ваш автограф?

От неожиданности Риддл отпрянул назад и наступил на ногу Люпину. Тот от боли взвыл совсем по-волчьи, слизеринка шарахнулась и сбила с ног Северуса Снейпа, который мирно шел из зала на урок. Пользуясь замешательством, Волдеморт смылся с места происшествия совсем не по-лордовски.

 

Волдеморт поправил волосы, скорчил максимально мрачную физиономию и медленно взялся за ручку, готовясь открыть дверь в класс. Но не успел - к нему подскочила все та же слизеринка.

- Лорд Волдеморт, так можно мне получить ваш автограф?

- Как ваша фамилия, мисс? - как можно более строго попытался спросить Волдеморт. Получалось плохо - восторженные глаза девицы убивали всю строгость на месте.

- Беллатрикс Блэк. Слизерин, шестой курс.

- Завтра после обеда мой урок у вас, там получите сколько угодно автографов!

Девица подпрыгнула на месте, чмокнула Волдеморта в щечку и унеслась на трансфигурацию. Волдеморту ничего не оставалось, как зайти в класс с опозданием на пять минут и с пятном от губной помады на щеке.

 

- Здравствуйте, дети, - произнес Волдеморт.

Первокурсники нестройно что-то ответили. От "Здравствуйте, профессор Риддл" до "Ну вот, халява кончилась" (последнюю фразу произнес Сириус Блэк).

- Меня зовут Лорд Волдеморт.

- А профессор Дамблдор сказал, что вас зовут профессор Риддл, - подняла руку рыжеволосая девочка с первой парты.

- Это у него кличка такая, - на ухо Джеймсу, но так, что услышали все, сказал Сириус Блэк. - Снейпа зовут Сопливус, а Риддла - Волдеморт.

- Волдеморда, - отреагировал Джеймс.

- Волдырь на морде, - уточнил Сириус.

- Лорду - в морду! - подытожил Джеймс.

Волдеморт побледнел настолько, насколько реально побледнеть, имея лицо сравнимое по оттенку со снегом. Ему подчинялись, его боялись, его ненавидели, но еще никто и никогда над ним не смеялся. Потеряв самообладание, он взмахнул палочкой и громко воскликнул:

- Авада Кедавра!

Зеленая молния вырвалась из палочки и надвое рассекла классную доску.

- Вот это да! - ахнул класс.

Один крючконосый мальчик с сальными черными волосами промолчал, но достал тетрадку и аккуратно записал в ней название заклятия, после чего с ожидающим видом уставился на преподавателя.

Такое зрелище придало Вольдеморту сил и он заговорил как ни в чем ни бывало:

- Итак, Авада Кедавра - смертельное заклятье, от которого нет никакого противодействия. Одно из трех Запрещенных Заклятий.

Ученики достали перья, тетради и дружно принялись записывать.

 

Вольдеморт прятался за гобеленом на третьем этаже. Подобного ему не приходилось проделывать со времени детства в приюте, да и то очень быстро все стали прятаться от него, а не наоборот. Темный Лорд аккуратно выглянул в щелочку. Нет, Беллатрикс Блэк не было видно, только компания равенкловцев шла мимо, шумно обсуждая что-то. Волдеморт хотел было выйти из-за гобелена, но услышанное заставило его застыть на месте.

- И где Дамблдор такое выкопал?

- Вот именно, что выкопал! Он как ходячий мертвец - бледный как смерть и глаза красные.

- Где ты видел красные глаза у мертвецов?

- А знаете, на кого он похож? Есть у магглов такая книжка "Властелин Колец", очень популярная. Там самый главный злодей точь-в-точь как профессор Риддл, и глаза у него красные. А еще там есть маг, очень похожий на нашего Дамблдора. Он нашел Кольцо Всевластья и поручил своему ученику его уничтожить.

Равенкловцы прошли мимо, а Риддл не мог даже пошевелиться. Откуда они знают про Кольцо? Неужели Дамблдор на самом деле поручил кому-то его уничтожить? А он даже не может выбраться и проверить, на месте ли Кольцо.

Кто-то осторожно тронул его за плечо. Волдеморт обернулся, выхватывая волшебную палочку и уже открыл рот, чтобы произнести Смертельное Заклятье...

- Том, лимонную дольку хочешь? - мягко спросил Дамблдор.

 

Волдеморт шел по главной улице Хогсмита, предвкушая радостную встречу в "Кабаньей голове" со старыми соратниками. Светило солнце, школьники выходили из "Сладкого Королевства" с карманами, полными сладостей, почтовые совы пролетали над головами и настроение у Тома Риддла было на редкость прекрасное. Внезапно перед ним словно бы из воздуха возникла Беллатрикс Блэк.

- Лорд Волдеморт, чудесная погода сегодня, правда? Я бы хотела с вами поговорить о Темных Искусствах. Пойдемте в кафе, выпьем по чашечке кофе...

Волдеморт был так шокирован ее внезапным появлением, что покорно дал взять себя за руку и увести в маленькую кофейню, где обычно собирались влюбленные парочки.

Они сели за столик у окна и взяли кофе. Беллатрикс болтала без умолку.

- Я столько о вас слышала, лорд Волдеморт! Вы величайший волшебник современности! Вся моя семья от вас без ума. Это правда, что вы знаете все о Темных Искусствах? Я бы хотела по настоящему им научиться, а не той чепухе по защите, которой нас пичкают. И не только я, многие слизеринцы об этом мечтают.

Волдеморт наконец-то почувствовал почву под ногами. Все не все, но о Темных Искусствах он знал действительно много, больше, чем какой-либо другой волшебник, не исключая Дамблдора.

- Я был бы рад, мисс Блэк, обучать всех, кто захочет у меня научиться. Но не думаю, что Дамблдору понравится, если мы будем делать это на уроках.

- Всегда можно что-нибудь придумать, - беззаботно ответила Беллатрикс. - Вы не возьмете мне мороженое?

Как только Волдеморт направился к стойке за мороженым, Беллатрикс достала из рукава мантии крошечный пузырек и вылила его содержимое в кофе Темного Лорда.

Лорд Волдеморт не знал себе равных в способах убийства, подчинения и причинения боли. Он мог определить любую агрессию, направленную в его сторону, еще на стадии намерения. Если бы кто-то подлил ему в напиток яд, не имеющий цвета, запаха и вкуса, Волдеморт распознал бы отраву, взяв кубок в руки и предложил бы незадачливому отравителю разделить с ним смертельное питье.

Но то, что Беллатрикс Блэк подлила в кофе, не было ядом. Это было любовное зелье, готовить которое слизеринские девушки умели в совершенстве, а слизеринские мальчики еще не научились распознавать. Волдеморт уже давно вышел из возраста мальчика, но понятие любви в его мировоззрении отсутствовало напрочь. И понятие о любовных зельях - тоже. Поэтому он совершенно спокойно сел за столик и отпил немного кофе из своей чашки.

- Мисс Блэк, вы что-то начали говорить...

- Зови меня просто Белла, милый, - томно улыбнулась Беллатрикс и потянулась к Волдеморту.

Тот, словно в каком-то тумане, обнял ее за плечи и поцеловал.

Ни Белла, ни Волдеморт не заметили, как через окно кафе за ними наблюдал какой-то юноша. Увидев, как самозабвенно они целуются, юноша побледнел как смерть (хотя до естественного цвета лица Волдеморта ему было далеко) и опрометью бросился прочь.

 

Рудольфус Лестранж ворвался в "Три метлы" с такой скоростью, что пролетел весь зал и чуть не повалил на пол Люциуса Малфоя вместе с его стулом. Спешно пробормотав извинения, он уселся на соседний стул, который был уже давно занят Эйвери. Эйвери, разумеется, попытался спихнуть Лестранжа со своих колен и уронил его прямиком на Гойла. Еще чуть-чуть и началась бы всеобщая свалка, но тут Нарцисса Блэк смущенно похлопала глазками и попросила:

- Мальчики, не надо ссориться. Рудольфус, что случилось?

- Беллатрикс сидит в кафе мадам Паддифут с Волдемортом! - выдохнул Лестранж. После чего слова у него кончились и, видимо, чтобы пополнить запас, он одним глотком осушил стоявшую на столе бутылку сливочного пива (судя по недовольному ворчанию Гойла, бутылка принадлежала ему).

- Ну и что? - спросил Люциус. - Беллатрикс собиралась с ним поговорить по поводу обучения Темным Искусствам. Я собирался это сделать сам, но она предложила свои услуги.

- Какие Темные Искусства! Они там целовались! - выпалил Лестранж и потянулся за второй бутылкой, но Малфой вовремя ее перехватил.

- Теперь это так называется? - ехидно спросил Нотт.

- А он красивый... - мечтательно протянула Нарцисса.

Люциус, приготовивший длинную речь, поперхнулся и посмотрел на Нарциссу так, как будто увидел ее в первый раз. Попытался еще раз что-то сказать.. и опять поперхнулся. Достал из кармана горсть мелочи и протянул ее Рабастану Лестранджу. Тот понял Люциуса без слов, встал с места и направился к стойке. Рабастан был в компании самым младшим и поэтому его постоянно посылали за пивом. Хорошо хоть за пивом, а не просто посылали, - утешал он себя.

- Я его убью! - выкликнул Рудольфус, с силой поставив бутылку на стол. Остальные бутылки жалобно зазвенели.

- Зачем? - спросил Малфой.

- Как? - поинтересовался Эйвери.

- Это он тебя убьет, - заметил Нотт. - Он великий волшебник, а мы еще школьники.

- Верно, - подтвердил пришедший в себя Малфой. - Нам у него учиться надо, а не убивать!

- Учиться уводить чужих девушек?

Да Малфоя начало доходить. Он посмотрел на Нарциссу, представил ее целующейся с Волдемортом и осознал, что после такого зрелища Непростительные Заклятья получатся у него без труда.

- Хорошо, Рудольфус. Я с ним поговорю.

- Мы с ним поговорим, - поправил его Эйвери.

- Мы поговорим, - подтвердил Малфой и открыл принесенную Рабастаном бутылку. Посиделка слизеринцев в "Трех Метлах" входила в свое обычное русло.

Из-под стола в углу, прикрываясь одной на двоих мантией-невидимкой, выбрались Сириус Блэк и Джеймс Поттер. Оказавшись на улице, они наконец-то перестали сдерживаться, и взахлеб захохотали. Проходящий мимо Дамблдор удивленно поднял брови, слыша смех, исходящий от пустого места, но ничего не сказал.

 

Лорд Волдеморт шел по коридорам Хогвартса к себе в кабинет. Он не мог понять, что с ним такое произошло, что заставило его не пойти к ожидающим его Упивающимся Смертью, а весь день целоваться с Беллатрикс Блэк. Не то, чтобы ему это совсем не нравилось... но провести выходной день можно было бы и с пользой. Еще его тревожило смутное воспоминание из далекого детства - о том, что по маггловским законам развращение несовершеннолетних считается преступлением. По крайней мере, это очень любила повторять одна бойкая девочка у них в приюте, что не помешало ей в 16 лет родить ребенка и отдать его в тот же приют, причем кто отец, девочка не знала сама, ибо умела считать только до десяти, а кандидатов было гораздо больше. Тома Риддла среди них, к счастью, не было, хотя девица очень к этому стремилась.

Кроме всего прочего, Волдеморта беспокоило еще то, что Беллатрикс так и не закончила разговор об обучении Темным Искусствам. Он пытался прочесть ей проникновенную речь о запретных разделах магии, но когда каждые пять минут тебя прерывают поцелуем, говорить о черной магии как-то неудобно. Впрочем, и о светлой тоже. Надо поговорить с другими слизеринцами, например с Малфоем...

Внезапно Волдеморт остановился и резко обернулся, шагнув при этом к стене. И вовремя - коридор озарила зеленая вспышка и раздался крик:

- Авада Кедавра!

- Мистер Малфой, - почти ласково сказал Темный Лорд. - В вашем возрасте я умел использовать это заклинание более эффективно. И вы бы смогли, если бы не думали о том, сколько баллов со Слизерина я сниму, если вы промахнетесь.

- Откуда вы узнали про баллы? - пролепетал Люциус.

- Легилименция, мистер Малфой. А вы еще не умеете закрывать свое сознание от постороннего влияния. И не только вы. Лестранж, Эйвери, Нотт, Гойл, не прячьтесь, я все равно вас вижу.

Слизеринцы со смущенными физиономиями вышли из-за угла. Один только Рудольфус Лестранж не мог успокоиться - крепко сжимая в руке волшебную палочку он решительно направился к Волдеморту...

- А палочку вы держите неправильно, так вам не убить даже мухи.

Волдеморт обвел взглядом растерянных слизеринцев и вновь заговорил, обращаясь уже ко всем сразу:

- Я глубоко разочарован вашим уровнем подготовки и вашим самообладанием. Нападаете вшестером на одного из-за угла, как гриффиндорцы какие-то. И по какому, простите, поводу?

- Я ее люблю! - выпалил Рудольфус, испугавшись собственной смелости.

- Кого?

- Беллатрикс Блэк, которую вы соблазнили!

Видимо от некачественной Авады действие любовного зелья прекратилось и окутывающий Волдеморта туман куда-то делся. Теперь он мог полностью осознавать происходящее и не только осознавать, но и управлять им.

- Мистер Лестранж, во-первых, не я ее соблазнил, а она меня. Во-вторых, вы должны завоевывать внимание девушки, которую вы любите и не позволять ей бегать на сторону. А в-третьих, любовь - это совершенно лишнее для настоящего Темного волшебника чувство.

- Лорд Волдеморт, а могли бы вы поучить нас Темным Искусствам? - спросил Малфой.

"Ну наконец-то" - подумал про себя Темный Лорд, а вслух сказал:

- Собираемся завтра вечером в семь часов на третьем этаже возле женского туалета.

- Мы что, будем заниматься в туалете? - недоуменно спросил Гойл.

- Нет, мы будем заниматься там, где нас никто не найдет. О существовании этой комнаты не знает никто, кроме меня.

- Неужели в Тайной Комнате? - с восторженным придыханием спросил Нотт.

- Но там же чудовище! - добавил Малфой.

- С чудовищем я договорюсь. Нарциссе и Беллатрикс не забудьте передать.

- На первом курсе есть мальчик, который тоже хотел у вас учиться, - сказал Малфой. - Он интересуется Темными Искусствами и разбирается в них не меньше иных старшекурсников, - на этих словах он посмотрел в сторону Гойла.

- Пусть приходит. А как его имя?

- Северус Снейп.

Рабастан Лестранж довольно улыбнулся - наконец-то в компании самым младшим будет не он!

 

Лорд Волдеморт был счастлив. Под самым носом у Дамблдора он и его ученики делали то, что строжайше запрещено законом. Теперь, читая скучные лекции по защитным чарам, Темный Лорд с удовольствием вспоминал последние собрания тайного кружка и каждый раз на лице его расплывалась довольная улыбка. Почему-то ученики, увидев эту улыбку, были готовы спрятаться под парты, но Волдеморт этого не замечал.

Участники кружка тоже были довольны, несмотря на досадные мелочи, портящие увлекательнейшие занятия по Темным Искусствам. В первый день по дороге в Тайную Комнату Люциус Малфой, перенося Нарциссу на руках через груду камней, споткнулся и чуть не упал. Нарциссу он не уронил, но запачкал мантию и весь вечер ворчал "Лучше бы я уронил Нарциссу". Снейп тоже споткнулся на этой груде, но ему повезло меньше - на него упал Гойл. Братья Лестранж свернули не туда и чуть не заблудились, зато нашли сброшенную сто лет назад Василиском шкуру, благодаря чему сестры Блэк уже на следующий день похвалялись туфельками и сумочками из змеиной кожи. Самое трудное было на обратном пути, где Малфой посадил еще одно пятно на мантию, Гойл уронил Снейпа, которого тащил на плечах, а Нарцисса от страха визжала так, что чуть не случился обвал.

Беллатрикс Блэк продолжала при каждом удобном случае вешаться Вольдеморту на шею, а Рудольфус Лестранж смотрел на него таким злобным взглядом, как будто хотел убить. Но убить не то что взглядом, но даже Авадой у него не получалось даже мышь. Когда практиковали Империус, Рудольфус всем по очереди внушал желание плюнуть в морду Волдеморту. Никто, правда, так и не попал, а Малфой извернулся и вместо Волдеморта попал в физиономию Гойла. Темный Лорд его похвалил и сказал, что умение сопротивляться Империо может оказаться не менее, чем умение это самое Империо накладывать.

Снейп, вопреки опасениям, оказался не слабее старшекурсников, а в чем-то даже сильнее. Он постоянно надоедал Темному Лорду с вопросами о запрещенных зельях, пока тот не расщедрился на стопку книг, пронесенных в Хогвартс под полой (в библиотеке такое не допустили бы даже в Запретную Секцию). Снейп ушел в книги по уши, однако и заклятия учил исправно.

Преимущество Тайной Комнаты над всеми остальными помещениями замка (которые Том Риддл знал в совершенстве) было не только в ее скрытности, но и в том, что присутствие Василиска давало Темному Лорду дополнительную власть над учениками. А также дополнительный стимул к дисциплине. Десять баллов со Слизерина - это одно, а змея в 60 футов длиной за тонкой стенкой - совсем другое.

"Когда я стану директором Хогвартса", - думал Лорд Волдеморт, - "занятия Темными Искусствами буду проводить исключительно в Тайной Комнате. А голодного Василиска можно кормить гриффиндорцами - они только на это и годятся."

 

- Что это такое с Сопливусом? - спросил Сириус у Джеймса, когда они шли из библиотеки в гриффиндорскую гостиную. - Я поставил ему подножку, а он даже не обратил на меня внимания!

- А ты что хочешь? Чтобы он драться полез?

- Ага! - задорно ответил Сириус. - Он бы мне дал по морде, я ему. А так скучно.

- Странный он нынче какой-то, - согласился Джеймс.

- Вы это только сейчас заметили? - ехидно спросил Римус. - Он уже недели две ходит по школе с таким видом, как будто знает что-то остальным неведомое. И постоянно ошивается возле старшекурсников.

- Это он меня боится, - заметил Сириус.

- А давайте посмотрим, куда он пойдет, - предложил Джеймс.

- К себе в гостиную, куда ж еще, - проворчал Питер, но пошел вслед за друзьями.

Но Снейп направился совсем не в гостиную Слизерина. Ошеломленные мародеры увидели, как он подошел к двери неработающего женского туалета на третьем этаже, воровато огляделся и шмыгнул за дверь.

- Ого! - только и сумел вымолвить Джеймс.

- За ним? - спросил Сириус.

- А может не надо? - жалобно протянул Питер.

Сириус, игнорируя нытье Петтигрю, взялся за ручку двери.

- Что это вы здесь делаете? - раздался строгий голос.

Первокурсники застыли на месте. Петтигрю жалобно что-то пискнул.

- Ну так что вы делаете возле женского туалета, когда вам давно пора быть в своей гостиной? - повторил Люциус Малфой. - Минус десять баллов Гриффиндору и марш отсюда!

Мародеров долго упрашивать было не надо. Миг - и убежали, пока Малфой еще столько же не снял.

Люциус обождал, пока шаги гриффиндорцев стихнут за углом, открыл дверь туалета и шагнул внутрь. Темный Лорд не любил, когда его ученики опаздывали на занятия.

 

Укрывшись мантией-невидимкой, Джеймс и Сириус обследовали каждый квадратный дюйм женского туалета, в котором скрылся Снейп и еще несколько слизеринцев. Ремус и Питер стояли на стреме.

- Он что, в унитазе утонул? - недоуменно спросил Джеймс, в пятый раз осматривая одну и ту же кабинку.

- Такое не тонет даже в унитазе! - отозвался Сириус.

- А вы покрутите кран, - раздался чей-то голос. Из раковины выплыло привидение толстенькой девочки в очках. - Вон тот, на котором змейка нарисована.

Джеймс тут же без лишних слов взялся за кран. Раздалось шипение и раковина поехала вниз, открыв широкий лаз.

- Если в кране нет воды, значит рядом тайный ход, - обрадовано сказал Сириус. - Вперед!

 

После месяца занятий в Тайной Комнате Люциус Малфой наловчился приходить и уходить в безупречно чистой мантии, а остальные, хоть и не достигли таких успехов, но по крайней мере не падали. Разве что Снейп то и дело спотыкался, уткнувшись в книжку, но Рабастан Лестранж успевал вовремя его подхватывать. Тем не менее Волдеморт всегда шел замыкающим, чтобы убедится, что у его учеников все благополучно.

Идущие впереди Малфой и Нотт уже начали подниматься по скользким ступенькам, как вдруг Беллатрикс Блэк вскрикнула и упала наземь.

- Идите, - замахала она ребятам. - Лорд Волдеморт, я кажется сломала ногу! Посмотрите!

Сломанной ноги Темному Лорду только и не хватало и он, махнув остальным, чтобы шли и не задерживались, наклонился над Беллатрикс. Убедившись, что все, включая, Рудольфуса, скрылись из виду, Белла с неожиданной легкостью вскочила и бросилась Волдеморту на шею. Тот не выдержал и упал прямо на камни. Падать было больно даже такому великому магу как он.

- Что ты делаешь! Камни же!

- Тогда ложись сверху, - улыбнулась Беллатрикс. - Я люблю тебя, милый!

Больше Темный Лорд не успел ничего сказать - ему заткнули рот поцелуем.

 

Сириус и Джеймс уже часа два шлялись в подземелье под школой. Ничего они пока что не обнаружили, если не считать нескольких футов змеиной кожи, пары дохлых мышей и пуговицы с гербом Слизерина. Пуговица давала понять, что они на верном пути. Сириус многозначительно повертел пуговицу в руках, прислушался, принюхался, наконец с видом человека принявшего важное решение поднял палец вверх и торжественно произнес:

- Туда!

И действительно - стоило им пройти метров двадцать по узкому туннелю, как впереди послышались чьи-то приглушенные стоны. Ребята осторожно заглянули за угол... и их взглядам открылось зрелище, детям младшего школьного возраста строго противопоказанное. Впрочем, и среднего тоже. Минут пять Сириус и Джеймс просто смотрели, раскрыв рты. Потом, в Джеймсе проснулся голос разума и он прошептал Сириусу на ухо:

- А где Сопливус?

- Внизу, - мгновенно отреагировал Сириус. - Вместо коврика.

Но пристальный взгляд опровергал это предположение - внизу не было не только Снейпа, но даже и коврика.

 

По дороге из Тайной Комнаты обратно в школу было одно узкое место, в котором постоянно застревал Гойл. Каждый раз он клялся, что к следующему занятию похудеет, но обещание не выполнял и, казалось, становился еще толще.

- Ну лезь, ты, орясина безмозглая! - ругался Малфой совсем не по аристократически. Они с Рудольфусом тянули Гойла за руки, а Эйвери и Нотт подталкивали сзади. Северус и Рабастан стояли внизу, на случай, если с Гойла свалятся ботинки или что-нибудь еще.

- А где Белла? - спросил Рудольфус.

Малфой пожал плечами:

- Они с Темным Лордом сейчас подойдут.

- Она там с ним, а ты мне не сказал! - закричал Рудольфус так, что стены пещеры затряслись. Малфой отпустил руку Гойла, Рудольфус сделал это еще раньше, Гойл, разумеется, ни за что ухватиться не успел и вместе с пытавшимися его удержать Эйвери и Ноттом свалился в аккурат на голову Снейпу. Несколькими секундами спустя на них упал Рудольфус.

- Я убью его! - вскричал он и помчался в темноту подземелья.

- Спятил, - резюмировал Нотт, выбираясь из-под Гойла.

- Надо его остановить, - сказал Эйвери. - А то натворит дел, идиот влюбленный.

- Люций! - крикнул Нотт. - Пошли обратно.

Малфою очень не хотелось идти обратно, с риском запачкать мантию, но свой авторитет он ценил больше.

- Нарцисса! - скомандовал он. - Ты ждешь нас здесь. И ты, Северус, тоже.

- А я-то почему? - в один голос воскликнули Нарцисса и Северус.

- Пусть Снейп идет с нами! - поддержал приятеля Рабастан.

- Там моя сестра! - не сдавалась Нарцисса. - Я должна ей помочь!

- С Лордом она справится без твоей помощи, - заметил Малфой.

- С Руди тоже, - добавил Нотт.

- Все, идем! - подвел итог Малфой и прыгнул вниз. Оглядел свою безупречно чистую мантию и направился вслед за Лестранжем-старшим.

 

Сириус Блэк и Джеймс Поттер с интересом наблюдали, как Беллатрикс Блэк пытается выцарапать глаза Рудольфусу Лестранжу. Сириус был уверен в победе своей кузины, Джеймс болел за Рудольфуса. За кого болел лорд Волдеморт, было покрыто мраком - он стоял в стороне, сложив руки на груди, и его лицо не выражало ровным счетом ничего.

Кроме вопроса о том, кто победит, друзья не сошлись еще в одном, какое зрелище было интереснее - это или предыдущее. Сириус был уверен, что драка куда увлекательнее, Джеймс был с ним не согласен, но поспорив минут пять, мародеры сошлись на том, что два зрелища лучше чем одно.

Шагов за спиной они не услышали. Не до того было. Снейпу, который свернул не в ту сторону, тоже было не до того. В одной руке у него была зажженная палочка, а в другой книжка. Куда шел, он уже забыл. Мысли Северуса витали где-то в высших сферах и даже налетев прямо на Сириуса, он не сразу осознал, на каком он свете.

Сириус тоже сначала ничего не осознал, но мгновенно повернулся и выхватил палочку. Джеймс последовал его примеру.

- Как дела, Сопливус? - почти дружелюбно спросил Джеймс.

Вместо того, чтобы ответить заклинанием (отразить которое друзья были готовы), Снейп заорал во всю глотку:

- Лорд, здесь гриффиндорцы!

Беллатрикс и Рудольфус мгновенно перестали драться, откуда-то взялись еще несколько слизеринцев и через пару секунд Сириус и Джеймс оказались окружены.

Волдеморт стоял все там же и все так же сложив руки на груди и на губах его играла нехорошая усмешка.

- Круцио! - закричал Снейп, направив палочку на Джеймса.

У гриффиндорца была превосходная реакция - он мгновенно упал на пол, увлекая за собой Сириуса, и заклятье угодило в Гойла. Тот свалился с громким криком.

- Гриффиндорцы! - презрительно обронил Волдеморт. - Вы не в прятки играете!

Малфой попытался исправить положение и сам запустил в Джеймса Круциатусом. Не попал.

И Эйвери не попал.

А Сириус, перекатившись на другой бок, запустил в Снейпа чем-то таким, отчего у него потекла из носа желтая слизь.

- Сопливус! - обрадовался Джеймс. - Так ему!

- Мне это надоело! - громким холодным голосом сказал Волдеморт. И вдруг зашипел, обращаясь к чему-то неведомому.

Слизеринцы, как по команде, попадали на пол и закрыли глаза руками. Одна Беллатрикс не стала падать, а крепко обняла Волдеморта и уткнулась лицом ему в мантию.

Гриффиндорцы, наоборот поднялись, не понимая еще, что случилось. Направили палочки на Волдеморта, но не успели сказать заклинание, как услышали странный шорох - кто-то очень большой полз по коридору в их сторону.

- Это Василиск! - с ужасом произнес Сириус. - Бежим скорее! И глаза закрой, его взгляд смертелен!

Джеймс, не оборачиваясь, запустил в пространство оглушающее заклятие, но в Василиска, судя по всему не попал. Сириус последовал его примеру и тоже не попал. А если и попал, то не в Василиска.

Гриффиндорцы бросились бежать, но с закрытыми глазами сделать это было весьма затруднительно. Джеймс не пробежал и двух шагов, как споткнулся обо что-то мягкое. Судя по комплекции, это был Снейп. Сириус не смог остановиться и рухнул прямо на Джеймса.

"Все, нам конец, - подумал Джеймс, - надо хоть Сопливусу морду начистить, чтобы умирать не обидно было".

Жаркое дыхание Василиска слышалось совсем рядом, в каком-то метре.

И вдруг под потолком пещеры раздалось звонкое "Ку-ка-ре-ку!". Василиск, обиженно зашипев, развернулся так резко, что стены пещеры задрожали, а на потолке появилась трещина.

Джеймс и Сириус подняли головы и увидели Фоукса, который красным вихрем летал под потолком и задорно кукарекал.

- Кыш! - замахал руками Темный Лорд.

- Пшш! - ответил на это Василиск.

Беллатрикс, вынужденная отцепиться от мантии Вольдеморта, сделала шаг назад, чтобы удержать равновесие...

И наступила прямо на кончик хвоста уползающему Василиску.

Обиженное до глубины души чудовище стало медленно оборачиваться, чтобы посмотреть в глаза обидчику...

Беллатрикс завизжала, как визжит всякая нормальная девчонка, увидавшая у своих ног мышь.

Слизеринцы вторично попадали на пол, на этот раз прикрыв руками уши.

Василиску уши прикрывать было нечем, поэтому он поспешил ретироваться.

Трещины по потолке стали еще глубже и извилистее...

Пока один некрепко держащийся камень не оторвался от пещерного свода и не свалился аккурат на голову Волдемоту.

Темный Лорд упал замертво.

Феникс подлетел к потерявшим дар речи гриффиндорцам и тихо каркнул, давая им понять, чтобы те уцепились за его хвост. Снейп вцепился было Сириусу в ногу - не то хотел прокатиться за компанию, не то не хотел пускать, но Сириус ловко пнул его другой ногой прямо в физиономию, и Снейп повалился обратно на каменный пол.

Ему, как и остальным слизеринцам предстояла долгая и трудная дорога наверх.

 

- Как ты себя чувствуешь, Том?

Волдеморт с трудом открыл глаза. Он лежал на кровати в больничном крыле, на тумбочке возвышалась гора цветов, сомнения в происхождении которых не было - на них лежала фотография Беллатрикс Блэк в парадной мантии. Девушка смотрела прямо на Волдеморта и соблазнительно улыбалась.

Темный Лорд поднял глаза и увидел сидящего возле своей постели Дамблдора. Директор тоже улыбался, правда, по-другому.

- Я тебе предупреждал, Том. Быть учителем не так-то просто, особенно, если ты ничего не знаешь о той силе, что называется любовью.

- Вы все знали, - прошептал Волдеморт. - Вы поэтому согласились меня взять?

Дамблдор снова улыбнулся.

- Ты так хотел на эту должность, Том, а я обычно даю ученикам то, что они хотят.

- Будь проклята эта должность! - заорал Темный Лорд и изо всех сил стукнул кулаком по тумбочке. - На ней ни одни учитель больше года не продержится!

От удара у изображенной на фотографии Беллатрикс упала мантия, и оставшаяся в чем мать родила девушка продолжала так же соблазнительно улыбаться.

Волдеморт откинулся назад на подушки и потерял сознание.

 

С тех пор ни один учитель Защиты от Темных Искусств не мог продержаться больше года. Поговаривали, что эта должность проклята, более того - проклята Волдемортом, которого Дамблдор на работу не взял.

Директор никому не говорил всей правды. Он не хотел компрометировать девушку. Даже такую, как Беллатрикс Блэк.

 

Закончено 25.11.2005


Новости Стихи Проза Извраты Юмор Публицистика Рисунки Фотоальбом Ссылки Гостевая книга Пишите письма