Ассиди, Мисти

Правдивая история из жизни Саурона Питерского
1

Однажды в очередной четверг в Нескучном саду появилась доселе не известная никому личность, выглядевшая впрочем вполне обычно для Эгладора: длинный черный плащ, серебристый хайратник, на боку меч. Приглядевшись повнимательнее можно было обнаружить, что хайратник на самом деле - серебрянный венец, а меч не деревянный, а настоящий железный, но приглядываться тусующимся эгладорцам было лень. Пришелец с пару минут постоял возле маньяков, снисходительно наблюдая за отважными рыцарями с деревянными мечами, затем повернулся и поймал за руку первого попавшегося эгладорца - весьма растрепанное существо неопределенного пола и возраста в драных черных джинсах и черной куртке:

- Эй, где тут Ниенну найти?

Эгладорец посмотрел на него удивленными глазами, ибо ничего подобного ранее не видел.

- Она там, на скамейке, поет, - почему-то со вздохом ответил он и с тайной надеждой в голосе спросил: - А ты кто?

Таинственный пришелец ничего не ответил, а пошел в указанном ему направлении. Шустрый эгладорец отправился за ним, стараясь держаться незамеченным. Он нутром чуял какое-то интересное происшествие, но сталкиваться с Ниенной ему не хотелось. Ниенна уже давно заподозрила в нем наглого и неуловимого Саурона Питерского и очень хотела с ним повидаться. Явно не для того, чтобы поговорить о Мордоре. Поэтому Саур всеми силами старался держаться от Ниенны подальше.

Таинственный пришелец подошел к скамейке, властным жестом раздвинул притихшую толпу и обратился к Ниенне, которую легко было узнать по черному прикиду, рыжим волосам и гитаре.

- Здравствуй, Ниенна, я Саурон.

От подобно заявления Ниенна немного растерялась, но быстро взяла себя в руки и тоном, не предвещающим ничего хорошего произнесла:

- Саурон, значит?..

- Ниенна, значит? - тем же самым тоном парировал Саурон. - Ты не бойся, мы же с тобой темные, мы же с тобой сподвижники...

Саур Питерский за его спиной тихонько хихикнул. Неужели настал сладкий миг, когда все его друзья - ниспроверженные Ниенной Мелькоры, Сауроны и Назгулы будут отомщены?

- И что же ты от меня хочешь? - не сдавалась Ниенна.

- Учитель велел привести тебя к нему в Мордор.

- Значит, Учитель.. - От зловещего голоса Ниенны всем стало не по себе. - Значит, Мордор. И где же это, позволь спросить, находится ваш Мордор - в Медведково или в Ясенево?

- Мордор находится на Арте, - ответил Саурон тоном, не терпящим возражений. - Пойдем.

- А я тоже хочу в Мордор! - вылез из-за его спины Саур Питерский. - Возьми меня с собой!

Саурон обернулся и пронзил недостойного собрата таким испепеляющим взглядом, так что тот тихонько пискнул и спрятался за скамейку (но как только Гортхаур настоящий отвернулся, Гортхаур Питерский тут же занял свою прежнюю точку наблюдения).

Тем временем Саурон взмахнул рукой и перед изумленным народом открылся пролом в окружающем пространстве, где вместо надоевших всем деревьев Нескучного сада виднелись темные пики гор, каменистая равнина и черная крепость в отдалении.

- Мордор! - восторженно воскликнул Саур Питерский. Остальные молчали, не в силах произнести ни слова.

- Пойдем, - повторил Саурон и взяв оцепеневшую Ниенну за руку, втащил в пролом.

- А меня? Меня возьмите! - завопил Саур Питерский и бросился вслед за ними. Он успел вовремя: еще секунда и пролом затянулся. Ошарашенные эгладорцы смотрели друг на друга, еще не до конца поверив в случившееся.

- Народ, это глюк или не глюк? - наконец спросил кто-то. Все, словно очнувшись, заговорили разом:

- Какой глюк, он настоящий был!

- А ковыряло-то у него железное!

- А как на Ниенну посмотрел, видели?

- Ну точно Саурон!

- Да какой он Саурон! Подумаешь, ковыряло. Это всякий может.

- А Саур Питерский где?

- С ними, значит, ушел!

- Неужели на Арту?

- Да глюки это все, давайте Ниенну искать!


В это время Саурон, Ниенна и Саур Питерский стояли на каменистой площадке в Хмурых горах, откуда открывался великолепный вид на Ородруин и долину Горгората. Саур восторженно обозревал окрестности. Он уже успел набить карманы камнями, чтобы в случае непредвиденного возвращения иметь сувениры из Мордора. В отдельном кармане у него лежал обломок орочьей стрелы - самый ценный из сувениров. Ниенна же его восторгов отнюдь не разделяла. Не обращая на Саура ни малейшего внимания, она обрушила на Саурона настоящего целую гору ледяного презрения:

- Глюки вы все умеете насылать, энергеты доморощенные. Так значит, ты утверждаешь, что это и есть Мордор?

- Ну неужели ты не видишь? Самый настоящий Мордор! - не удержавшись, воскликнул Саур Питерский. Попав в Мордор, что было его самой заветной мечтой, Саур даже перестал бояться Ниенны.

Ниенна как будто только заметила свою давно намеченную жертву и тут же на нее накинулась:

- Так значит ты и есть тот самый Гортхаур Питерский?

- Я сам знаю, что я не Саурон! - неожиданно дерзко ответил тот. - Но зато я самый темный!

- Темный, темный и неотесанный, - успокоил его Саурон истинный и обратился к Ниенне. - Оставь ребенка в покое. Мы действительно в Мордоре.

- Мордор не такой! - категорично отрезала Ниенна. - Черные Хроники читать надо было. Там все написано. И какой, с позволения сказать, Учитель? Он за Гранью Мира находится.

- Учитель давно на Арту вернулся, - парировал Саурон.

- Если бы он вернулся, я бы знала. И почему же вы в Мордоре, а не в Аст Ахэ?

Саурон тяжело вздохнул. Спорить с Ниенной ему очень не хотелось. И с чего это Учителю втемяшилось непременно с ней повидаться? Он сделал еще одну попытку:

- Пойдем. Учитель хочет с тобой поговорить.

- Мелькор на Арту не возвращался! - упрямо повторила Ниенна. - Ты Хроники внимательнее читай. И разве это Арта?

- Эру тебя побери! - не выдержал Саурон. - Иди пиши свои Хроники и больше нас не доставай!

Ниенна презрительно посмотрела на него и с гордо поднятой головой растворилась в воздухе. Саурон посмотрел на своего питерского отраженца.

- А с тобой что делать?

- Не выгоняй меня, пожалуйста! - взмолился Саур. - Я всю жизнь мечтал на Арту попасть! Я же темный!

Саурон подошел к нему и обнял за плечи.

- Ладно, темный. Пойдем. Нас Мелькор ждет.

2

В главном зале Барад-Дура Мелькор с несказанным удивлением разглядывал существо, приведенное Сауроном.

- Это что - Ниенна? - слабым голосом спросил Мелькор.

Саурон истинный хотел что-то ответить, но Саур Питерский перебил его яростным воплем:

- Что? Я Ниенна? Это я Ниенна? Это ты Ниенна после этого!

- А кто же ты тогда?

- Я... я Саур Питерский. То есть я конечно не Саур, то есть не Саурон, но зато я самый темный.

Из-за отвисшей челюсти Мелькор даже не смог произнести напрашивающуюся фразу насчет темного и неотесанного.

- Саур, то есть Повелитель, - дернул Саур Питерский за рукав Саурона истинного. - А это кто?

- Это Мелькор, - ответил Саурон голосом, которым высококласные психиатры разговаривают со своими больными.

Саур Питерский, взвизгнув, бросился к Мелькору на шею.

- Ой, - растерянно сказал Черный Вала. Большего ему произнести не дали.

- А ты в самом деле Мелькор? Я тебя таким и представлял. А Ниенна в "Хрониках" лажи напорола, я так и подозревал. А хочешь, я тебе фенечку подарю? А ты мне все раскажешь, правда? А если на тебя кто-нибудь наедет, то я им всем голыми руками горло перегрызу!

Отцепившись, наконец от пришельца, Мелькор понял, что по сравнению с этим известный своей горячностью настоящий Саурон - просто совершенство уравновешености.

- Что мы с этим созданием делать-то будем, Учитель? - жалобно сказал Саурон настоящий.

- Что делать, что делать... Не выгонять же. Кстати, а Ниенна то где?

Ученик Мелькора собрался объяснять, но Саур Питерский опять его опередил:

- Ниенна, Ниенна... Дура она эта Ниенна! Она знаешь что сказала - что это не Мордор, что ты не Мелькор и пошла в свой поганый Эгладор писать свои поганые хроники, то есть хроники, конечно не поганые, это Ниенна поганая.

- Действительно, - печально подтвердил Саурон настоящий. - Ниенна Московская нам не верит.

Мелькор только тяжело вздохнул. Саурон настоящий взял своего питерского отраженца за шиворот и повел в жилые помещения.


Саур Питерский тихо ликовал. Уже несколько дней он живет не в промозглом Питере и не в душной Москве, а в самом настоящем Барад-Дуре в самом настоящем Мордоре на самой что ни на есть разнастоящей Арте. Правда, был в его новой жизни и неприятный эпизод - когда Саурон, а потом и лично Мелькор попытался его отмыть. Самое интересное, что Мелькору это удалось, несмотря на протестующий писк отмываемого и даже на то, что несколько раз был в горячке обозван Морготом и послан к Профессору собачьему. По отмытии Саур Питерский оказался девушкой, чему и сам несказанно удивился. Зато все перенесенное с лихвой искупил выданный Сауру прикид, одев который тот в течение часа не мог вымолвить ни одного слова кроме "вот это класс!".

Саур Питерский уже успел облазить весь Барад-Дур, познакомился со всеми воинами, долго клянчил у всех ковыряло, но ковыряла ему не дали. Сказали - не положено. Саур огорчился, но ненадолго. Пристал он и к Барад-Дурскому менестрелю с просьбой спеть что-нибудь из Ниенны, а когда тот вполне резонно ответил, что этих песен не знает, Саур вручил ему ворох своих текстов, записанных ужасным почерком на обрывках бумажек. Слушая эти песни, Мелькор покраснел, а потом отвел Саура Питерского в сторонку и попросил больше такого не писать, а то ему перед своими неудобно.

Однажды Саур в очередной раз вломился к Мелькору и с порога заявил:

- Учитель! У меня идея! Надо в Мордоре метро построить!

Мелькор, разговаривавший о чем-то важном с Сауроном истинным, повернулся к вошедшему Сауру и хотел его отругать, но на такое просто язык не повернулся. Он смог только растерянно спросить:

- А что это такое - метро?

- Метро - это... это метро! - от нахлынувшего восторга Сауру не хватало слов. - Подземелья очень красивые и поезда по ним ходят. Это так здорово, представляешь - метро!

- А зачем нам метро? - недоумевал Мелькор.

- Как зачем? На нем так ездить здорово! Полчаса - и ты уже в Минас Моргуле! Я тут уже проекты кое-какие нарисовал, то есть нарисовала... - Саур протянул Мелькору кипу бумажек, изрисованных поездами, колоннами, планами подземелья и прочей архитектурной дребеденью. - И к Сердцу Арты будем ближе! - привел Саур Питерский свой последний решающий довод. Он очень любил метро.

- Я не знаю... - осторожно начал Мелькор. - У нас и так дел много.. С Валинором бы разобраться... - Он тут же пожалел о сказанном, ибо Саур Питерский тут же вскинулся:

- Что? Они посмели на тебя наехать? Да я им такое устрою! Все, я пойду в Валинор заключать мир, и пусть они только пикнуть посмеют!

Оторопевший Мелькор даже не посмел возражать.


Саур Питерский ввалился в тронный зал Маханаксар и воскликнул:

- Привет всем! Где тут Манвэ?

Манвэ поднялся с трона. Взгляд его не предвещал ничего хорошего.

- Кто ты такой? Что тебе нужно?

- Я Саурон. То есть я конечно не Саурон, но это неважно. Я из Питера, то есть из Мордора. Я пришел сказать, чтобы вы Мелькора не трогали, а то плохо будет!

Манвэ, несколько придя в себя после такого заявления, привычно cделал знак рукой и два дюжих Майя Тулкаса подошли с Сауру и крепко взяли его за плечи.

- Эй вы, гопники! Руки прочь от Саурона! - заорал Саур так, что своды тронного зала содрогнулись. - Я вам покажу!

Что именно он собирался им показывать, было неясно, но майяр Тулкаса в испуге отскочили в сторону.

- Слушай ты, Манвэ! Чтобы твои гопники меня не трогали! - воинственно воскликнул Саур. Он так и не придумал, чем можно им угрожать, но его уверенность в себе была столь высока, что Манвэ побоялся даже возражать.

- Значит так: если согласишься заключить мир и больше никогда не трогать Мелькора и его учеников, я вас тоже не трону и даже Черные Хроники свом подарю. Вот!

И Саур Питерский достал из своей изрядно потрепанной сумки драгоценный том, с которого предусмотрительно была снята суперобложка, и помахал им перед изумленным Манвэ.

- Это что? - только и смог вымолвить тот. - Книга Намо?

Саур вспомнил, что Намо давно ушел с Арты и поэтому он может врать без зазрения совести.

- Да! Единственный сохранившийся за пределами Арты экземпляр. Вернеее, его копия. Зато точная и без изменений.

Манвэ жадно протянул руки к Хроникам.

- Э-э, нет. Сначала поклянись, что Мелькора не тронешь.

- Клянусь, - пробормотал Манвэ.

- Не так. Повторяй за мной: чтоб мне Стена мира на голову рухнула, чтоб меня балрог сожрал, чтоб мне в хоббита превратиться, если хоть пальцем Мелькора и его учеников трону!

Манвэ, запинаясь, повторил страшную клятву и Саур, сменив гнев на милость, вручил ему "Черные Хроники", добавив:

- В-общем, чтобы никаких! Я к вам еще в гости зайду.

И Саурон Питерский гордо удалился из тронного зала.


Мелькор сидел в своей комнате в глубокой депрессии и в тысячный раз упрекал себя за то, что отпустил своего нового ученика в Валинор. Вдруг кто-то сзади бросился ему на шею, чуть не свалив на пол.

- Учитель, все в порядке! Они тебя и тронуть не посмеют!

- Что ты им сказала? - с испугом и удивлением спросил Мелькор. От Саура Питерского можно было ожидать чего угодно.

- Я им "Хроники" свои отдал... - вздохнул Саур, - Но ты ведь мне все-все-все раскажешь, не по Хроникам, а по жизни, правда?

- Правда, правда, - улыбнулся Мелькор. Он уже не представлял своей жизни без этого взбаломошного существа.

- Хорошо, что я у вас, правда? - почувствовав его настроение, произнес Саур Питерский.

Мелькор погладил его по голове.

- А я-то Элхэ искал, думал - нашел, а она в меня не верит... - задумчиво произнес он.

- А ну ее, эту Элхэ! - отозвался Саур Питерский. - Пусть она в Москве свои Хроники пишет, а мы в Мордоре будем метро строить!

- Будем, будем, - согласился Мелькор. - Пойдем, проекты твои посмотрим.

август 1996 г.


Новости Стихи Проза Извраты Юмор Публицистика Рисунки Фотоальбом Ссылки Гостевая книга Пишите письма