Ассиди

С нами не соскучишься

- Что за черт!

Инспектор Межпланетного Управления Безопасности Ретман посмотрел на лежащие перед ним бумаги, потом - на сидящую напротив него девушку, потом еще раз на бумаги... Все равно ничего не понятно. Для чего понадобилось отзывать его с Гранады-7, самого злачного места чуть ли не во всем Содружестве, в этот тихий уголок? Сто тысяч населения, два исследовательских центра - Северный и Южный, главное направление деятельности - добыча полезных ископаемых и изучение нескольких весьма любопытных планетных аномалий. Ничего опаснее сломавшегося робота и заблудившегося ученого тут не наблюдается. Нет, подняли по тревоге, ЧП, видите ли - погибла девушка при загадочных обстоятельствах, подозреваются две ее подруги. Или же одна из них. Случись такое на Гранаде-7, все было бы ясно, как солнечный день - убийство из ревности, или ради денег, ищи причину, расспрашивай знакомых, и через три дня вся картина преступления как на блюдечке.

А Рамена-5 - это тебе не Гранада-7. Не было ни у кого из подозреваемых абсолютно никаких причин для убийства. По крайней мере причин, к которым все привыкли.

Или это планетные аномалии так действуют? Надо будет выяснить у ученых. Должны они знать, в конце концов, на что способна планета, на которой исследовательский центр действует уже лет 50?

Девушка во время всей долгой паузы ничуть своего недовольства не выразила. Даже не пошевельнулась. Сидела в кресле, смотрела с вниманием, готовая в любую минуту продолжить разговор. Симпатичная девушка - небольшого роста, хрупкая, темноволосая, с милым детским личиком, одетая в длинное синее платье с белой отделкой. Для Объединенного Союза - фасон давно вышедший из моды. На Гранаде-7 такого не носят даже старухи. У девушек же последний крик моды - облегающая одежда из материала, меняющего цвет и прозрачность в зависимости от освещения.

Да что он в самом деле! Да, на Гранаде-7 действительно расслабляющая обстановка - вспомнил ее и уже не может думать о работе. А у него работа. И девушка эта - не просто симпатичная девчонка, с которой можно приятно провести время, а свидетель. И говорить с ней нужно, как со свидетелем... в конце концов он инспектор или кто?

- Как ваше имя?

- Исти Онвэлл.

- Сколько вам лет?

- Девятнадцать.

Она все так же не сводила внимательного взгляда с инспектора. Почему-то под этим взглядом он чувствовал какое-то непонятное смущение. Почему она так спокойна? У нее погибла одна подруга, две других подозреваются в убийстве, а она сидит и спокойно отвечает на вопросы, как будто ничего не случилось. Или случилось не с ней.

- Чем вы занимаетесь?

- Работаю в информационном центре. Еще учусь в Галактическом Университете.

- По какой специальности?

- Кибернетика. Точнее - искусственный интеллект.

Женщина-кибернетик - это что-то новенькое. Или на Рамене-5 - это обычное дело?

- Вы давно знакомы, - Ретман заглянул в бумаги, - с Араной Хайан, Харрой Итири и Риссэн Акмэ?

- С Рис... с Риссэн около года. С остальными меньше. Это Рис их со мной познакомила.

- А вы с ней где познакомились?

- У нас, в Центре. Она пришла за материалами.

- Но к вам ходит много народу?

- Да, у нас все бывают. Практически весь Северный участок.

- И вы со всеми знакомитесь?

- Ну не знаю... с Рис как-то само собой получилось. Она очеь активная, постоянно какие-то гипотезы выдвигала, рассказывала всегда очень интересно... Она меня в Долину Памяти водила.

- Что это?

- Одна из аномальных зон. В общем-то считается, что вход в зоны строго по пропускам, потому что они еще изучаются и все такое, но на самом деле туда практически кто угодно может попасть, если подать это, как помощь в эксперименте. В Долину Памяти чуть ли не весь Северный Центр развлекаться ходит.

- И что же она из себя предсталяет? - Ретману стало интересно.

- Там очень отчетливо вспоминаешь какой-то эпизод из своего прошлого. Даже не так - не просто вспоминаешь, а как будто снова там оказываешься. Только изменить ничего не можешь, да и желания такого появиться не может - ведь это прошлое, в котором ты оказываешься, на самом деле находится только в твоей памяти. Обычно сам не знаешь, что тебе эта Долина подсунет, но если сильная воля, то можно вспомнить именно то, что ты хочешь. У меня не получилось...

Долина Памяти... Интересно. Очень интересно. Какую выгоду из всего этого можно извлечь, если добиться абсолютного управления процессом! Не один человек захочет пережить еще раз однажды пережитое наслаждение. На Гранаде-7 цены бы такому изобретению не было... Впрочем, что это он? Не за этим сюда приехал. Со свойствами аномальных зон пускай специалисты разбираются, они найдут им применение. А ему надо раскрыть преступление. И найти мотив. Потому что преступлений без мотива не бывает. А без него этот самый мотив, видите ли, не найдут. Обленились совсем на тихой планете исследователей и ученых...

- Значит с Харрой Итири вас Риссен познакомила?

- Да. Они встретились в научном центре, Рис тогда секретаршей работала...

- А сейчас не работает?

- Сейчас она лаборантом в Желтом карьере. Рис на одном месте долго задерживаться не может.

- А Харра Итири тогда работала в научном центре?

- Да, переводчиком. И Арана работала там же. Они давно уже дружили.

- И как они к друг другу относились?

- Ну как... - Исти замешкалась, подбирая слова. - К Харре Рис всегда относилась с уважением, граничащим с преклонением. А Арану с некоторого момента стала недолюбливать. Мне на нее постоянно жаловалась. Затеяла какую-то интригу, чтобы ее выгнали из научного центра, в результате сама оттуда вылетела.

- Но Харру она любила?

- Да. Безусловно.

- А как Арана к Харре относилась?

- Я же говорю - они давно уже дружат.

- В таком случае, как могла одна из них убить Харру? - задал Ретман прямой вопрос.

- Это был несчастный случай, - ответила девушка с уверенностью.

- Несчастный случай? - инспектор придвинул к себе бумаги. - Здесь сказано, что флаер, на котором летела Харра Итири, потерял управление и упал с высоты 50 метров прямо на скалы. Экспертиза показала, что управляющая программа с вероятностью 95% была испорчена. Намеренно испорчена. Какой же это несчастный случай?

- А экспертиза не говорит, как можно испортить управляющую программу флаера с максимальной "защитой от дурака"?

- При желании - можно. А вот самопроизвольная авария - это куда менее вероятно.

- Любое маловероятное событие в конце концов происходит. Не надо искать никакого злого умысла. Вы только зря потратите здесь время, инспектор.

Это можно было воспринять двояко - как дружеский совет и как угрозу. Убирайся, мол, отсюда подобру-поздорову, пока наши дружки не пришли и с тобой не разобрались. Подобные фразы обычно приводили к результату прямо противоположному - никто никуда не убирался, а продолжал копать, пока наконец не докапывался до преступника. Девушка что-то знает, чего не хочет говорить? Значит скажет потом. Или скажет кто-нибудь другой.

- С кем еще близко общалась Харра Итири, кроме вас троих?

- Да вроде больше ни с кем... Впрочем - поговорите с Тиэллой Мэнко.

- Кто это?

- Ассистент медицинского центра. Да, поговорите с Тиэллой, - повторила девушка уже уверенно. - У нее найдется, что рассказать.

- А у вас не найдется?

- Так я уже все описала... В деле должно быть.

- Может быть, вы считаете причиной случившегося какие-то планетные аномалии?

- Да при чем тут аномалии, - Исти устало махнула рукой. - В них ничего опасного для жизни нет. Разве что с непривычки крыша может поехать, так мы- то здесь уже все привычные... Кто непривычный, долго не задерживается. Вы Стену видели?

- Какую стену?

- Напротив научного центра. Высокая такая. Она тут не одну сотню лет, стоит, уже обветрилась вся. Обратили внимания какого она цвета?

- Серо-желтого, - растерялся Ретман. - Я подумал, что это песчаник.

- Это не песчаник. Никто не знает, какого она цвета на самом деле. Я сегодня увидела ее изумрудно-зеленой. У Рис она то красная, то черная. И даже на фотографиях каждый раз разная получается. Вы сегодня вечером посмотрите, когда обратно пойдете. Наверняка иной увидите. Мы-то привыкли, а новички пугаются. Кто не испугался, тот остается.

- Думаете, и я испугаюсь?

- А я не знаю, - ослепительно улыбнулась девушка. И поднялась: - Мне пора на смену.

* * *

Риссэн в очередной раз пропала. Исти уже привыкла к ее постоянным пропаданиям и неожиданным появлениям. Без Рис было скучно. Никто не ворвется среди ночи, не потащит за 200 километров смотреть что-то "та-а- акое!!!", никто не поделится килограммом свежих баек и гипотез, никто не развеселит сумасшедшей выходкой... Скучно жить в предсказуемом мире Информационного Центра, даже при наличии неограниченного доступа в Единую Информационную Сеть.

Три дня от Рис не было никаких вестей. На четвертый она появилась. Верная своей привычке - среди ночи. И вдобавок - не одна.

- Знакомься! - как ни в чем не бывало произнесла она. - Это - Харра Итири из Научного Центра.

На вид ей было лет двадцать. Примерно, как и Рис. Но вдвоем выглядели они совершенно комично - рослая, крепкая, черноволосая Риссэн и маленькая смуглая, но почему-то с белыми волосами, Харра. Она была ниже Рис по меньшей мере на голову. Или даже на две. Исти хоть и считалась маленького роста, и то была выше Харры сантиметров на 5. Еще у нее было очень серьезное лицо. И такой вид, будто давно она про все и всех на свете знает. И что на планете этой она была чуть ли не со времени открытия. Так и родилась - между Долиной Памяти и Бесконечным Туннелем.

- Мы тут такое обнаружили! Такое! - воскликнула Рис. Было видно, что она всю дорогу мечтала об этом рассказать. Даже специально к ней домой заглянула ради этого, а не дождалась утра, когда можно придти в Центр.

- Не надо рассказывать, - вдруг заговорила Харра. - Мы еще толком не знаем, что это.

- А на карте есть? - спросила ошарашенная Исти. Такого еще не бывало - чтобы что-то нельзя было рассказывать. На этой планете ни от кого не было секретов. Тем более у Рис от нее. Порою Исти казалось, что Рис за этим ее и держит - чтобы было с кем поделиться новостями и гипотезами. Но чтобы Рис что-то не рассказала... Она ж теперь будет мучаться не меньше Исти, даже больше!

- В том-то и дело, что на карте нет! - быстро заговорила Рис, опасаясь, что ее перебьют. - Это совершенно новое место, там никого еще не было, ученые ни о чем не знают. А надо всего лишь свернуть к юго-востоку от Сиреневых гор...

- Рис, я же сказала - не надо сейчас! - твердым голосом оборвала ее Харра.

Риссэн замолчала. Само по себе это было событием невероятным. Чтобы Рис просто так взяла и оборвала только что начавшуюся интересную историю? Однако оборвала. Молчала минуты две, а потом спросила, как обычно:

- Исти, у тебя терминал работает? - и не дожидаясь ответа, села за терминал выхода в Информационную Сеть.

Исти ничего лучшего не нашла, чем вернуться в постель и заснуть. Рассказа пока не предвиделось, так надо хоть наверстать упущенные часы сна.

Разумеется, на следующий же день Рис все ей рассказала. Явилась одна и сидела до поздней ночи.

По ее словам выходило, что Харра - это такое существо! Та-а-а-акое! Познакомились они у Стены. Стоит там Харра и задумчиво на Стену смотрит. Долго стоит, час целый, наверное. Подходит Рис, смотрит на Стену, смотрит на Харру и говорит: "А какого она цвета?". В Северном Центре примета такая есть - если двое видят Стену одинаково, то дружба или любовь их будет крепка и неразрывна и никогда не прервется. Правда, у Исти и Рис цвета никогда не совпадали, что не мешало им быть хорошими подругами. Харра признается - черная. "А красного знака в виде молнии ты не видишь?" - "Вижу!".

- Ты же понимаешь, Исти, знаки, они на Стене очень редко бывают, их мало кто видит. А тут одновременно. Я поняла - это судьба. Мы взяли флаер и полетели гулять. И обнаружили это место. Случайно. Впрочем - в этом мире случайностей не бывает. Он нас сам позвал, понимаешь?

- Кто он?

- Он. Дух источника. Здесь раньше жили разумные существа. И осталась память о них.

- Какие еще существа! - возмутилась Исти. - Доказано уже - никого здесь не было, а воздействие на человеческую психику определяется неким набором электромагнитных волн, свойства которых сейчас изучаются... Рис, ты что, с Земли свалилась? Гипотеза о разумных существах отвергнута еще двадцать лет тому назад! Доказано и расписано, корректировке не подлежит!

- Правильно. Им выгодно, чтобы мы не знали об их существовании. Поэтому они и внушили нам мысль об электромагнитных волнах. Подумай сама - ну откуда этим волнам взяться на пустом месте? Случайность? А какова вероятность такой случайности?

- А куда по-твоему делись разумные существа и зачем им с людьми таким образом контактировать? Просто явиться и поговорить невозможно?

- Значит, они считают, что к прямому контакту люди еще не готовы.

- А к непрямому готовы? Голову морочить всякими зрительными и чувственными галлюцинациями, значит, можно?

Исти сама не понимала, что на нее нашло. Ведь она порою тайно верила в существование непонятных местных обитателей, в то, что происходящее на Рамене-5 - не слепая игра случайных сочетаний энергетических полей, а чья-то разумная, пусть еще необъясненная воля, но услышав это напрямую от Рис, да еще подкрепленное доказательством в виде общения с каким-то духом, она возмутилась. Может, это просто зависть? Зависть от того, что у Рис появилась новая подруга, что при ней Рис не может быть столь откровенной и что это место обнаружено не с ней?

- Исти, ну что ты, в самом деле? Разве можно придумать другое объяснение? Если было бы можно, я бы послушала тебя. Но я своими глазами его видела! И это не то, что, например, в Долине Памяти - там-то все ясно, там берется картина из твоего сознания и усиливается, только и всего, а здесь я услышала то, чего не знала и знать не могла!

- И о чем же он тебе говорил?

- О жизни здесь. О прежней цивилизации.

- Куда же она делась, та цивилизация?

- Многие ушли на другие планеты. Некоторые до сих пор здесь, только их форма недоступна нашим привычным органам чувств. Мы воспринимаем их, как аномалки.

- Ты же сначала сказала - осталась память о них.

- И память тоже. Здесь все очень сложно, я сама еще до конца не разобралась.

- А почему Харра не хочет, чтобы я об этом знала?

- Харра считает, что тебе еще рано. Что ты неподготовлена. Что вообще еще рано открывать для всеобщего обозрения этот источник.

- А вам не рано?

- Мы - первооткрыватели. Если что случится, пусть случится сперва с нами.

Это было логично. Гораздо более логично, чем все заявления о разумных обитателях Рамены-5. Чего-чего, а рисковать Рис любила. Даже считала, что на планете по ее меркам слишком безопасно. Вот и старалась залезть в каждую дырку и принять на себя каждый удар. А тут - новая аномалия, которой даже на карте нет! Разумеется, Рис в лепешку расшибется, но исследует ее со всех сторон. Пусть даже не одна. Исти такая ситуация устраивала - лезть в неизвестность она, честно говоря, немного побаивалась. Харра может запрещать сколько угодно, но где это видано, чтобы Риссэн какие-то секреты в себе держала? Обязательно придет и расскажет Исти. Как сегодня. Так что она, можно считать, в выгодном положении - рисковать не надо и вся информация на блюдечке. Хорошо, однако, устроилась!

* * *

Инспектор Ретман был в замешательстве. Утром он полчаса простоял у Стены, пытаясь понять, какого она цвета. Не только смотрел сам, но и расспрашивал окружающих. Окружающие совершенно честно отвечали, но ответы их расходились настолько, насколько это вообще возможно. Да и сам Ретман прекрасно помнил, что вчера стена была серо-желтой, а сегодня стала просто серой. Причем, стоило ему отвернуться, как оттенок серого неуловимо менялся, становясь то темнее, то светлее, то теплее, то холоднее. Смотря на его мучения какая-то девушка предложила слетать к каким-то Поющим Камням. Слетали. Послушав дивную музыку, идущую из ниоткуда (неужели на самом деле камни?) Ретман решил, что с него хватит. Вернулся обратно, в Административный Центр и попросил позвать Риссэн Акмэ.

Риссэн Акмэ оказалась высокой нескладной черноволосой девушкой, одетой в темно-синий комбинезон. На ее лице читалось выражение мировой скорби. Что неудивительно - ведь по утверждению Исти погибшая действительно была ее лучшей и любимой подругой...

- Сколько вам лет? - привычно начал инспектор.

- Какая вам разница? - подчеркнуто устало произнесла Риссэн. - Ничего не имеет значения. Уже ничего не изменишь...

- Тем не менее, я прошу ответить - сколько вам лет и где вы работаете.

- Да зачем это все нужно, - вздохнула девушка. - Мне больше ничего уже не нужно. Зачем что-то спрашивать, что-то узнавать... Все кончено. Для меня все уже кончено.

- Я повторяю - прошу вас ответить на мои вопросы, - раздраженно произнес инспектор. Подчеркнутая патетика Риссэн начала ему надоедать.

- Двадцать два года, - нехотя ответила Риссэн. - Сейчас временно не работаю.

- Почему же? - удивился Ретман. - Насколько я знаю, здесь не принято не работать.

- В разведывательный отдел меня не берут, а иная работа меня не устраивает.

- Я слышал, вы работали лаборантом...

- Да, и я оттуда ушла. Из-за этой истории все стали смотреть на меня с подозрением. А я вам прямо скажу - это она виновата. Это она убила!

- Кто она?

- Она. Арана. Арана Хайан.

- Зачем же, по вашему ей убивать Харру? Ведь они, как я знаю, давние подруги?

- Это все неважно. Она могла притворится кем угодно. Ей нужно было только одно - устранить его.

- Кого - его? - испектор подался вперед, не желая пропустить новой неожиданной информации. Ведь не бывает, не может быть такого, чтобы в ссору девушек, да еще и вылившуюся в преступление, не был замешан мужчина.

- Я хотела сказать - ее, Харру, - смутилась Риссэн.

- Ну хорошо, - Ретман не поверил, но решил пока на своем не настаивать. - Зачем же Аране устранять Харру? Это как-то связано с ее работой? Или с вашей работой?

- Да при чем тут работа... Я не хочу об этом говорить. Арана виновата в ее смерти - это все, что я могу сказать. Накажите ее. А мне больше делать нечего и жить незачем.

- Вы можете рассказать, что случилось в день смерти Харры Итири? Что вам дает повод обвинять именно Арану?

- Я не желаю об этом рассказывать.

- Почему же, в таком случае, я должен вам верить?

- Потому что так оно есть на самом деле!

- Однако вы ничем не желаете подтвердить то, что по-вашему мнению, истинно. Я не могу поверить вам на слово, мне нужны доказательства.

- Не верьте, если так вам хочется, - с оскорбленной гордостью в голосе сказала Риссэн. - Я знаю, что говорю. Арану лучше не слушайте, она будет врать. Она всегда врет, чтобы не показывать свое истинное отношение к Харре, которую она хотела погубить и погубила.

Ретман поморщился. От безапелляционных заявлений, не подкрепленных ничем, кроме эмоций, он устал.

- Хорошо, скажите, кто такая Тиэлла Мэнко? Вы с ней общаетесь?

- Я ее ненавижу, - отрезала Риссэн. - Она меня предала.

- Каким образом?

- Я просила ее о помощи, а она ничего не сделала для Харры, а, наоборот, рассказала им все.

- О какой же помощи вы ее просили?

- Устранить Арану из круга общения Харры. Но Тиэлла не поверила мне, она предпочла поверить ей и подпала под ее влияние. Вы, конечно, можете с ними поговорить, но не верьте ни единому их слову.

- Почему, в таком случае, я должен верить вашим словам, тем более вы ничего мне не объясняете?

- Можете не верить. Но я все сказала.

Сказать по правде, до разговора с Риссэн инспектор Ретман понимал даже больше, чем после. Закралось даже подозрение, что разговор этот был ненужным. Более того - закрадывалось подозрение, что все его присутствие здесь - ненужно. От него что-то скрывали - это факт. И это "что-то" было связано со свойствами самой планеты. С чем же еще?

Ретман включил на терминале режим коммуникации и вызвал Научный Центр. Теперь надо поговорить с самой Араной.

* * *

Узкая тропинка вела между скалами, порою нависавшими над ней так, что приходилось пригибаться. Харре хоть бы что, а Рис то и дело, забывшись, стукалась головой о камень. Услышав очередное приглушенное ругательство, Харра оборачивалась и с неизменной иронией напоминала, что в таких условиях лучше всего смотреть по сторонам, а не рассуждать о мировых вопросах. Рис соглашалась, но через минуту опять вспоминала что-то важное и забывала пригнуться перед очередной скалой. Хорошо, путь был недолог - минут двадцать. Это тебе не Бесконечный Туннель, где можно идти полчаса, час, а то и полсуток по туннелю длиной всего-то метров 100.

В конце пути их ждала почти идеально круглая площадка с отвесными стенами, местами поросшая шелковистой голубой травкой. Посередине торчал обломок скалы высотой примерно около метра, одна сторона которого была отполирована почти до зеркального блеска. Зная особенность планеты показывать порою вещи не такими, как они есть на самом деле, можно было предположить, что и скала не скала, и камень не камень, и вообще неизвестно, шли они или стояли, но пока после нескольких посещений место оставалось тем же самым - та же тропинка, та же площадка, тот же камень. В первый раз Риссэн сказала "а может это и не камень вовсе, а озеро какое-нибудь или родник?". Озеро не озеро, а загадочный камень с той поры почему-то стали звать Источником.

Это была только их тайна. Их двоих. Правда, знала еще и Исти, но Исти - свой человек, она никому не расскажет. Да и знала она не все, а только то, что желала ей поведать Рис - не столько истинную последовательность событий, сколько ее, Рис, отношение к ним. А на Рамене-5 это совсем не одно и то же...

- Ну что, Рис, теперь ты попробуешь?

- Нет, у тебя это лучше получается.

- У меня такое ощущение, что когда мы с ним разговариваем, он становится частью меня, - задумчиво произнесла Харра. - У тебя такого нет?

- Ты поэтому не хочешь его брать на себя?

- Нет, почему же не хочу, просто я хочу точно знать, что со мной происходит. Ведь за исключением некоторого числа мест, так называемых аномалок, мы полностью можем себя контролировать и знать, что мы видим действительно то, что мы видим. А после общения с Духом Источника я чувствую себя так, будто я - это не только я, но еще и он, причем не только возле самого Источника, но и вообще. Причем, чем больше мы сюда ходим, тем больше его во мне. Ты такого в себе не ощущаешь?

- Нет, - пожала плечами Рис. - Мне нравится общаться с ним самим, но только когда за него отвечаешь ты. Иначе я его вообще не чувствую.

- Ладно, - Харра, наконец, решилась. - Проведем эксперимент на себе. В конце концов, если бы я хотела спокойной жизни, я получила бы ее на любой другой планете Содружества. Ты, главное, следи, чтобы все было в порядке.

Харра подошла к камню и положила обе руки на блестящую поверхность. Сразу же ее пронзило странное ощущение - как будто она начинает сливаться с камнем, или с тем, что там на самом деле на его месте. Мир вокруг налился непроницаемой чернотой и она перестала чувствовать свое тело. Нет, она не перестала быть, она ощущала себя, но ощущала камнем, обломком скалы с блестящим зеркалом, отражающем весь мир и через это познающем его. А на ее месте стоит кто-то другой, тот, кого они называют Духом Источника - высокая фигура, очертания которой почему-то туманны и расплывчивы. Или это только для нее, заключенной в камне? Рис говорила, что видит его вполне отчетливо. Может поэтому Рис и предпочитает, чтобы проводником была она, Харра? У самой Рис получалось достаточно туманно и невыразительно, может быть она просто не могла отключить свое сознание полностью, целиком перебраться в камень, как это получалось у Харры. И она не пыталась проанализировать его слова и попробовать отделить субъективные ощущения от окружающей обстановки, как это обычно делала Харра... В прошлый раз, когда проводником была Рис, разговора не получилось. Получилось что-то скомканное и невнятное. Придется, видимо, во всех предстоящих встречах проводником быть Харре, по крайней мере пока они не выяснят, что это, в самом деле, такое. Правда, Харра уже начинала сомневаться в том, что с таким партнером, как Рис, это вообще возможно. Уж больно она несдержанная. И слишком доверяет своим ощущениям. Ну вот, опять! На что она расходует драгоценные минуты контакта!

- Я знала, что ты захочешь говорить именно со мной, что я смогу понять тебя. Скажи, ты сам себя заключил в этот камень? Или вы были вынуждены спасаться от людей, чтобы они не подчинили вас себе?

- Нас невозможно подчинить, - голос отвечавшего существа был сух и спокоен. - Мы можем слишком многое, даже позволить вам нас просто не замечать.

- Но ведь ты вышел со мной на контакт? Значит мы тебе нужны?

- Возможно. Мне от этого никакого вреда не будет. Мы не боимся людей.

- А почему же вы не хотите открываться?

- Не видим в этом особого смысла.

Что она несет! Харре мучительно захотелось вмешаться, но она не могла даже управлять своим телом, полностью находящимся во власти Духа Источника. Они ведь договаривались с Рис, какие вопросы будут задавать и что следует обсудить. А она вместо этого порет какую-то романтическую чушь. Какая разница, кто установил контакт? Надо выяснить, что это за место, какие именно механизмы управляют так называемыми аномалками, какая их физическая природа, что думают жители этой планеты о строении Вселенной, знают ли они о других обитаемых мирах... Да мало ли о чем можно спросить у высокоразвитых существ иной планеты? Отношение к людям и лично к Риссэн Акмэ - это дело десятое. Раз захотел говорить, раз ничего плохого от этого контакта они не получили - значит уничтожать их, по крайней мере сейчас, оно не собирается.

- Скажи, а какого на самом деле цвета Стена?

- У нее нет цвета в таком смысле, как это понимаете вы.

Какой смысл спрашивать то, что и так ясно? Совершенно очевидно, что иначе он ответить не мог.

Харра уже начинала раздражаться. Ну зачем Рис рассказывает ему подроьбности своей многотрудной биографии? Она все уже слышала, а ему-то это зачем?

Под конец Харра уже перестала в их диалог вслушиваться. Растворилась в камне, как будто ее и нет вовсе. А под ней - толща планеты, а над ней - бескрайнее небо, и ничего живого поблизости нет, и не никогда было - только солнце, ветер и скалы...

- Харра, что с тобой? Очнись!

Она открыла глаза и обнаружила, что лежит на мягкой почве у края площадки, а Рис сидит рядом на корточках и пытается привести ее в чувство.

- Да живая я, живая... Устала вот только очень.

- Ты представляешь, он такой! Такой! Мы с ним так здорово пообщались!

- А что-нибудь полезное ты от него узнала? - не надеясь на вразумительный ответ спросила Харра.

- Он сказал, что полностью открываться людям они не хотят, им нужен пока только избирательный контакт. Мы с тобой его пока устраиваем. Еще он объяснил мне, почему меня упорно не хотят брать в Разведывательный отдел - с моими способностями и чувством планеты я могу запросто найти что-нибудь, что людям знать еще не положено и это станет известно всем. А пока я действую самостоятельно, никакого риска сделать известным нежеланное у них нет.

- Риссэн! - простонала Харра. - Ну что ты в самом деле! Какая разница, кто и сколько знает! Я же составляла список вопросов, почему ты ни один из них не задала?

- Нам слишком дорог сам контакт, чтобы задавать ему лишние вопросы. Он сам расскажет, что сочтет нужным.

Нет, разговаривать с ней было бесполезно. Лучше всего оставить все как есть, и не прекращая общения, попробовать провести эксперимент с кем- нибудь другим. С тем, кто сможет задать нужные вопросы, а не выяснять личное отношение к себе. Но с кем? Исти? Не годится. Хотя бы первый эксперимент надо проводить в отсутствие Рис, а с Исти это невозможно. Да и подойдет ли она - сама говорила, что на роль исследователя не очень пригодна. Кто-нибудь из Центра? А собственно говоря, почему бы не Арана Хайан? Знакомы они давно, у них прекрасные отношения и, главное, Арана полностью разделяет научный подход. Она точно не будет спрашивать Духа Источника о том, как тот к ней относится.

Все, решено. Как только Харра добирается до Научного Центра, она говорит с Араной и они вдвоем отправляются к Источнику. Потом можно будет подключить и Риссэн - возможно в соединении логического подхода Араны и эмоционального Рис они обретут ту самую истину о планете Рамена-5, которая вот уже сколько лет скрывалась от пристального взгляда ученых.

* * *

- Вы Арана Хайан?

- Да. Арана Хайан, 23 года, работаю в Научном Центре младшим аналитиком.

Арана оказалась невысокой, склонной к полноте девушкой, одетой в длинное темно-коричневое платье. Разумеется, непрозрачное. Все ее движения наполняла какая-то неизъяснимая плавность и спокойствие. Совершенно невозможно было представить ее несущейся куда-то впопыхах или подымающей шум из-за пустяка.

- Вы можете как-нибудь объяснить случившееся?

- Я бы не стала винить кого-то конкретно, - медленно, словно в раздумье, произнесла она. - Каждый из нас виноват по своему. Я до сих пор не могу понять, за что Риссэн так меня ненавидит. Я ей слова дурного не сказала!

- А она вам?

- А она постоянно пыталась подстроить мне какую-нибудь гадость.

- С чего же это все началось?

- Видимо, с того момента, когда она со мной познакомилась. Мы с ней не сошлись во мнениях по некоторым вопросам и она неожиданно сильно меня возненавидела.

- Вы можете рассказать, что произошло с вами в день смерти Харры Итири?

Арана задумалась. Откинула назад прядь волос, посмотрела куда-то в потолок и наконец, медленно заговорила:

- Можно было бы сказать - ничего особенного, но как раз то, что случилось дальше и было особенным. Мы гуляли в горах, втроем. Риссэн в очередной раз на меня разозлилась, стала предъявлять какие-то претензии... Харре это надоело и она просто сбежала. Села во флаэр и полетела в Центр, наверное... Кто же знал, что она не долетит!

Ретмана поразило, что Арана, так же как и Исти, никак не проявляет эмоций. Да на Гранаде-7 девушка при таких обстоятельствах в три ручья бы рыдала!

- Вы прилетели в горы на одном флаэре?

- Нет, сначала Рис с Харрой, а я присоединилась позже, на другом. Она, кажется, на моем улетела.

- Ваш флаэр кто-нибудь трогал, пока вы гуляли? Как долго вы находились в горах?

- Я, честно говоря, не замечала время. И не думаю, что Рис или Харра могли сделать что-то с флаэром, мы постоянно находились друг у друга на виду.

- А что вы там делали, простите?

- Я же говорю - гуляли.

- А поближе мест для прогулок найти не могли? И почему вы гуляли втроем, ведь Риссэн вас не любит?

- Понимаете ли, инспектор, мы не то чтобы просто так гуляли... просто так здесь ничего не делается. Мы искали одно место... одну блуждающую аномалку, скажем так. Нам показалось, что именно в этом месте мы наткнемся на ее след. Харра сама меня вызвала, чтобы я подсказала им - действительно они нашли что-то или нет. Рис это сильно не понравилось, она посчитала, что Харра ей не доверяет, стала мне грубить, попыталась отправить обратно... короче кончилось тем, что Харра сама от нас сбежала.

- Что из себя представляет эта блуждающая аномалка?

- Это местная легенда. За ней периодически гоняются все сотрудники Северного и Южного Центров. Это нечто вроде очень достоверного миража, когда видишь совершенно реальные картины. Это не как Стена - все, кто там находится, видят одно и то же, но в разное время - разное. Но эту аномалку очень трудно найти, она перемещается совершенно беспорядочно, и даже если ее засечь по небольших отклонениям электромагнитных полей, можно промахнуться мимо. Поэтому Харра и вызвала меня с прибором.

- А у нее не было с собой никаких приборов?

- Харра опять поручила взять его Рис, а Рис, как всегда, забыла взять. Она страдает хронической безалаберностью.

- Значит, Риссэн хотела, чтобы вы отдали прибор и улетели обратно?

- Примерно так. Но Харра стала возражать, поскольку чем больше людей участвуют в поиске блуждающей аномалки, тем лучше.

- Скажите, а что вы считаете причиной смерти Харры Итири?

- Не знаю, - устало произнесла Арана.

- Риссэн полагает, что это ваша вина.

- Еще бы, - усмехнулась девушка. - От нее следовало ожидать.

- А вы не будете винить Риссэн?

- А зачем? Все равно ничего не исправишь...

- Но вы считаете, что произошел несчастный случай? Или же кто-то виноват в ее смерти?

- Риссэн никогда не смогла бы убить Харру. Скорее несчастный случай, - Арана задумалась. - Да-да, именно несчастный случай, - произнесла она увереннее.

- Еще один вопрос. В каких отношениях вы состоите с Тиэллой Мэнко?

- Ой, это замечательная история! - девушка улыбнулась. - Рис попросила ее найти свидетельства в пользу того, что я сумасшедшая, чтобы меня отстранили от работы и выслали с планеты. Тиэлла же не стала верить ей на слово, а постаралась полностью разобраться в ситуации и в результате пригрозила Рис, что объявит ее саму сумасшедшей. Теперь Рис орет на всех углах, что Тиэлла ее предала.

- Но какой интерес Тиэлле вступать в сотрудничество с Риссэн?

- Риссэн убедила ее, что только так можно спасти Харру. А они с Харрой до этого были знакомы и даже проводили какие-то совместные исследования. Тиэлла, как врач, интересуется воздействием аномалок на человеческий организм...

Вроде все было ясно. И вместе с тем - не ясно ничего.

- Скажите, - выделил, наконец, Ретман из мучавшего его беспокойства один конкретный вопрос, - у вас существует какой-то четкий план научных работ? Или сотрудники работают сами кто во что горазд - сами ищут аномалки, сами исследуют?

- У нас, а принципе, только приветствуется инициатива со стороны сотрудников, - невозмутимо ответила Арана. - Ведь самые интересные открытия происходят, когда работа идет по зову сердца, а не по плану начальника.

- Почему же тогда Риссэн не взяли в разведывательный отдел, куда она так стремилась?

- О, Рис это особый случай. Ей же хочется все поскорее и все сразу. С ней в пару надо ставить кого-нибудь с холодной головой, чтобы не давал ей скоропалительных выводов делать. Вон, Харра уже поплатилась, а если бы Рис работала в разведке, сколько бы еще людей мы недосчитались?

- Значит вы не отрицаете вину Риссэн в смерти Харры?

- Косвенную - не отрицаю.

- Если Риссэн будет признана виновной, ее вышлют с планеты.

- А вот это было бы хорошо, - улыбнулась Арана.

- Но вина не доказана, даже косвенная.

- И не докажете. Здесь ничего доказать невозможно.

- Что же вы мне посоветуете?

- Выслать ее! - решительно произнесла Арана.

- Без доказательства ее вины я не могу этого сделать. С таким же успехом можно выслать и вас.

- Значит поможем найти доказательства, - заключила Арана.

Веры в то, что ей это хоть сколько-нибудь удастся, у инспектора Ретмана не было никакой.

* * *

- Ты уверена, что мы правильно все делаем?

Харра покачала головой. Она уже ни в чем не была уверена. После первого похода к Источнику вместе с Араной ей пришлось битых полтора часа отбиваться от разъяренной Рис, которая никак не могла ее найти. Рис была так возмущена отсутствием подруги, когда та была ей необходимо (кстати, она так и не объяснила, зачем именно), что Харра не посмела даже намекнуть о своем плане в следующий раз отправиться к источнику втроем. И теперь они с Араной должны были сбегать тайком, как будто они совершили что-то недозволенное, и все ради того, чтобы избежать скандала! И как, простите, в такой обстановке думать о полезном и плодотворном контакте?

- Арана, как ты думаешь, кому лучше быть проводником - мне или тебе?

- По большому счету не должно быть никакой разницы. Если он объективно существует... Я считаю, нужно быть проводниками всем по очереди.

- У Риссэн ничего толком не получается. А я все не могу отделаться от ощущения, что он во мне остается после контакта.

- У меня ничего такого не было, - задумчиво сказала Арана. - Я могу сказать, что это действительно что-то независимое от нас. Но разумное ли это существо или просто набор информации...

- А как ты себе представляешь информацию в отрыве от разума?

- В компьютерах - сколько угодно! Мы столкнулись с формой представления информации, о которой до этого не знали.

- Честно говоря, от этой формы мне как-то не по себе, - призналась Харра. - Ты знаешь, что Риссэн в него, похоже, влюбилась? Она постоянно бегает за мной и просит слетать сюда. А попав к Источнику, начинает нести такую романтическую бредятину, что камни в трубочку сворачиваются!

- Ты считаешь это главным доводом за его разумность?

- Мне как-то трудно себе представить, что можно влюбиться в источник информации... Или что меня можно перепрограммировать. Я же не компьютер!

- Сравнение с компьютером условно, - заметила Арана.

- А граница между разумным существом и набором информации тоже условность?

Все-таки Харра не жалела, что вытащила к Источнику Арану. Хоть они и спорили, хоть и не сразу сходились во мнениях, все таки это была продуктивная дискуссия и продуктивный разговор.

- Знаешь что, давай вернемся в Центр, - вдруг сказала Харра.

- А что такое?

- Я не знаю... но не хочется мне возле Источника обсуждать его природу.

- Думаешь, он нас подслушивает?

- Это конечно глупо... но что-то в этом духе мне кажется... Пойдем отсюда!

Арана пожала плечами, но перечить не стала. Ей было абсолютно все равно, где разговаривать, если контакт уже состоялся.

Они уже приближались к выходу из скального коридора, как услышали чьи- то торопливые шаги с противоположной стороны. Спрятаться было негде - на этой тропинке с трудом могли разминуться двое, никаких пещер в скалах не было. Кто же еще мог знать это место помимо них троих? Опасности, разумеется, никакой, но неприятности могут быть. Периодически на самодеятельных искателей приключений в Северном Центре устраивались гонения, несмотря на то, что большинство открытий делалась как раз самостоятельно, без соблюдения всех необходимых формальностей.

Харра и Арана остановились, ожидая, пока неизвестный появится в зоне видимости. Наконец, он появился... и Харра облегченно вздохнула. Это не начальство и даже не разведчики, а всего-навсего Риссэн. Всего-навсего... Но что ей здесь надо одной? Они же договорились - поодиночке к Источнику не ходить!

- Рис? Ты что тут делаешь?

- А ты что тут делаешь? Я тебя искала-искала, уже думала, не случилось ли чего... А это кто с тобой?

- Арана Хайан из Научного Центра. Пошли к выходу, мы как раз обсуждаем вопрос о природе Источника.

- Разве мы к нему не пойдем? - удивилась Рис, еще не осознав что означает наличие другого человека рядом с Харрой.

- Мы только что там были, а мне после контакта следует отдохнуть.

- Вы там были без меня? - наконец, осознала Риссэн. - Вы говорили с ним без меня?

- Рис, какая тебе разница, кто именно с ним говорил? Главное - информация, а не способ ее получения.

- Но он сказал, что хочет контактировать только с нами!

- Он или ты? Ему должно быть все равно.

- А мне не все равно!

- А почему ты себя ставишь выше него? Выше самой возможности контакта, возможности исследования?

- Потому что без меня этот контакт не состоялся бы!

- Рис, да что ты в самом деле! - разозлилась Харра. - Мне надоела твоя методика разговора - как, мол, хорошо, что ты контактируешь именно с нами! Сколько раз я тебе давала список вопросов, а ты ни один из них не задала! Ты мне сама контакты срываешь, а потом заявляешь, что без тебя бы они не состоялись! Да я бы без тебя куда больше бы успела!

- Значит ты не желаешь со мной больше работать?

- Желаю. Если ты успокоишься и перестанешь ставить свои личные интересы выше интересов дела. Мы на пороге открытия, а ты тут со своими дурацкими претензиями.

Риссэн неожиданно успокоилась.

- Ну извини меня... В следующий раз буду спрашивать, что ты хочешь... Но мы ведь и вдвоем справимся, разве нет?

- Да? А ты забыла наш неписаный закон - чем больше народа принимает участие в испытаниях, тем лучше? Рисковать я не хочу, но Арана - человек проверенный.

Риссэн возражать не стала, но все равно у Харры на сердце было как-то неспокойно. Мало того, что Рис при контактах уходит от задуманного плана и начинает молоть чепуху насчет личного отношения к ней, так она еще недовольна подключением нового человека. Порвать с ней? Харра не была уверена что это дастся ей легко и что потом Рис не будет бегать за ней по пятам и просить прощения. Нельзя сказать, что пользы от Рис нет никакой... Ей очень легко давались новые идеи, новые гипотезы, порой совершенно сумасшедшие. Но на проработку этих гипотез у Рис никогда не хватало ни сил, ни времени, ни терпения. У Араны хватало, именно поэтому Харра пригласила именно ее. Собственно, работа втроем была для Харры идеальной - Риссэн выдает идеи, Харра проводит эксперимент, а Арана анализирует результаты. И на Источнике зацикливаться необязательно. Можно побегать за Блуждающим Фантомом. Можно слетать на север, где, говорят, льды светятся сами по себе. Можно просто отправиться в свободный полет, как в день знакомства с Рис. Так нет, с маниакальной настойчивостью она тянет именно сюда. Харре, конечно, еще не надоело возиться с Источником... но не слишком ли много времени они на него тратят?

Ночевать Харра отправилась к Аране, несмотря на то, что в последнее время почти переехала к Рис. Та, конечно, была недовольна, но ничем этого не показала.

- Как ты думаешь, - говорила Харра, расположившись на диване с чашкой горячего кофе, - почему за все годы колонизации планет люди до сих пор не встретили ни одного разумного существа?

- Они так хорошо прячутся, - усмехнулась Арана. - Или их вообще не существует.

- Зачем им прятаться? Зачем от нас прятаться? Одна из главных потребностей разумного существа - общение с себе подобными!

- Она нам не подобны, вот и не хотят общаться.

- Да пусть мы разные, - не унималась Харра, - это даже еще интереснее! Я знаю, что ты скажешь - про иной менталитет, иную логику и так далее. Но я не могу понять логику того, что в течение сотен лет надо прятаться от могущественной цивилизации, завоевавшей большую часть Галактики!

- Ну, во-первых, не такую уж и большую, - возразила Арана, - а во-вторых, если хорошо подумать, что хорошего можно дождаться от контакта с людьми? Ты вот новости из принципа не смотришь, а я временами смотрю. Там президента в пятый раз за год переизбрали, там новую планету открыли, там новую моду ввели... Так и прыгают с планеты на планету, с планеты на планету, развлекаясь политическими дрязгами, не имеющими особого смысла, и новыми игрушками. Иногда у меня возникает такое чувство, что единственные нормальные люди во Вселенной - это мы.

- Мы с тобой? От скромности, однако, не умрешь...

- Да нет, мы все, на Рамене-5.

- Пожалуй, в этом я с тобой согласна, - задумчиво сказала Харра. - У меня нет особого желания участвовать в перевыборах президентов и презентациях новой моды. Здесь хотя бы занимаешься делом. Да и то... Иногда я начинаю думать - а зачем это все? Мы же до сих пор не знаем, как это все устроено. Почему сегодня Стена одного цвета, а завтра другого? Почему по Бесконечному Туннелю можно тащиться полтора часа? Почему в Долине Грез все приборы ломаются, как бы тщательно они не были проверены перед этим?

- Если бы мы это узнали, стало бы легче?

- А что, разве нет? Ведь мы наблюдаем прямое нарушение физических законов, значит законы эти надо пересмотреть! Человечество существует для того, чтобы расширять свой диапазон знаний о мире, а не играться в игрушки! Даже здесь многие в игрушки играют! Собрали коллекцию аномалок и любуются ею!

- Я бы сказала - нарушение не столько физических законов, сколько проблема восприятия реальности человеком. Когда в одно и то же время один и тот же объект воспринимается разными людьми по разному...

- Вот именно! А знаешь, почему я не хочу докладывать об Источнике в Разведывательный Отдел? Не потому, что, как считает Рис, тропинку опечатают и нас туда не пустят. И даже не потому, что он-де хочет контактировать только с нами. Это самая сложноорганизованная структура из всех, которые когда- либо людям здесь встречались. Даже если это просто набор информации. Я не знаю, какое влияние он может оказать на человека.

- Хочешь, как всегда испытать все на себе?

- Да! - с вызовом сказала Харра. - В конце концов, когда мы подадим в Научный Отдел готовую работу, нас ругать никто не будет. Да в нашем Центре половина народа самостоятельные разработки ведет! Учет - это скорее для проформы!

- А безопасность?

- Плевала я на безопасность! В Северном Центре еще никто, кажется, не умер. Мы должны довести дело до конца. И не так, как хочет Рис - постоянно летать к Источнику и задавать ему глупые вопросы. Надо рассматривать всю совокупность планетных аномалий целиком. Завтра пойдем в Информационный Центр и попросим у Исти все, что есть по информационным системам. Исти тоже надо подключать, она компьютерщик как-никак.

- А какую роль ты отводишь Рис? Она же будет страшно недовольна таким поворотом.

- Пусть недовольна! С Рис мы отправимся в свободный полет и еще что- нибудь поищем. А ты займешься сведением концепций.

Арана была не против. Она была не против даже того, что Харра взяла на себя все руководство действиями маленькой группы. Осталось дело за малым - убедить Риссэн.

* * *

Тиэлла Мэнко представляла собой невысокую стройную девушку, коротко подстриженную, в зеленом, матово поблескивающем платье. Глядя на нее, инспектор Ретман подумал, что ее-то, в отличие от всех остальных, вполне можно представить на Гранаде-7. В этом самом матовом платье, отстраненно сидящую в углу с шикарном ресторане, полуиронично-полупрезрительно наблюдающую за веселящейся публикой. И на все предложения она неизменно отвечала бы "нет", потому что ей скоро надо улетать...

- Как ваше имя?

- Тиэлла Мэнко. Двадцать два года, ассистент Медицинского Центра.

Девушка была спокойна. Удивительно спокойна. Как и остальные, за исключением разве что Риссэн. Сговорились они все, что ли...

- Вы по поводу истории с Харрой? - не дожидаясь вопросов сказала она. - Мне очень жаль, что она погибла. Но я ее предупреждала. Еще в самом начале их знакомства с Риссэн.

- Вы были знакомы с Риссэн?

- Несколько раз сталкивались. Мне этого вполне хватило, чтобы составить о ней впечатление.

- И какое же впечатление вы составили?

- Я бы с ней работать вместе не стала. Уж слишком часто у нее эмоции берут верх над разумом.

- Это так мешает?

- Здесь - да. Большинство аномалий воздействуют именно на сознание человека. Каждый видит что-то свое, а вовсе не то, что на самом деле - взять хотя бы Стену. И если зацикливаться на эмоциях, на своих ощущениях, можно принять видимое за реальное, не отличить ложь от правды. Она и в реальной жизни так поступает. Если ей выгодно во что-то верить, она верит, если нет - это происки аномальных зон и ничего она не говорила.

- Как вы думаете, она причастна к гибели Харры Итири?

- Думаю, что да. Но вы этого никогда не докажете.

- Интересно, почему это?

- Потому что эта Рамена-5. Потому что вещи здесь не такие, какие есть на самом деле. Потому что мы все тут ненормальные - ни один нормальный человек больше месяца здесь не выдерживает. А ни один ненормальный человек не выдерживает в других местах. Я уже пробовала отлучаться отсюда. Через полгода вернулась, сменив штук пять планет.

- На Гранаде-7 тоже были?

- Недолго, - улыбнулась Тиэлла. - Вот там точно ничего хорошего нет. Разве что понаблюдать за обстановкой. Но мне и это быстро наскучило. Слишком все предсказуемо. Заранее знаешь, кто к тебе подойдет, что скажет, как отреагирует в случае отказа...

Ретман не сказал бы, что на Гранаде-7 все так уж предсказуемо. Пусть множество людей хотят одного и того же, все равно, их желания, пересекаясь порождали тысячи и тысячи комбинаций и результаты столкновения разных воль всегда выходили разными. Или может наблюдать за этим со стороны более интересно, чем участвовать? Распытывать клубок приятней, чем скручивать переплетающиеся нити? Почему она назвала обитателей Рамены-5 ненормальными? Впрочем, инспектору они тоже кажутся странными. По крайней мере те, с кем он разговаривал - Исти, Риссэн, Арана... Эффект планеты? Или особенность одного, конкретного дела?

- Вы можете объяснить, в чем заключается вина Риссэн, и почему я не могу этого доказать? Если она испортила двигатель машины...

- А вы знаете, как это можно сделать? - со всей доступной ей иронией в голосе произнесла Тиэлла.

- И не такое возможно. Мне встречалось иметь дело с авариями, которые не могли произойти в принципе. Тем не менее они были подстроены.

- Риссэн ничего не смыслит в технике. Тем более - в программном обеспечении сложных систем.

- А вы смыслите?

- Ровно настолько, чтобы понять, что испортить управление Риссэн не могла.

- А кто мог? Арана могла?

- Арана бы этого делать не стала. Она не опустится до мести. Даже, если вообразить, что она хотела смерти Риссэн, а не Харре...

- А не может быть такого, чтобы Риссэн желала убить Арану, а погибла Харра?

- Вполне может быть. Только не могла она испортить флаэр. Никак не могла.

Ситуация был идиотская. В высшей степени идиотская. Доказать ничего невозможно. Мало того - девушки всячески выгораживают Риссэн, будто бы им не выгодно, чтобы ее признали виновной. У Ретмана было достаточно времени и возможностей, чтобы понять, как все трое относятся к Рис. Мягко говоря, неважно. И разве признание виновной в преступлении и высылка с планеты - это не то, что они все хотели? Или они опасаются, что будут раскрыты какие-то тайны, связанные с работой Северного Центра и вообще всех исследователей на этой планете? Может быть при определенных условия общение человека с так называемыми аномалиями вредно для жизни и здоровья? И все это знают, но стараются скрыть, так как не хотят покидать насиженные места? Собственно, непонятно, почему эти места так ценятся - несколько лет без перерыва сидеть здесь, общаясь с ограниченным кругом людей, не принимая участия в грандиозных развлечениях типа фестивалей мод или концертов поп-звезд... кому может это понравиться? Однако тем, кто здесь работал, нравилось.

Чтобы установить мотив преступления, надо было понять людей, его совершивших. Ретман их понять не мог. Определить мотив - тем более. Даже общаться с этими девушками было трудновато. Планета их так изменяет? Или они с самого начала чем-то отличались от других, а Рамена-5 просто собрала в своих исследовательских центрах как раз тех, кто как-то из общей массы выделялся?

- Кто же по вашему мог? Или вы хотите сказать, что Харра сама бросилась на скалы?

- Не знаю. Я знаю только, что Риссэн ненавидела Арану, считая, что та мешает ей общаться с Харрой. Теперь Харры нет и Рис ходит и страдает с таким видом, как будто эти страдания ей доставляют удовольствие. Если окажется, что Харра сама по своей воле разбилась, я не удивлюсь - Риссэн в последнее время совершенн извела ее своими бесконечными придирками.

- Вы не отрицаете возможность самоубийства?

- Не знаю. Может быть и так. Я знаю одно - Риссэн виновна, но доказать это невозможно.

Оптимистичное заявление. Зачем он только за это все взялся? Еще ни разу он за подобное время не продвигался так мало. Ясно еще меньше, чем в начале дела. Может бросить все и вернуться? И опозорить этим всю службу Космической Безопасности? Такое впечатление, что его тут нарочно водят за нос, что над ним издеваются, причем не кто-то конкретно, а вся планета, как она есть. Кто чем здесь занимается - непонятно, на рабочем месте никого застать невозможно, в самые закрытые места ходят без пропуска все, кому не лень...

- Скажите, а что была за история, когда Риссэн попросила вас провести медицинскую экспертизу Аране Хайан?

- Вам разве Арана не рассказывала? Прибегает однажды ко мне Риссэн и начинает долго и взволнованно рассказывать о том, как Харру сбивают с пути истинного и как ей, бедной, жить мешают. Я Арану тогда вообще не знала, а с Харрой мы уже работали и успешно. Так она мне все красочно расписала, что я почти поверила. Вызвала Арану к себе, провела осмотр по полной программе и ничего предрассудительного не обнаружила, что самое интересное. Я бы эту Риссэн сама от работы отстранила! Ведь намеревалось, да не успела.

- А вы имеете право отстранять кого-то от работы?

- Не я одна. Тут целая комиссия собирается, чтобы решить, годится ли человек для работы здесь или нет. До сих пор ведь еще не выяснили, положительно влияют на психику эти все аномалии или нет. Случай, когда кто- то сойдет здесь с ума не исключен.

- А были такие случаи?

- Я ни одного не припомню. Впрочем, если бы были, мы бы знали об этом - зачем скрывать?

Дальнейший разговор был, судя по всему, бесполезен. Никто из очевидцев событий не был заинтересован в поиске преступника... если, конечно был преступник, а не слепая игра космических сил. Впрочем, ничего подобного доселе на этой планете не случалось. Впрочем все когда-нибудь бывает в первый раз.

* * *

Работа не спорилась. Все шло наперекосяк с самого начала. Харра уже устала ругаться. Стоило им с Араной уединиться в лаборатории на пару дней, как ей пришлось выслушивать столь гневную отповедь Риссэн, что задуманная поездка по северным землям сорвалась. Первый раз в своей практике Харре пришлось идти в Медицинский Центр за успокоительными таблетками. И с Источником было что-то неладное. Первые несколько раз пребывание там давало новый прилив сил. Сейчас же у Харры возникло такое ощущение, что вся ее сила уходит из нее по капле в Источник. Но, может быть, виноват был не Источник, а истерики Рис? И на работе было неладно. Кто-то написал начальнику Центра анонимное письмо про то, что Арана пренебрегает своими служебными обязанностями, а сама достигла каких-то небывалых результатов и никому их показывать не хочет. Еле-еле оправдались. На Риссэн прямого подозрения не было, но из Научного Центра ее все-таки выгнали. Рис устроилась куда-то лаборантом и успела нажаловаться всем знакомым, начиная с Исти, что выгнали ее из-за Араны.

В такой обстановке не хотелось не то, что работать, но и жить вообще. Харра машинально что-то читала, что-то записывала, машинально ездила с Рис к Источнику, но о чем они разговаривали, уже не осознавала. Не хотелось. Когда Арана, обеспокоенная ее состоянием, попыталась осторожно выяснить, не Риссэн ли в этом виновата, Харра неожиданно на нее набросилась - как, мол, она смеет какие-то выяснения отношений ставить выше поиска истины! Это надо было говорить не Аране, а Рис, но Рис бы не стала и слушать. Одна Исти пыталась что-то сделать. Она представила компании кучу старых отчетов из архивов и выборку статей по информационным системам, но умудрилась поругаться с Риссэн. И работа опять была парализована на целую неделю.

Этот день начинался как обычно, то есть из рук вон плохо. Харра попыталась в очередной раз вытянуть Рис на прогулку, но Рис задержалась на своей работе и, пока ее не было, Харра решила обсудить некоторые вопросы с Араной. Разумеется, Рис пришла раньше, почему-то вместе с Исти, и сразу устроила скандал. Харре тут же расхотелось куда-либо ехать, а захотелось лечь и тут же на месте умереть. Арана заявила, что никуда она не пойдет, пока Харра в таком состоянии. Исти тем временем села за терминал и полезла в Сеть. И в это время дверь распахнулась и влетела Тиэлла Мэнко из Медицинского Центра.

Харра с Тиэллой были знакомы давно, но виделись нечасто. Тем более было не в их правилах вламываться друг к другу без предупреждения. Особенно в самый неподходящий момент. Тиэлла будто бы забыла об этом. Вошла, как ни в чем ни бывало, села на стул рядом с кроватью, на которой развалилась совершенно обессиленная Харра и спросила:

- Ну, что новенького? Что ты сейчас делаешь?

- Помираю, - мрачно ответила Харра. - Что мне еще остается?

- Значит, правда? - полу-утвердительно, полувопросительно произнесла Тиэлла.

- Что правда?

- Что мне Риссэн сказала. Что Арана довела тебя до нервного истощения.

- Чего? - Харра захлебнулась от смеха. - Меня? Арана? Рис, ты что такого насочиняла?

- Ничего я не сочиняла! - вскинулась Рис. - Кто тебя вообще просил это всем говорить!

- Да, а разве не ты меня просила поговорить с Харрой? - удивилась Тиэлла. - Вот я и пришла поговорить.

- Но не при всех же! - возмутилась Рис.

- Почему бы и не при всех? В конце концов мы все здесь делаем одно дело и если кто-то мешает его делать, об этом должны знать все.

- А что ты знаешь о нашем деле? - заинтересовалась Харра. Она присела на край кровати и с любопытством смотрела на Тиэллу.

- Собственно говоря, не так уж и много. Я смотрела вашу подборку фактов. И была у Источника.

- Как? - хором воскликнули Арана и Харра и вопросительно уставились на Риссэн.

Риссэн молчала. И вид у нее был такой, будто она тут не при чем и вообще ее здесь нет.

- Мне же нужно было убедится в том, существует ли он на самом деле, или это выдумка Араны, чтобы отвлечь тебя от каких-то важных дел.

- Тиэлла, а тебе не кажется, что тебя, мягко говоря, неточно информировали? - вкрадчивым голосом поинтересовалась Арана.

- Я этого не говорила! - отчаянно вскричала Риссэн.

- Но я-то слышала, - невозмутимо отозвалась Тиэлла.

- Так, вот и обнаружилось, кто информировал, - подвела итог Харра. - А я, между прочим, просила никому об Источнике не рассказывать.

- Да? Сама Аране рассказала...

- Кажется, исследования веду все-таки я, - твердо заявила Харра. - И я решаю, кого посвятить в обстоятельства дела, а кого нет.

- Послушай, - примирительно сказала Тиэлла, - если бы я знала, что это все так секретно, я и не полезла бы. Я же все прекрасно понимаю. Но Риссэн сказала мне, что тебя надо срочно спасать.

- Надо, - мрачно подтвердила Харра. - Только я не знаю, от чего. Вот ты была у Источника - что ты о нем скажешь?

- Информационное образование неизвестной природы, - полу- утвердительно полувопросительно сказала Тиэлла.

- А что здесь известной природы? - усмехнулась Арана. - Нам все пока неизвестно.

- Тогда почему у меня в последнее время такое состояние, будто все камни Рамены-5 свалились мне на голову и увлекают за собой в толщу горы?

- Ты мне об этом не говорила! - встрепенулась Риссэн.

- А ты и не спрашивала. Тебе было гораздо интересней слетать к Источнику и вылить на него еще две тонны восторженного бреда.

Харра готова была разозлиться всерьез, но Тиэлла ее остановила:

- Тебе так интересно ругаться?

- Мне уже больше ничего не интересно. Не умею я работой руководить - все тащат в свою сторону. Скоро на несколько частей разорвут. И вернусь я к родимым камням, которые так меня к себе призывают.

Тиэлла смотрела на Харру с неподдельной тревогой. Вот кому надо провести полное обследование, а вовсе не Аране, которую Рис в чем только не обвиняла.

- Харра, может быть пойдешь к нам? Проведем профилактический курс от стресса...

- Вы не найдете во мне признаки сумасшествия и не вышлете с планеты?

- Какие признаки? Если кто-то из вас сумасшедший, то явно не ты.

- А кто? - влезла Исти, до этого момента тихо сидевшая за терминалом.

- Хотя бы Риссэн, - с иронией произнесла Тиэлла. Она еще сама до конца этому не верила, положив как следует во всем разобраться. Но Рис не выдержала.

- Значит вы считаете, что это я во всем виновата? Значит хотите от меня избавиться? Ну так и избавляйтесь!

И она выбежала из комнаты, в чем была, даже не накинув куртку, хотя ветер сегодня был отменный.

- Точно сумасшедшая! - вскрикнула Харра. - А ну-ка стой!

И Харра бросилась вслед за ней. Она не отдавала себе отчет, зачем она это сделала. В крайней степени неразумным было вскакивать и бежать за обидевшейся девчонкой, которая сама не хочет признаваться в своем ошибочном поведении. Если бы Харра хоть на мгновении задумалась, никуда бы она не побежала. Но она не думала - просто вскочила и помчалась. Лишь мелькнул в голове образ камней, каменной толщи планеты, который ее преследовал в последние дни.

Харра догнала Рис, когда та уже садилась в флаэр. Вместо того, чтобы остановить подругу, она молча залезла вслед за ней и не сказала ни слова, когда Рис рывком подняла машину с места. Надо было хоть для порядка спросить, куда они летят, но сначала Харра не могла сказать ни слова, а когда очнулась, было уже ясно - куда.

К Источнику они подошли в полном молчании. Рис даже не разу не стукнулась головой о скалу, что было удивительно. А еще удивительнее было то, синхронно подойдя к камню и коснувшись его руками, они обе услышали голос, раздающийся непонятно откуда:

- Зачем вы сделали из меня посмешище?

- Скажи, кто ты? - отчаянно выкрикнула Харра.

- Я - то, что вы обо мне знаете.

"Что за чушь!" - хотела воскликнуть Харра, но почему-то смолчала. Присутствие ли Рис было тому виной, или просто не надо было ничего говорить... Все было ясно и так. Никакой камень и никакой проводник был не нужен. Арана была права: Источник - это набор информации в неизвестной нам форме. Но получение этой информации зависит от того, что получает, зависит от человека. Впрочем, так и со всеми аномалками на Рамене-5 - один видит одно, другой другое... Источник - вещь самая сложная. Тут не только форма представления, но и само содержание информации зависит от человека, с ним контактирующего. Рис наделила его человеческими качествами, они и проявлялись в присутствии самой Рис. Но Рис-то все и запутала. Откуда только взялась ее дурацкая выдумка насчет своего привилегированного положения? С чего ради она решила, что контактировать хотят только с ней? Неожиданно Харра подумала, что ничего, в сущности, о Риссэн не знает. Здесь вообще считалось дурным тоном вести какие-то расспросы о прежней жизни своих товарищей по работе, считалось, что раз все они делают общее дело, то дружба должна складываться автоматически. И к чему они теперь пришли? О какой-то спокойной работе не может быть и речи. До знакомства с Рис Харра успевала сделать гораздо больше, чем сейчас, ну а такого состояния, когда ничего не хочется делать, даже обязательных отчетов для Научного Центра, вообще не знала. Рис, разумеется, это все видит и считает, что все дело в Аране. Что это Арана тлетворно на нее так влияет. Интересно - зачем? А ведь до того, как они обнаружили Источник, ничего подобного не было... Что же выходит? Это было испытанием? И они его не прошли?.. А если это испытание, то кто его устроил и, главное, для чего?

- Послушай Рис, - быстро заговорила Харра, - не надо истерик, не надо оправданий, не надо ничего выяснять... Мы забыли о самом главном, мы забыли о сути. Не только ты, но и я тоже. Ведь это одна планета, все на ней подчиняется одним и тем же законом, все взаимосвязано, только мы еще не знаем этих законов, не знаем этой связи. Но можем изучать разные места и сравнивать, выводя основные законы этого мира. Находясь в этом мире, мы сами сделались частью его, а значит и наши отношения стали результатом проявления этих самых законов. Надо посмотреть на себя со стороны, надо опомниться, Рис, ты понимаешь меня?

Риссэн молчала. Может быть она и могла понять что-то, но только не после этой сцены и бешеной гонки. Харра заговорила опять, мягко, успокаивающе. Она сама не знала, что говорит, слова шли как-то помимо нее, как будто она опять вела сеанс связи с Источником. Только на этот раз Харра говорила от себя. Она, кажется, знала, что надо делать. Она сейчас не говорила от имени Источника - она сама была им. Им и собой одновременно. Как такое возможно - Харра не задумывалась. Подумает как-нибудь потом.

- Харра, Риссэн, вы здесь! - от выхода с площадки бежала Арана, крича и размахивая руками.

- Зачем ты?.. - не договорила Харра. "Все рухнуло", - подумала она. Ведь почти получилось!

- Мы за тебя испугались, - сказала Арана, не отдышавшись после бега. - Исти с Тиэллой там ждут, а я сразу сюда.

- Зачем ты сюда явилась? - заорала Рис. - Это наш Источник!

- С каких это пор? - удивилась Арана. - Кажется, он за тобой не закреплен.

Назревал очередной скандал. Харре они и так за последнее время надоели, а тут еще возле самого Источника.

- Риссэн! Ну я же тебе сказала!

- А я тебе сколько раз говорила! Кто тебе дороже - она или я?

- А вам что дороже - объективные законы или личные склоки?

- Но ведь это мы с тобой нашли Источник! - не успокаивалась Рис.

- Кто бы ни нашел, он существует сам по себе. И это он влияет на нас, а не наоборот. Если же ты не способна отрешиться от своих сугубо личных притязаний, ты никогда его по-настоящему не познаешь. Я совершила большую ошибку, когда вместо того, чтобы изучать процесс, стала частью его. Что же - я исправлю ее, доведя дело до конца. Я стану частью Источника. Я стану частью этого мира. Прощайте!

- Харра, ты что? - перепугалась Арана. - Что ты собираешься делать?

Харра не ответила. Просто молча пошла к выходу.

Рис и Арана бросились в погоню не сразу. Почему - они и сами не знали. А самое главное - не знали, почему они так и не сумели ее догнать, хотя Харра опередила их ненадолго. Кажется, планета решила выкинуть им очередную штучку и путь, который Рис и Арана преодолели за привычные двадцать минут, у Харры занял минут пять.

Харра вскочила во флаэр и полетела, сама не зная куда. Не она выбирала дорогу - ее вели. Кто? А какая разница, кто?.. Никто за ней не гнался, даже если и гнался, она знала - все равно не догонят. Она была одна. Недине с планетой. Наедине с ее застывшими скалами, которые одни знают ответ, но не раскроют его, пока ты сам ими не станешь. Что же - она станет.

Ее уже не было в реальном мире, она все больше и больше сливалась с планетой и удара флаэра о камни просто не почувствовала. Для нее это было - не прекращение бытия, а начало новой жизни.

* * *

Дело надо было закрывать. Ничего не выяснено, ничего не решено, но находится далее на этой планете не было никакой возможности. И так прошли все мыслимые и немыслимые сроки, а Ретман все еще торчал здесь, на что-то надеясь.

А надеяться было не на что. Пора было бросать этот гостеприимный мир и возвращаться к своей прежней работе, которой уже накопилось достаточно. Ретман уже заказал себе на вечер билет и напоследок решил прогуляться по Северному Центру. Ему уже до смерти надоела эта планета, эти девушки- свидетельницы, чем-то неуловимо похожие и в то же время абсолютно разные, это непонятное дело, которое так и не удалось распутать... Может, вообще, распутывать нечего? Планета ненормальная, люди здесь тоже ненормальные, обычные законы и правила к ним не применимы, может и махнуть на все это рукой? Все равно с родной планеты они предпочитают не высовываться. Что их здесь держит - непонятно. Но хотя бы своизх проблем другим не создают. И он с этими проблемами больше возиться не будет. Хватит.

Инспектор окинул взглядом главное здание Центра. У входа о чем-то оживленно спорили три девушки. Ретман не успел отвести взгляд, они показались ему знакомыми. Там и есть - свидетели по делу, Исти, Арана и Тиэлла. Несмотря на то, что расследование он уже прекратил, Ретмана помимо воли потянуло к ним. В конце концов, хотя бы подойти и попрощаться. А вдруг они скажут что-нибудь новенькое...

Подойти он не успел. Арана, что-то возбужденно доказывавшая Тиэлле, замолчала, махнула рукой и все трое решительно направились к стоянке флаэров. Инспектор машинально двинулся за ними. Точно так же машинально он взял со стоянки первый попавшийся флаэр и полетел вдогонку, отметив, что Арана и Исти сели в одну машину, а Тиэлла - в другую. "Интересно, где Риссэн?" - подумал он. - "Впрочем, не следует искать ее в этой компании, они ведь прекратили всякое общение после смерти Харры". Ретман сам не знал, зачем он пустился вслед девушкам, ведь он сам решил закрыть дело как безнадежное. Но размышлять было некогда. В конце концов не раз поступал он, следуя велению интуиции, а не рассудка и не раз зашедшее, какзалось бы, в тупик расследование заканчивалось успехом. Может, повезет и на этот раз?

Летели они долго. Ретман старался держаться на значительном расстоянии, впрочем никто из девушек даже не оглянулся назад. Его бы все равно не заметили, так что меры предосторожности стоило проявлять разве что по привычке. На поляне перед отвесной скалой оба флаэра плавно сели. Ретман замешкался - как бы так сделать, чтобы его все-таки не заметили? Но девушки, едва выбравшись из машин, юркнули в узкую расселину между скалами и Ретман, не мешкая, посадил свой флаэр на той же поляне и устремился вслед за ними. Чутье говорило ему, что это все неспроста. И не первый раз они тут бывают, вот как уверенно нашли дорогу, а ведь эту расселину сразу-то и не заметишь, с поляны ее вообще не видно...

Тропинка то и дело петляла, так что оказаться вне пределов видимости было просто. А вот слышно было хорошо. Впрочем, длинных разговоров девушки не вели - явно обо всем успели переговорить раньше.

- Она точно здесь? - спросила Тиэлла.

- А где ей еще быть? - удивлялась Исти. - Я сама слышала, как она Сэнли говорила, что хочет одна сюда слетать.

- Рис в своем репертуаре, - усмехнулась Арана, - все разбалтывает окружающим.

"И Риссэн здесь", - подумал инспектор. - "А не тут ли они были в последний день жизни Харры?..".

Риссэн действительно была здесь. На круглой площадке с черным камнем посередине. Девушки поспешили к камню, а Ретман замер у проема. Положение его было не выгодным, слишком заметным, оставалось только надеяться на то, что никто не вздумает обернуться.

- Что ты здесь делаешь? - обвинительным тоном произнесла Тиэлла.

- А это не твое дело! - высокомерно ответила Рис.

- У тебя еще хватает наглости ходить сюда после того, как из-за тебя погибла Харра? - спросила Арана.

- Не из-за меня, а из-за тебя!

- А кто ее довел до такого состояния? Скажешь, не ты?

- Не я!

- А давайте у него спросим, - вступила в разговор Исти, указывая на камень. - Ты же утверждаешь, что он все знает, что он тебя прекрасно понимает... Вот и спросим у него, отчего погибла Харра. Только отвечать будешь не ты.

У кого "у него"? Ретман затаил дыхание. Хорошо, что увлеченные выяснением отношений девушки даже не смотрят в его сторону. Кажется, эта дорога на площадку единственная. Если же они соберутся уходить, он заметит это и побежит вперед. Но пока уходить никто и не собирается, наоборот, у него есть шанс услышать что-то новенькое.

- Давайте, - сказала Тиэлла. - Ты, Риссэн, меня в это дело впутала, вот я попрошу его ответить.

Тиэлла подошла к камню и положила обе руки на черную поверхность.

- Ты только не думай ни о чем, - подсказала Арана. - Пусть он говорит за тебя.

Тиэлла, кажется, последовала ее совету. Ее облик неуловимо изменился, как будто это была одновременно и она и какой-то другой человек. Арана смотрела настороженно - кажется, она увидела не совсем то, чего ожидала. Риссэн выглядела растерянной, одна Исти ничему не удивилась, как будто так и надо.

- Что ты хочешь сказать нам? - начала Арана.

Тиэлла неожиданно рассмеялась:

- Я вам уже не один раз говорила, мне надоело множество раз повторять одно и то же! Если вы не можете разобраться со своими личными отношениями, оставьте все остальное в покое!

- Ты кто? - удивилась Арана.

- Да я это, я не узнаешь, что ли? Я - Харра.

- Ты же умерла?.. - неуверенно сказала Исти.

- Я? Умерла? Здесь так просто умереть не дадут.

- Харра, скажи, кто виновен в твоей смерти? - уже более уверенным тоном спросила Исти. Она справилась с собой, хотя поначалу поверить в то, что это действительно Харра, было нелегко.

- Мы все. И никто конкретно. И я бы не хотела вести далее разговор на эту тему.

- Что значит "мы"? - не поняла Арана. - И ты тоже?

- Тиэлла, что ты несешь! - вскричала Риссэн. - Харра ни в чем не виновата!

- Рис, ты уже свою любимую Харру не узнаешь? - с усмешкой сказала Исти.

Риссэн замерла на месте, словно намеревалась что-то сделать, что-то сказать, но в последний момент передумала. Ретман подумал, а не пора ли ему явить себя миру и разобраться, наконец, что тут происходит. Правда, он не был уверен, что его присутствие послужит на пользу происходящему тут действу.

- А Тиэлла считает, что во всем виновата Рис, - протянула Исти. - Харра, может быть ты с ней разберешься?

- Если мы будем сейчас с кем-то разбираться, мы потеряем все, что имеем. Мы и так уже много потеряли.

- Харра, скажи, ты к нам вернулась? - умоляюще спросила Арана.

- Я и не уходила. Теперь я - одно целое с этой планетой. И если мы будем нормально работать...

- Будем! - закричала Исти. - Прежде всего надо выгнать Риссэн.

- Не надо!

- Что ты несешь, Харра? - возмутилась Арана. - Мы уже обо всем договорились. Да хоть у Тиэллы спроси, если не веришь.

- А меня, значит, никто спрашивать не собирается? - с попыткой изобразить сарказм спросила Рис.

- Тебя уже достаточно спрашивали, - буркнула Арана.

- В таком случае оставайтесь.

- Ты бросишь Харру? - улыбнулась Исти.

- А еще неизвестно, она ли это. Может быть Тиэлла меня так просто разыгрывает.

Риссэн повернулась и решительно двинулась в направлении выхода. Ретман, не дожидаясь, пока его заметят, тоже развернулся и побежал по тропинке. Почему-то именно этот выход он счел более правильным. Впрочем, он может вернуться, если понадобится...

За спиной послышался какой-то шум. Неужто обвал? Ретман оглянулся, но ничего подозрительного не увидел. Какое-то странное чувство заставляло его держаться от этого места подальше, поэтому он не стал дожидаться Риссэн, а взлетел сразу, сделал небольшой круг и дождавшись, когда Риссэн поднимет свой флаэр в воздух, направился за ней.

Когда Риссэн приземлилась у центрального входа в здание Научного Центра, первое, что она увидела - подходящего к ней инспектора Ретмана, обворожительно при этом улыбающегося.

- Теперь после этой небольшой прогулочки в горы, может быть, вы мне расскажете, что на самом деле случилось?

Риссэн посмотрела на инспектора так, как будто он сам был планетной аномалией и мог через секунду раствориться в воздухе.

- Мне нечего рассказывать!

- Почему же нечего? Вы мне много чего можете рассказать. Например, про ту аномалию в кругу скал, с которой вы только что вернулись. Ведь Харра погибла от того, что слишком часто навещала это место?

- Неправда!

- А сейчас там остались Арана, Исти и Тиэлла, изображавшая из себя погибшую Харру.

- Значит вы тоже там были? Тогда почему вы их не вытащили?

Риссэн схватила инспектора за руку:

- Идемте! Скорее!

- Куда?

- Летим туда! Мне кажется, там что-то случилось!

Ретман был уверен, что он запомнил дорогу. Впрочем, даже если бы и не запомнил - Риссэн нашла бы путь к Источнику и с закрытыми глазами.

Однако, нужной поляны они не нашли. Все вроде было правильно - и расстояние, и местонахождение, но того, что было нужно, никак не попадалось. Они облетели всю округу в радиусе добрых десяти километров, то снижались, то поднимались выше, но результат был один - полное отсутствие результатов поиска.

Наконец, Ретман счел разумным решением вернуться в Центр и вызвать спасательную экспедицию. С картами, оборудованием и всем прочим, что полагается для розыска пропавших людей. Однако и экспедиция ничего не обнаружила. Район Источника просто пропал, исчез, как будто его никогда и не было. Более того - на картах его тоже не обнаружилось. Впрочем, карты Рамены-5 никогда не отличались точностью...

Инспектор Ретман не знал, что ему делать. Долг велел оставаться до конца и выяснить, куда же пропали трое девушек вместе с их загадочным Источником. Однако, как выяснилось, никто, кроме самого инспектора, его дальнейшего пребывания на Рамене-5 не хотел. Даже руководство Северного Центра, которое его само и пригласило. Может быть решили, что происшедшее в компетенции Центра, а не Межпланетного Управления Безопасности. А может, ничего страшного и не случилось - ну исчезло несколько квадратных километров из поля зрения, так завтра они, может, появятся. Это не удивительней Стены, которая сегодня красная, а завтра синяя.

Поднимаясь на космической корабль, Ретман ощутил невероятное облегчение. Его ждала привычная работа, знакомые лица, стандартные ситуации. Если же обитателям Рамены-5 так нравится все необыкновенное - пусть наслаждаются этим самостоятельно. И разбираются в этом самостоятельно. С него уже хватит.

* * *

Риссэн стояла главного здания Научного Центра и задумчиво смотрела на Стену. Прошло уже несколько дней после исчезновения Араны с компанией и отъезда этого несносного инспектора и Рис начинала потихоньку успокаиваться. Даже вновь устроилась на работу, лаборантом в исследовательский отдел.

Девчонки так и не нашлись, но почему-то большого впечатления это ни на кого не произвело. Рис чувствовала, что в мире что-то изменилось. Пока она не могла понять - что. И Стена ей представлялась какая-то странная - темно- фиолетовая с устремленной вниз черной линией...

Подошел и встал рядом невысокий парнишка, лет двадцати, с короткими волосами. Рис раньше его не видела. Новенький, наверное.

- А какого цвета у тебя стена? - неожиданно спросил он.

- Фиолетовая, - машинально ответила Рис.

- А черную стрелку, направленную вниз ты видишь?

Риссэн ошарашено посмотрела на парня.

- Вижу... А почему я тебя здесь раньше не видела?

- Потому что я только сегодня из Южного Центра приехал. Покажешь мне окрестности?

"Еще один шанс, - подумала Рис. - А ведь эта планета знает меня. И, кажется, желает со мной договориться".

- Пойдем! - весело сказала она. - Здесь много интересного есть! С нами - не соскучишься!

Декабрь 2000 - май 2001 г.


Новости Стихи Проза Извраты Юмор Публицистика Рисунки Фотоальбом Ссылки Гостевая книга Пишите письма