Марианна Орлова

Виктор Суворов и его оппоненты: кому верить?

Я не историк. И даже не любитель, хотя историей интересуюсь, в особенности - историей России и СССР первой половины XX века. Сравнительно недавно, года полтора назад, попались мне в руки книги Виктора Суворова. Слышала я о них и раньше, да все как-то руки не доходили, хотя бы потому что военная история в число моих интересов не входит. Но вот прочитала я одну книгу Суворова (кажется, это был "День М") и не могла оторваться и не успокоилась, пока не обзавелась полным собранием его книг, изданных в России.

Почему мне нравится этот писатель? Прежде всего - стилем. Суворов - великолепный публицист и умеет несколькими емкими фразами описать ситуацию и охарактеризовать персонажа. У него великолепное чувство юмора. В его художественных произведениях почти нет описаний, но персонажи и события предстают перед глазами, как живые, а действие развивается быстро и динамично - не оторвешься. Некоторые фразы достойны стать крылатыми выражениями. "Понятное дело, вопрос возникает: имеет ли право Центральный Комитет Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) назначить кого-то на должность испанской инфанты? Тут я вынужден сказать чистую правду: Центральный Комитет имеет право назначить на любую должность" ("Выбор"). Что же касается основной идеи, проводимой Суворовым в своих книгах, то она мне тоже нравится, вне зависимости от того, прав он или нет. После того, что мы узнали во время перестройки, идея, что Сталин хотел завоевать весь мир никакого удивления у меня по крайней мере не вызывает. Да и на мой взгляд доказывает ее Суворов вполне логично.

А вот нет, оказывается, не все с ним согласны. Говорят, он не прав, он допустил кучу ошибок и замарал грязью советскую историю. Ну что же, я дилетант, я не разбираюсь ни в танках, ни в самолетах, ни в политике советского правительства, и если мне докажут, что Суворов неправ, я даже поверю. Как раз недавно вышла книга А. Помогайбо "Псевдоисторик Суворов и загадки второй мировой войны". Книгу я купила и с интересом приступила к ее изучению.

В авторском предисловии сказано "Описал я эти подлоги, однако, не для того, чтобы схватить лгуна за руку. Резун и Бунич процветаю потому, что популярной литературы о Второй мировой, по сути, не было. Ее заменяли заклинания официальной историографии о "массовом героизме" и "мудром руководстве партии", которые не объясняли ни трагедии 1941 года, ни отступления до Москвы, ни ту кровь, которую пришлось заплатить за победу. В свое время я делал передачи, посвященные истории XX века, и теперь я использую книги Резуна и Бунича лишь как предлог для того, чтобы донести до читателя некоторые важные факты, касающиеся Второй мировой войны, и осветить вопросы, остающиеся для многих загадками". Авторское предисловие - вещь важная и нужное. В предисловии автор говорит с нами напрямую. Помогайбо четко зафиксировал цель своей книги - рассказать о загадках Второй мировой войны и этим опровергнуть версию Виктора Суворова. Но выполнил ли он эту цель в самой книге?

Никто не будет спорить, что имеет значение не только сама мысль, но и то, каким образом она была высказана. Форма важна не менее, чем содержание. Вот, например, рассмотрим два диалога. "Дорогая, когда будет готов обед?" - "Скоро дорогой, я сейчас его готовлю. Ты не поможешь мне почистить картошку?". И второй диалог на ту же тему. "Мы сегодня обедать будем или нет? Ты ничего не делаешь, а я тут с голоду помирать должен?" - "Это я-то ничего не делаю? Сам целый день на диване с газетой сидит, нет, чтобы картошку почистить? Да уж сиди, у тебя руки не из того места растут, ты только все испортишь!". Ситуация одна и та же - муж хочет обедать, а жена просит его помочь на кухне, но эмоциональный настрой совершенно разный и явно разным будет завершение ситуации. Точно так же и в споре - без уважения оппонента, без правильной формы выражения своих мыслей ничего хорошего не добьешься. В споре рождается истина, в драке - нет. К сожалению, господин Помогайбо не желает проявлять к своему оппоненту ни капли уважения, что плохо влияет на восприятие его мыслей. Я понимаю, что взгляды Суворова ему не нравятся, но ведь он сам заявил, что целью его является не схватить Суворова за руку и не набить ему морду, а рассказать об истории Второй мировой, и явно так, чтобы читатель это понял.

Однако большую часть книги занимают именно плевки в сторону Виктора Суворова. На протяжении всей книги Помогайбо упорно именует его "Суворовым-Резуном". Но, позвольте, автор выбрал себе псевдоним, автор под сим псевдонимом публикуется, вот и будьте добры его псевдонимом и называть. Не говорим же мы "Горький-Пешков". Также недопустимы любые нападки по поводу личности автора. Чем занимается автор в свободное от написания книг время - не ваше, господа критики, дело. Что он хотел сказать, он сказал в своих книгах, а если господам критикам хочется строить догадки о личной жизни автора, значит по поводу содержания книг им сказать нечего, и это уже не критика, а сплетни. Мне скажут - но ведь Суворов писал и о себе в своих книгах. Верно, писал. Но Помогайбо, даже опираясь на имеющиеся в книге сведения, делает из них какие-то неправильные выводы. "В "Аквариуме" Суворов-Резун рассказывал, как "настучал" на одного инженера-ракетчика. Очевидно, тот получил "вышак"...". Помогайбо забыл добавить, что Суворов всего лишь выполнял задание, а все претензии по "учебной вербовке" ГРУ советских инженеров надо предъявлять руководству ГРУ, а не рядовым разведчикам. Нехорошо получается - Помогайбо постоянно обвиняет Суворова в искажении смысла при цитировании, а сам занимается тем же самым.

Ведя спор, нельзя унижать оппонента. Унижая оппонента, унижаешься сам. Если оппонент не прав, не надо обзывать его дураком, надо последовательно и четко описать, в чем именно он неправ и как же было на самом деле. Симпатии читателя не могут быть на стороне того, кто унижает, хотя бы потому что где-то на краешке сознания мелькает мысль - а вдруг он и мне такое скажет? Как же Помогайбо отвечает Суворову? Открываем первую же главу и читаем: "Вот так, изучив всю мировую литературу, Суворов-Резун, искатель истины, нашел: Сталин не мог ездить на коне". "И тут Суворов-Резун, почесав в голове ручкой, внезапно задает читателю ошеломляющий вопрос: почему Сталин не появился на Параде Победы на танке?". "Без сомнения, Сталину надо было ехать на танке: если бы из-за собора Василия Блаженного появился "Тигр", Сталин мог бы быстро спуститься в люк и крикнуть: "Не пробьешь!".". Не смешно. Не смешно потому что, напоминает крыловскую Моську, лающую на слона. У Суворова юмор к месту, у Помогайбо нет, потому что юмор это вымученный и имеет под собой только одну цель - унизить Суворова и побольнее его ударить. А зачем? Если Суворов неправ, объясните это нам, читателям, просто, без ерничанья и насмешек. Не надо копировать стиль Суворова, все равно это не получится. Выделите несколько основных мыслей и опровергайте их шаг за шагом.

Теперь, собственно о мыслях и идеях Виктора Суворова, опровергаемых Александром Помогайбо. У Суворова имеется несколько публицистических книг, объединенной одной идеей - Советский Союз готовил нападение на Европу. Доказать правильность этой мысли можно двумя методами, которые я называю метод "снизу" и метод "сверху". При доказательстве "снизу" собираются факты и фактики, подтверждающие основную мысль. При доказательстве "сверху" определяется правильность самой идеи, исходя из общих факторов. В случае идеи нападения СССР на Европу доказательство "снизу" будет заключаться в подборе фактов, доказывающих возможность такого нападения, как то - концентрация войск на границах, наличие достаточного вооружения, какие-то конкретные директивы войскам и так далее, а доказательство "сверху" - в том, что "освобождение" Европы следует из самой идеи социализма и Советского Союза. Стоит заметить, что Суворов не всегда разделяет два этих метода и не всегда последователен в изложении. Книга "Последняя республика", судя по первым ее главам, должна обеспечить как раз доказательство "сверху", но после нескольких глав Суворов опят сбивается на конкретные примеры, в особенности на танки. Ну любит он танки настолько, что забывает, что не все читатели разделяют его эту любовь. Посему вставляет рассуждения о танках во все свои книги, независимо от предыдущих логических построений. Однако вдумчивый читатель может, прочитав все книги Суворова, мысленно рассортировать его доводы и объединить их в связанные группы. И, критикуя идеи Суворова, эту операцию надо проделать в первую очередь.

Однако господин Помогайбо этого не делает. Он берет книги "Последняя республика" и "День М" и разбирает их буквально по предложениям, опровергая сказанные в каждом предложении факты. В результате внимание читателя рассеивается и после прочтения остается набор разрозненных сведений, не складывающихся в цельную картину. Странно, что подробному анализу не подверглась книга "Ледокол", которая, на мой взгляд, наиболее последовательна из всех книг Суворова. Метод опровержения тоже хорош. После цитаты, как правило, Помогайбо начинает либо издеваться над Суворовым либо ерничать в стиле "В самом деле, именно из-за этих бесстыдных историков "широкие народные массы" там и сям только и обсуждают вопрос о пожароопасности советских танков". И уже потом приводятся факты, опровергающие цитату Суворова. Или не приводятся.

Опять-таки - каким фактам стоит верить, а каким не стоит? Мы прекрасно знаем, что такое официальная советская пропаганда. И стоит ли верить каким-то советским источникам - вопрос спорный. Вот, Суворов доказывает нам, что к оборонительной войне СССР не был готов, а был готов к нападению Противники Суворова уверяют нас, что речь шла всего-навсего о контр-ударах при немецком нападении. Ну хорошо. А кто первый напал в финской войне? Одни источники пишут, что напали первыми финны, а другие - что с нашей стороны была подстроена провокация на финской границе, после чего СССР с легким сердцем начал войну. Так и в случае с Германией могло случиться то же самое. Советская пропаганда преуспела в назывании вещей не своими именами. Немудрено, что многие ей не верят.

Вот, читаю я главу "Карты - на стол", точнее первую ее часть, посвященную главе из книги "Последняя республика" "Почему товарищ Сталин не расстрелял товарища Кудрявцева". Как и в процессе чтения всех глав книги Помогайбо при чтении этой главы прежде всего отстраняюсь от эмоционального заряда текста и не обращаю внимание на издевательство над словам и личностью Суворова. Это не так-то просто, ибо занимает сие издевательство почти целиком две первые страницы. Единственная содержательная строчка первой страницы сей главы "В цитате из полевого устава РККА явно говорится, что война будет перенесена на чужую территорию, то есть начнется она на нашей территории. Другим словами, начнет ее враг". Ну как враг начал финскую войну, мы уже читали. Это подрывает всякое доверие к процитированной фразе. Далее идет длинный рассказ о танке, который прорывался через Минск. Какое отношение этот почти двухстраничный рассказ имеет к наличию карт, сначала непонятно. Потом выясняется, что у майора, командующего прорывом, была карта и эту карту ищут для музея. Это все очень интересно, я бы с удовольствием прочитала эту историю в книге о начальном периоде войны (художественной или публицистической), но какое имеет отношения история одной карты к нехватке карт вообще? У Суворова сказано ясно и понятно для некомпетентного читателя - карты Европы в количестве неимоверном были вывезены к границам и там сложены, а карт СССР не было. Читая Помогайбо, некомпетентный читатель понимает только что, что Суворов (слово опущено, определение опущено, глагол опущен), наши воины герои, а в блокадном Ленинграде готовили карты Берлина. Кстати, последний факт вполне укладывается в рассуждения Суворова - если миллионы карт сгинули на границах, но и карты Берлина могли там быть, так что пришлось их изготавливать заново. Где логическое опровержение? Или господин Помогайбо пишет только для особо умных, имеющих большой опыт в изучении военной истории? Так они и сами способны делать выводы из прочитанной специальной литературы. А широкому читателю надо дать основные сведения, написанные понятным языком - ежели кто заинтересуется, уже будет читать более серьезную литературу. Надеюсь не надо объяснять, что такое "научно-популярная литература"?

Суворов пишет популярно. Помогайбо - нет. Суворов пишет понятно - Помогайбо нет. Суворов подкидывает читателю пищу для размышлений, Помогайбо унижает оппонента. Схема Суворова внутренне логична. Помогайбо многие факты не объясняет. Почему Сталин уничтожил лучшую часть армии? У Суворова ответ на этот вопрос есть в книге "Очищение". У Помогайбо ответа на этот вопрос нет.

Возможно, Суворов и неправ. Возможно история Второй Мировой войны и предвоенных лет выглядит совершенно по другому, не так, как представлено в книгах Суворова. Но пока я не прочитаю книги, написанные понятным языком, без лишних слов и лишних эмоций, дающие логичную картину предвоенных лет и начального периода войны, я буду верить Виктору Суворову.

14 декабря 2002 г.


Новости Стихи Проза Извраты Юмор Публицистика Рисунки Фотоальбом Ссылки Гостевая книга Пишите письма