Ассиди

Ремонт

Девочке-с-Тумбочкой посвящается

- А я тебе говорю, - ты встанешь! Не будь я магом третьей ступени! Я, Дайриана Имэлро Койен, сказала - встанешь, значит встанешь!

Тот, к кому была обращена сия патетическая речь, ничего мне не ответил. И не мог ответить, потому что был шкафом. В самом прямом смысле - двухстворчатым книжным шкафом, который я, поднатужась, вставила в угол в моей комнате. Вставить бы этому шкафу что-нибудь куда-нибудь! Полку в зубы, например. Чтобы он не вставлял мне палки в колеса.

Вообще-то мне по штату положен замок. Со шпилями и башнями и всем, чем полагается. Но в этом мире, увы, заслуги мои не признаны и не узнаны. Поэтому приходится удовлетворяться двухкомнатной квартирой с видом на залив. Точнее, вид на море - это моя личная привилегия, в родительской комнате окна выходят во двор. Так что я наслаждаюсь панорамой Финского залива с лампами стадиона Кирова слева и морским портом спереди, а они - видом на помойку и стоянку машин под окном. Их это устраивает. Меня тоже. И потом, кто мешает собственную комнату сделать тем, чем ты хочешь ее сделать? Хоть замком, хоть крепостью, хоть кораблем космическим. То-то мама мне говорит: "Катя, что ты такое сделала, что я в твоей комнате больше пяти минут находиться не могу?". А что я такого сделала со своей комнатой? Это же моя комната! Не Кати Измайловой, референта-переводчика фирмы с непроизносимым названием, а Дайрианы Койен, чьи пальцы простираются по всей сфере миров... и далее по тексту. Разумеется, кроме меня и моих пальцев в комнату никто уже не помещается. Ну разве что еще кто-нибудь из наших, но они привычные. У них тоже пальцы.

Шкаф на место встал. Ну наконец-то. Вот что значит - поговорить, как следует. Что там у нас дальше по плану? Замок на входной двери, карниз над окном... в идеале - люстра. Люстру выбирала я сама - со звездами на плафоне, причем количество звезд равно количеству Хранителей моего мира. Честное слово, я не специально! Прихожу в строймаркет - а там оно. Висит и меня дожидается. А я сразу родителям сказала, что свою комнату буду обставлять сама! Ремонт - дело общее, но только не моей комнаты.

А еще к мне сегодня должна придти Эстис, или как я ее иногда называю Асенька. Она не похожа на мою младшую сестру. Абсолютно не похожа. Но почему-то, глядя на Асеньку, я именно о ней и вспоминаю. В последнее время Аська увлеклась Толкиным. От нее только и слышишь, что об эльфах, благословенном Валиноре, клятве Феанора и все такое прочее. Но я же не эльф! Ничего не имею против Феанора, он мне даже чем-то нравится. Я с ним и сотрудничать бы стала, будь он чуть менее бешеным. Но мне своего мира достаточно. Пока.

Вот как раз до прихода Эстис я все и успею. Кроме люстры. Люстру можно и вместе повесить. Сначала - замок.

Входная дверь, конечно, не является строго моей территорией. Однако мой дом, моя крепость, даже если в этом доме живу не только я. И поэтому замок должен быть таким, чтобы ни одна нежелательная личность даже подумать не смела приблизиться к нашей квартире!

Значит так. Дверь у нас бронированная... Кто сказал нет? Будет бронированная! И замок с секретом. И даже не с одним. Выкручиваем старый, вкручиваем новый... куда это винтик закатился? Сейчас заклятие поиска включу, мигом найдешься! Еще пожалеешь, что посмел от меня прятаться! Ага, нашелся и даже заклятия не понадобилось.

Работала я самозабвенно. Как и всегда. Пальцы пальцами, но если я уж берусь что-то делать, то я это делаю наилучшим для себя образом. И лучше всего мне не мешать и вообще под руку не попадаться. Мама этого до сих пор не понимает, и именно поэтому когда мы устанавливали стенной шкафчик в прихожей, во всей квартире погас свет, а телефон чуть не почил смертью храбрых под стремянкой. Я предупреждала маму - не надо мне помогать, хочешь помочь - не мешай!

Ну вот, накаркала. Уже почти замок ввинчен, осталось только проверить, как он закрывается-открывается, и тут из коридора раздается звонок. Ну и кому я понадобилась?

- Але! Добрый вечер. Нет, мамы дома нет, она на даче.

Великие силы, как же эту мамину подругу-то зовут? Ах да.

- Галина Александровна, я ей обязательно передам что вы ей звонили. Нет, сегодня ее не будет, она вернется завтра вечером. Мы делаем ремонт и нам понадобились инструменты, вот мама с папой и поехали.

Ну какое ей дело, куда родители поехали на ночь глядя? Я сама, честно говоря, не понимаю, почему именно на ночь глядя и с ночевкой. В октябре месяце. Ну вот такие у меня родители загадочные.

- Да-да, спасибо, до свидания.

Отвязались. На чем же я остановилась?

На мгновение я застыла посреди коридора с трубкой в руках. Дайриана Койен - агрегат многозадачный, но переключение с задачи на задачу требует некоторых усилий. Восстановив в уме план работ, я ткнула воображаемый курсорчиком в пункт следующий - карниз над окном. Морской пейзаж - это конечно, хорошо. Но шторы - еще лучше. Шторы выбирала я сама. Никаких цветов - абстрактный узор из волнистых линий. Я признаю цветы только в одном виде - в живом. Ненавижу цветы на обоях, на ткани, на шторах, на чем бы то ни было. Если бы я не опередила маму, она бы мне и шторы купила с цветочками.

Стремянки на ее привычном месте я не нашла. И вообще не нашла. Неужели она таки погибла смертью храбрых в неравной борьбе с моей мамой, телефоном и встроенным шкафом? Но как бы то ни было, карниз повесить было надо и я соорудила нечто, на что можно подняться, из маленького столика, кухонного стула и табуретки. Очень напоминало цирк, где эквилибрист жонглирует шариками, стоя на множестве качающихся цилиндров. Взобралась на эту импровизированную стремянку... и обнаружила, что сам карниз оставила внизу.

Ну ничего, акробатические упражнения мне привычны. Что по здесь, что по там. Особенно по там, где я облазала самые труднодоступные горы в окрестностях моего замка. А вот здесь мне с горами не повезло. Не водятся горы у нас в Питере. Три года назад ездили мы с мамой на турбазу в Лазаревском, так меня от гор было не оторвать! Каждое утро в пансионате, где мы жили, наблюдалась картина: дан приказ - ему на запад, ей - в другую сторону. Все бегут к морю, одна Дайриана - в горы. До сих пор одно дивное местечко меня там дожидается. Слева - речка, справа - скала, наверху деревья растут, а у подножья скалы камни сами собой треугольником сложились. Как я тогда в этот треугольник вступила... Я знаю, "распахнулись врата миров" - это заезженное сочетание, но тогда они действительно распахнулись. Я просто могла вступить на эту реку и пойти по ней к морю, а на том море не будет ни одного отдыхающего, и вообще никого не будет, кроме самого моря. А эти горы словно говорили мне - "ты видела, теперь ты знаешь"... Я возвращалась в пансионат и начинала писать стихи километрами. А потом проклинала весь мир и собственную матушку за то, что не взяла с собой гитару.

Аськины эльфы тоже любят горы. То есть не Аськины, конечно, толкиновские. Может, мы бы с ними и сошлись, не будь у меня куча дел в своем мире, его окрестностях и на этой земле, где меня так не вовремя угораздило воплотиться. Ничего, Дайрианы мало не бывает, а кто не спрятался - не виноват. И самое главное дело в настоящий момент - прицепить этот несчастный карниз так, чтобы он не падал, даже если Дайриане захочется заняться альпинизмом, лазая по шторам.

Конечно, ни один нормальный человек в одиночку вешать карниз не станет. Но кто сказал, что я нормальный человек? Свой книжный шкаф я собирала вместе с Аськой, которая ограничивалась тем, что подавала мне винтики-шпутники и меняла кассеты в магнитофоне. Тумбочку я волокла из магазина одна, прошествовав через двор настолько гордо, насколько позволял сей пузатый предмет мебели. И по дороге еще песенку пыталась сочинять:

      Родители уехали на дачу,  
      Микрорайон справляет выходной,  
      А я из магазина, чуть не плача, 
      Шкаф волоку. Жаль, он не надувной. 

Но тут я дошла до двери подъезда и сочинение пришлось прекратить. А потом я потеряла нить и песенку так и не дописала.

Хорошо стоять под самым потолком! Виден фронт работ. Мусор в углу не выметен. Книги под столом так и не расставлены. И покрывало на кровати мне перестало нравиться. Под цвет шкафа не подходит.

Уф... Кажется готово. Что нам стоит дом построить? А также его отремонтировать? Сейчас проверим, надежно ли я его вбила.

Двумя руками я ухватилась за середину карниза и дернула что есть силы. Карниз выдержал. Стена тоже. Но вдруг под моей ногой что-то качнулось, внизу что-то хрустнуло и медленно-медленно, как в кино, моя импровизированная стремянка повалилась на пол. По моим ощущениям она падала минуты три - и только после этого раздался жуткий грохот. Если бы я не вцепилась что есть силы двумя руками в металлическую перекладину карниза - обязательно заткнула бы уши. Как ни странно, первая моя мысль была - "а крепко я карниз прибила, раз он меня выдерживает". Потом я взглянула вниз, куда удобнее прыгать... и чуть не закричала. Прямо подо мной на маленьком столике, почему-то подозрительно накренившемся, лежал опрокинутый стул. А между его ножками красовалась коробка с гвоздями. Большими такими гвоздями. Я давно уже привыкла, что в нашей квартире вещи ведут себя так, как им вздумается, появляются в самых неожиданных местах и исчезают оттуда, куда их положили. Но эти гвозди были для меня, мягко говоря, неприятным сюрпризом. И что теперь делать? Прыгать? Прямо на гвозди? А группироваться куда - в стул? В лучшем случае я сломаю стул. Столик, кажется уже сломался.

Прямо под ногами обнаружилась перекладина оконной рамы. Хаос бы побрал эти новые дома с окнами во всю стену и отсутствием подоконников! Я осторожно поставила носок правой ноги на перекладину - хоть чуть-чуть облегчить вес тела. Если бы я не занималась три раза в неделю в тренажерном зале, я бы навернулась одновременно с табуреткой.

Чтобы подбодрить себя, я запела:

      Какая грязь, какая власть 
      И как приятно в эту грязь упасть...

Легче если и стало, то ненамного и ненадолго. На турнике я могу провисеть секунд сорок. Максимум - минуту, мы с Сашкой-тренером по часам засекали. С опорой под ногами - минут пять наверное. А что дальше? Может быть стоит оттолкнуться от рамы и направить траекторию своего падения в сторону от гвоздей? Да, и тогда я в аккурат стукнусь головой об угол стола. Или сломаю ногу о валяющуюся где-то на полу табуретку. Ногу - это еще в лучшем случае...

Родители приедут завтра днем. До завтра я точно не довишу.

Почему в этом мире магия не действует? Или действует не так как надо мне? Если бы я смогла убрать эти проклятые гвозди! Уж от стула я бы как- нибудь увернулась!

Сами по себе в голове стали складываться строчки о прошедшем сквозь смерть, но павшем на первом перекрестке. Интересно словосочетание "нелепый перекресток" достойно жизни в песне? Или нелепыми бывают только случайности? Но это уж слишком банально.

А за окном - бесконечная серая гладь Финского Залива. Он нее веет холодом. Не просто пронизывающим до костей. Накатываясь, он отбирает все. Все, до чего может дотянуться - тепло, силы, мысли, чувства... Кто я? Где я?

Я стою на смотровой площадке высокой башни. Это мой замок? Похоже безумно, но мой замок не был таким зловещим. Вокруг - отвесные скалы, а подо мной - ничто. И обернуться не могу - за спиной тоже ничто.

Я не боюсь врагов. Я не боюсь сражений. Я не боюсь смерти. Дайриана Имэлро Койен ничего не боится. Кроме пустоты.

И умереть не могу - тогда они придут за мной. Нет, не они - оно.

Ветер сшибает с ног. Поддаться порыву - и шагнуть в пропасть. Пусть приходит, пусть владеет мной! Все равно меня уже нет больше, чем наполовину. А скоро - совсем не будет.

- Дайри!

Возглас за спиной был настолько неожиданным, что я чуть не разжала пальцы. Кто меня может звать, если пустота нашла меня?

- Дайри, ты что тут делаешь?

- А ты не видишь что ли? - почти обыкновенным ворчливым тоном ответила я. - Карниз вешаю.

- Кто кого вешает! Подожди, я сейчас... Куда ты девала стремянку? Блин, этот столик держится на честном слове! Причем Саурона!

Я ничего не понимаю. Откуда взялась Эстис? И что она там собирается делать? Я осторожно оглянулась и увидела, как моя Асенька, высокая, но хрупкая как соломинка, надрываясь, волочет в комнату стремянку. Откуда она ее взяла? Не было же стремянки в квартире! Точно не было!

А это точно Аська? Это точно моя квартира? Может быть, это Искаженные? С них станется... Стремянку спрятали, гвозди подсунули, им чужой облик принять, как раз плюнуть. Через стены Аська ходить не умеет, а они - запросто.

- Не подходи!

- Да ты чего? Давай я тебе помогу!

- Не трогай меня! - крик на грани визга. После чего голос у меня срывается, в ту самую пропасть.

Аська меня не слушает, а забирается на самый верх стремянки и принимает мое окаменевшее тело в свои объятия. В последний момент я не могу разжать рук - еще бы чуть-чуть и меня можно было бы снять только вместе с карнизом.

До кровати Аська меня волочит волоком. Ноги не слушаются. Про руки я вообще не говорю. Рук я не чувствую. Нет у меня рук. Вместо них какие-то твари тьмы, готовые укусить любого, кто к ним прикоснется. Начиная с меня.

- Аська, - еле выговариваю я, свалившись на кровать. - ЧАЮ!!!

Не говоря ни слова, Эстис исчезает. За четыре года нашего знакомства она уже усвоила роль чая в моей жизни. В том числе о то, что поднять меня из ноля хитов может только чашка в меру теплого чая с тремя ложками сахара. Можно и побольше, если не жалко.

Я бросаю взгляд в сторону окна и меня начинает трясти. Столик отодвинут в сторону, табуретка лежит рядом а коробка с гвоздями так и красуется между ножками стула. А ну как бы я не выдержала? Покатилась бы на пол вместе со стулом, имея реальный шанс приложиться виском об угол стола... Завтра бы приехали родители... Нет, не надо.

- Аська, ты там где? - отчаянно кричу я. А вдруг она исчезнет так же неожиданно, как появилось. - Иди сюда!!!

- Чайник ставлю.

- Иди вместе с чайником!

Эстис наконец-то появляется в комнате, умудряясь держать одновременно чайник, чашку и сахарницу. Втыкает вилку от чайника в розетку и садится со мной. Я хочу взять ее за руку - и не могу. Руки не слушаются. Мама мия, мне ж завтра на тренировку!

- Не уходи, пожалуйста...

- Да куда ж я денусь-то... - она растерянно улыбается.

Чайник наконец-то подает признаки жизни. Аська осторожно отцепляется от меня и бежит в кухню за холодной кипяченой водой.

- Ну вот, я тебе три ложки сахара положила, и холодным кипятком разбавила, можешь пить.

Не могу я пить. Чашку не удержать. И поэтому Аська поит меня из чашки, как ребенка.

После чаю мне и впрямь становиться легче. Аська втыкает в магнитофон мою любимую кассету и некоторое время я просто лежу и расслабляюсь. Меня все еще трясет.

Чтобы я еще хоть раз... Нет, люстру я сама вешать точно не буду. Лучше мастерам заплатить. Деньги деньгами, пальцы пальцами, но моя жизнь мне дороже.

Не могу не думать о том, что было бы если бы... Родителям ни слова не скажу. Пусть считают, что этот карниз мы повесили вдвоем с Аськой... нет, не с Аськой - с Рэндомом, который, правда, две недели мне не звонит. Но маме это знать вовсе не обязательно.

Постепенно я успокаиваюсь. Когда обе стороны кассеты кончаются, я уже в силах сама держать в руках чашку, правда с Аськиной подстраховкой. Не бывает много чая, бывает мало Дайри.

- Как ты в квартиру вошла?

- Так дверь была открыта. А из замочной скважины отвертка торчала. Я и подумала, что ты где-то рядом...

- Ну ничего себе! Я ж новый замок вставляла, а в это время мамина подруга позвонила. Она не знает, что меня нельзя отвлекать, когда я работаю!

- Ну... - Аська улыбается. До чего ж я люблю ее улыбку - как солнышко утром из-за гор проглядывает. - А сколько ты там провисела?

- А чтоб я знала! Мне показалось - сто лет. Хотя на самом деле - минут пять, не больше. Как в дешевом американском детективе... тьфу! Слушай, как ты меня сняла, ума не приложу! Я стремянку по всей квартире искала!

- Так она в большой комнате стояла, слева от входа...

- Аська, если ты мне еще раз скажешь, что у тебя нет магических способностей, я тебя побью! Нет, хуже - я тебя в ученицы возьму! Вся Сфера Миров знает - худшего наказания нет!

Мы смеемся. Я уже способна нормально смеяться. И даже думать нормально способна!

- Нет, ну надо же... столько совпадений. И дверь незакрытая, и стремянка под дверью. Ведь знаю же, что случайностей не бывает, а каждый раз удивляюсь!

- Прямо как в "Сильмариллионе", - вдруг говорить Аська. - Только там все хуже было.

- Это у Толкина? А что там было?

- Маэдроса захватили в плен и повесили на скалу за правую руку. А его друг Фингон...

Эстис пересказывает текст, который я сто раз успела позабыть, и почему- то именно сейчас в ее пересказе, картина мне видится так отчетливо, будто я сама там побывала. Как будто в стене, оклеенной старыми обоями, обнаружилась дверь, на самом видном месте, дверь мимо которой я ходила по сто раз на дню и не замечала того мира, что находится за ней. А я еще подсмеивалась над Аськиными эльфами. То есть толкиновскими. конечно.

- Слушай... Я это сто лет назад читала, а теперь как будто своими глазами увидела...

- Правда? - глаза Аськи озаряются неподдельной радостью.

- Правда! А хочешь - сейчас поиграем?

- В Фингона и Маэдроса?

Играть в небольшие словески мы любим. Но обычно мы прокручиваем стандартные фэнтезийные ситуации... или же что-нибудь по моему миру. Но если я тащила Аську в свой мир, то почему бы мне не войти в ее? Тем более, что и этот мир мне вовсе не чужой. Я это поняла только сейчас.

- А ты можешь? Правда?

- А почему бы и нет? Только второй раз я на этот карниз не полезу!

17-27 декабря 2003 г.


Новости Стихи Проза Извраты Юмор Публицистика Рисунки Фотоальбом Ссылки Гостевая книга Пишите письма