Ассиди

Выборы

Финве стоял перед троном Короля Мира в глубоком отчаянии.

- Ну что мне делать, Манве, ну скажи хоть ты! Честное слово, уйду обратно в Эндорэ!

- Что, так дети достали? – вздохнул Манве.

- Не то слово! Феанаро постоянно бегает жаловаться на Нолофинве, Нолофинве постоянно плачется, что Феанаро его обижает, а Арафинве ушёл в Альквалонде и уже десять лет не показывается! Я не могу быть Королём Нолдор в таких условиях! Имею я право на личную жизнь, в конце концов? Моя жена нос из комнаты боится высунуть, так её Феанаро запугал! Я в отпуск хочу! В Эндорэ, к другу! Он там наверняка женился, а меня на свадьбу не пригласил!

- А кто же тогда будет Королём Нолдор, Нолофинве или Феанаро? – спросил Манве.

- Мне уже всё равно – махнул рукой Финве – выбирайте сами кого хотите, я устал – и с этими словами Король Нолдор медленно побрёл к выходу. Манве тоскли посмотрел ему вслед. Выражение глубокой задумчивости на его лице сменилось полной беспомощностью. Он оглянулся по сторонам, словно ища решение, и, как ни странно, решение нашлось. В лице Мелькора, который вот уже минуты две стоял за спиной своего брата.

- Я всё слышал – сказал Мелькор – я знаю, что надо делать.

- Что? – с тихим отчаянием спросил Манве. От Мелькора он давно не ожидал ничего хорошего, но от себя он вообще ничего не ожидал.

- Я часто бываю у Ниэнны – спокойно заговорил Мелькор. А окна её дома, как ты знаешь, смотрят за Грань Мира. И там, за Гранью, я видел множество интересных вещей. Например, в некторых странах народ сам выбирает своего правителя из нескольких кандидатур, и правителем становиться тот, за кого проголосовало больше народу. Надо поступить так же, и обьявить свободные выборы Короля Нолдор. И никто не будет в обиде.

Манве задумался. Идея ему нравилась, но нет ли тут какого подвоха? Впрочем, ничего другого он всё равно сейчас не мог придумать.


- Ты уже зарегистрировался на избирательном участке? – спросил Майтимо у Финдекано

- Не успел – отмахнулся Финдекано. Отец целыми днями только тем и занимается, что пишет… как её там? Предвыборную программу. Весь дом теперь на мне!

- Ты что – сказал Майтимо – обязательно зарегистрируйся! А то вдруг пойдёшь голосовать, а окажется что что-то не в порядке.

Пробегающий мимо мальчишка-нолдо всучил им пачку листовок, с каждой из которых грозно смотрел Феанаро, а под ним крупными красными рунами было написано «Арда – эльфам!»

- Ну вы даёте – протянул Финдекано – и когда только успели?

- Это всё Куруфинве – улыбнулся Майтимо – он у нас мастер! Изобрёл хитрую машинку, нарисуешь что-нибудь на одном листке, вставишь в неё – а она тебе сколько хочешь таких же рисунков выдаст!

Финдекано вздохнул. Им приходилось всё это делать вручную.

- Ладно – сказал Майтимо – извини, я побегу. У нас сегодня митинг. Папа выступает, мне там надо быть обязательно!

Финдекано повернулся и направился на избирательный участок. Первыми, кого он там встретил, были рассерженый Турукано и расстроенная Эленве.

- Ты представляешь – вскричал Турукано – они не хотят регистрировать мою жену! Они говорят, что она не имеет права голосовать!

- Но почему? – удивился Финдекано.

- Потому что я не Нолдэ – печально произнесла Эленве.

- Ну что же. Придётся идти разбираться в избирательную комиссию. Пошли на Маханаксар.


На площади перед королевским дворцом в Тирионе собралась масса народу. Почти все Нолдор пришли посмотреть на дебаты между кандидатами в Короли. Даже Арафинве с семейством ради такого приехал из Альквалонде.

Дебаты шли уже третий час. Даже Эонве, добровольно взявший на себя роль ведущего, начал уставать. Но кандидатам было всё нипочём. Они наконец-то получили возможность высказать всё, что они думают друг о друге.

- Если ты считаешь, что Нолдор должны покинуть Валинор, – спросил Нолофинве брата – то зачем же тогда наши предки поселились здесь, не проще ли было бы вообще не уходить?

- Мы многому здесь научились, и теперь мы должны использовать наши знания для блага всей Арды. Мы принесём свет в Эндорэ.

- А не кажется ли тебе, что Валар должны заботиться об Эндорэ?

- Пока что я не вижу, чтобы они что-нибудь делали. Но в любом случае, наша помощь будет не лишней.

Стоящие неподалёку от отца Финдекано и Турукано держали большой лозунг «За Валинор», а Аракано раздавал всем листовки с той же надписью. Вчера, пользуясь занятостью отца и братьев, Майтимо добрался до Куруфиновой машинки, и размножил листовки не только для своего отца, но и для Нолофинве. Надо же было помочь другу!

Где-то в дальнем ряду захныкал ребёнок.

- Мама, пойдём домой, я есть хочу!

- Вот и иди – отмахнулась мама – ты всё равно ещё маленький, голосовать не будешь.

- Тихо! – призвал толпу к порядку Эонве. – Нолофинве, у тебя ещё пять минут на рассказ о том, как ты видишь будущее народа Нолдор. Время пошло.


- И кто только придумал эти выборы? – ворчал Финарато, входя на избирательный участок под ручку с Амариэ. Амариэ можно было с собой и не брать, всё равно она права голоса не имела. Покосившись на майя Тулкаса, застывшего в дверях со свирепым видом, Финарато подошёл к столу, за которым сидел майя Намо, и получил от него бюллетень для голосования.

- Как всё сложно, – вздохнул он – и на что я только день убил? Сидели бы сейчас на пляже, и забот не знали – Финарато тяжело вздохнул, что-то отметил в бюллетене, и радостно побежал к выходу.


Феанаро нервно ходил из угла в угол.

- Ну что там, что? – набросился он на вошедшую в комнату Нерданэль.

- Ещё не все голоса сосчитаны. – спокойно отвечала она – Пока что вы идёте вровень. Ещё ждут результатов из Альквалонде.

- Какой Альквалонде? Разве там ещё есть Нолдор?

- А как же. Поскольку они не все согласились придти в Тирион, пришлось открыть один участок там.

- Может, ещё и в Валмаре участок открыли? – огрызнулся Феанаро.

- Валмарские голоса уже давно сосчитаны. Пять за Нолофинве и один за тебя.

Феанаро от удивления замолчал. Нерданэль поцеловала его в щёчку.

- Всё, милый, всё, дорогой, я побежала к Эонве. Будут окончательные результаты – тогда скажу.


- Зачитываю официальные результаты подсчёта голосов – торжественным голосом обьявил Эонве. Стоявшие по разные стороны от него Феанаро и Нолофинве выжидающе посмотрели друг на друга. Каждый из них был уверен в своей победе. Несколько секунд, в которые Эонве разворачивал листок, показались присутствующим вечностью.

- Итак, по результатам окончательного подсчёта голосов, за Феанаро проголосовало 49 процентов избирателей, за Нолофинве – 51 процент.

- Что?! – вскричал Феанаро – У вас неправильные результаты, я своими глазами видел, как какие-то Ваниар голосовали! Ясно, за кого они проголосуют! Я требую огласить весь список голосовавших поимённо!

- Но голосование ведь тайное – попытался возразить Нолофинве.

- Всё равно, я этого просто так не оставлю! – вскричал Феанаро и выбежал из зала.

Когда десять минут спустя Нолофинве и Арафинве вышли на площадь, они не смогли сделать и шагу. Главная площадь Тириона была запружена сторонниками Феанаро, повсюду виднелись знамёна с восьмиконечной звездой и лозунги «Арда - эльфам».


Последующие несколько дней Валинор надолго забыл, что такое спокойствие. Сторонники Феанаро перекрыли всё движение, оцепили Таникветиль, и не дали Манве выйти поговорить с народом. Тот собрался было поздравить Нолофинве с победой, но с горы спуститься не смог, а всех его орлов поймал в силки Тьелкормо.

- Это ты всё затеял! – сказал Манве Мелькору – ещё хуже теперь стало!

- Но можно провести переголосование, – спокойно ответил Мелькор – выборы проводились в первый раз и действительно могли быть нарушения.

- А если выберут Феанаро, то то же самое устроит Нолофинве?

- Не устроит, я с ними поговорю.


Мелькор вошёл в дом Феанаро, поцеловал ручку Нерданель, и сразу же приступил к делу.

- Манве признал выборы недействительными, так что у тебя есть шанс победить в повторном голосовании.

- Но ведь они опять будут голосовать за Нолофинве!

- После того, что ты устроил сейчас и еще устроишь, многие просто побоятся голосовать не за тебя! Кстати, советую тебе еще оцепление вокруг Древ установить.

- Но зачем?

- На всякий пожарный!

Нерданель не была уверена, что нужны такие уж эффективные меры, но решила не возражать. Тем более, что Феанаро согласился сразу.


- Что значит сорок семь процентов? – Феанаро говорил тихо, но Нерданэль знала, что спокойствие это обманчиво – Они что, не понимают, что я могу тут устроить?

- Может быть, поэтому выбор сделан не в твою пользу? Многие испугаются Короля Нолдор, способного блокировать Таникветиль и оцепить Древа!

- Тогда почему ты не возражала? – Феанаро начинал сердиться

- А тебе можно возражать? На моей памяти это ещё никому не удавалось.

С этими словами Нерданэль вышла. Феанаро задумался. Думал он долго и сосредоточенно, а потом позвал Атаринке и они долго шептались за закрытыми дверями.


На следующий день на стене королевского дворца рядом с плакатом «Нолофинве – Король Нолдор!» появился другой, не менее внушительный. Он гласил «Нолдор! Все на референдум! Жить в Амане или отправляться в Эндорэ?». Феанаро стоял на другом конце площади и довольно усмехался. Мелькор рассказал ему о многих интересных вещах, которые он видел из окна дома Ниэнны. И если референдум не поможет, есть ещё такая страшная вещь, как гражданская война.


Новости Стихи Проза Извраты Юмор Публицистика Рисунки Фотоальбом Ссылки Гостевая книга Пишите письма