Ассиди, Мисти

Пленница Звездной Империи

Часть 1

...Добро пожаловать в таинственную Вселенную Дорог - мир, соединяющий миры, дом могущественных Вершителей, владеющих силами Пространства и Времени, самых умелых и знающих существ во Вселенной. В начале времен Вершители должны были благоустраивать наше Мироздание, щедро одаривая знаниями разумных существ, родившихся позже. Но далеко не все они были так же благородны, как сильны. Однажды могучий Вершитель по имени Консерватор объявил себя повелителем Вселенной...

(заставка перед началом сериала "Вершители. В начале времен")

1.

Сложное переплетение множества разноцветных труб выглядело даже величественно, а голубоватое люминесцентное освещение, разбавленное кое-где красными мигающими огоньками сигнальных датчиков, придавало месту жутковатый мертвенный вид. Айк Хэнори поудобнее перехватил тяжелый бластер.

- Здесь узко, - сказал он своей спутнице. - Один труп задержит погоню, пока его не уберут.

Арти сердитым жестом отбросила со лба прядь темных волос:

- Ты сначала сделай этот труп, а потом будешь трепаться.

- Не кипятись, - добродушно отмахнулся Айк. - За трупом дело не станет.

Тяжелый грохот кованых ботинок становился все ближе. Послышалась ругань - судя по всему никто из приближающихся штурмовиков не хотел быть первым.

- Накаркал, как всегда, - вздохнула Арти и кровожадно улыбнулась. Судя по выражению лица, ей даже нравилось делать из живых штурмовиков мертвых штурмовиков.

- Я помню планы, - заговорила она снова. - Через два поворота будет винтовая лестница, там коридор расширяется и примыкает к тамбуру под главным реактором. Сквозь стенку можно пройти -бластеры у нас еще работают.

Айк выстрелил в показавшегося из-за угла штурмовика и повернулся к девушке.

- Ты уверена, что ты хорошо помнишь эти планы?

Арти посмотрела на него с презрением:

- Опять забыл, что я не человек?

Айк смущенно отвел взгляд и быстро исправил положение:

- Ну извини, извини, у меня-то в отличие от тебя провалы в памяти бывают.

После первого поворота диаметр коридора резко сузился, по нему пришлось не идти, а ползти на четвереньках.

- Одно хорошо - есть надежда, что Генерал нас здесь не почувствует, - сказала Арти.

- А если и почувствует, все равно сам за нами не полезет, ему несолидно, - поддержал ее Айк. Как и все в Империи, Генерала он побаивался и пытался скрыть свой страх за плоскими шуточками.

А Генералу Кору Истмэну было сейчас совершенно не до того, чтобы бегать во главе своих штурмовиков по вентиляционным шахтам, отлавливая маленькое недоразумение в виде двух маньяков-самоубийц. Самоубийцами они явно были, иначе бы они не посмели вдвоем сунуться на "Всеразрушитель".

Генерал Кор Истмэн находился в тюремном блоке. Он допрашивал третьего самоубийцу - юного идиота, которого поймали сегодня утром при попытке взорвать главный реактор станции.

Дэн Старквэстор, высокий достаточно хрупкий молодой человек с золотистыми волосами и серыми глазами, одетый в черную форму штурмовика, теперь ужасающе грязную, невольно сжался в комок в углу камеры. Генерала Истмэна не бояться было невозможно. Гигантская, двухметрового роста фигура, с ног до головы затянутая в черную кожу, усеянную шипами нависала над пленником. Зловещее впечатление усиливал спадающий мягкими складками черный плащ, благодаря которому фигура генерала казалась еще массивнее и мощнее.

- Я еще раз повторяю свой вопрос, - глухим, лишенным всякого выражения голосом произнес генерал. - Меня интересует, откуда и каким образом к вам попали планы "Всеразрушителя".

Старквэстор собрался с силами и смело взглянул в неподвижное, словно маска лицо генерала с хищными аристократичными чертами. На него пристально смотрели стального цвета глаза, над которыми на широкой кожаной повязке, пересекающей высокий лоб, казалось, жил собственной жизнью мерцающий темно-багровый кристалл.

- Ты все равно ничего от меня не добьешься, палач! - почти крикнул Старквэстор, чудовищным усилием воли отрывая взгляд от кристалла.

В ответ Кор Истмэн даже не пошевелился.

- Скажешь, - тем же лишенным эмоций голосом процедил он. - Более того, ты будешь умолять меня, чтобы я тебя выслушал.

Тревожный дребезжащий звук послышался откуда-то из кухни. Девушка, сидящая перед экраном, недовольно поморщилась и нажала на кнопку пульта дистанционного управления. Изображение застыло расплывчатой тенью, в ожидании, когда рука хозяйки вновь оживит его.

Юля грациозно поднялась с дивана, бросив мимолетный взгляд в зеркало - три года занятий аэробикой приучили ее постоянно наблюдать за своим телом и откровенно любоваться им. И сейчас она выглядит королевой, несмотря на то, что несколько дней ползала по лесу за черникой и пропалывала грядки. Легко ступая, она направилась в кухню к ближайшему телефону. Лучше всего, конечно, было пойти в свою комнату и неустанно любоваться своим изображением в большом зеркале, но до комнаты было шагов пять. А телефон все звонил.

- Алло, - несмотря на все усилия, голос казался хриплым. Неужели она простудилась на этой проклятой даче? Этого только не хватало.

- Привет, - радостным голосом отозвалась трубка, - ты что, на даче была? Я тебе уже несколько дней звоню, а у тебя все нет никого.

- Вчера вечером только вернулась, - недовольно ответила Юля. - Подожди минуточку.

В своей комнате с закрытой дверью девушка чувствовала себя куда комфортней. Развалившись на диване - ноги согнуты в коленях, спина на подушке, рука изящно поддерживает легкую трубку - она смотрела на себя в зеркало и небрежно слушала Мишкину болтовню. Впрочем, размеренный рассказ Михаила назвать болтовней могла только она Юля, проучившаяся с ним вместе десять лет и не отвязавшаяся до сих пор. Не то, чтобы он ей надоел - Юле было безмерно приятно наличие постоянного спутника, готового за нее хоть десять контрольных решить - но она еще с третьего класса твердо знала, что достойна большего. Роман с одноклассником - фи, это достойно уличных девчонок из заводских семей какого-то далекого и невообразимого прошлого.

- Так ты поступила?

- Поступила.

- Сколько экзаменов сдавала?

- Один. Я же на платное отделение. Родители решили, что лучше пойти на платное, а то такой конкурс... А ты?

- И я поступил. Только на исторический, а не на юридический, как сначала хотел. Жалко, ты со мной вместе не пошла, ты бы поступила, я уверен. Даже без денег.

Юля усмехнулась. Он что серьезно считает, что она готова пренебречь давно лелеемыми мечтами родителей ради того, чтобы учиться с ним на одном факультете? Они еще год назад обсуждали, куда ей следует поступать и избрали международную экономику. Юля не призналась бы и самой себе, что идти на эту экономику ей не очень-то и хотелось. Вот в Университет бы она пошла. Только не на исторический и даже не на юридический, какие бы большие деньги эти специальности не сулили, а на психологический. Устроиться она бы всегда устроилась, ведь основа любого дела - люди, а людьми надо уметь управлять. Но не ссориться же с собственными родителями даже ради заветной мечты! Научиться она всегда успеет, если понадобиться - еще в школе она славилась своим умением добывать информацию, перелопатив неимоверное для простого десятиклассника количество литературы.

- Хватит тебе. Поступила, так поступила. Вылечу еще после первой же сессии.

Тут она слукавила и это почувствовал даже Миша. От Юли можно было ожидать чего угодно, но не вылетания из института, пусть даже самого престижного и труднодосягаемого.

- Ладно тебе. Ты что сейчас делаешь?

- "Звездную империю" смотрю, - ответила Юля, а про себя вздохнула. Ибо следующий вопрос знала уже заранее - "не хочешь встретиться?".

- В который раз ты ее смотришь? Небось кассету до дыр уже протерла?

- Ну не до дыр, но барахлить она начала. Мне родители обещали новую купить.

- И тебе до сих пор не надоело? Наизусть, наверно, выучила.

Этот разговор повторялся уже не в первый раз. И не в первый раз Юля не знала, что ответить. Она не понимала и сама, почему из множества ярких манящих видеокассет каждый раз выбирает именно эту - в картонном футляре, с небрежно напечатанным на машинке ярлыком. Коллекция фильмов в их доме была отменная - ностальгические советские фильмы, так любимые ее мамой, новейшие боевики, отличная фантастика с суперсовременными эффектами... А "Звездная Империя" снималась 20 лет тому назад (Юли тогда еще на свете не было!), техника совершенно примитивна, герои старомодны и ни одной постельной сцены за все три серии! Эпизод, где Арти в коротком платьице вынуждена была прислуживать главе тарсианской мафии Энью Кайсону, за эротический не считался. Снимайся этот фильм сейчас, сцена была бы более откровенной. Что еще? Сюжет? Стандартный фантастический боевик, не более того. Периодические упоминания о таинственной Силе не придавали фильму никакой идейной направленности. И все же... что-то завораживало, что-то привлекало до такой степени, что она была готова прокручивать любимую кассету часами, с первой серии до третьей, с третьей до первой, смотреть подряд, с начала, с середины, откуда угодно... Один раз случился скандал - папа приволок новейший детектив, а ей втемяшилось пересмотреть именно первую серию с начала и до конца. Назавтра была годовая контрольная по алгебре и Юля торопилась просмотреть любимую серию - на счастье. Родители хорошей примете верить отказались и в результате разразился некрасивый скандал: "Да сколько можно смотреть этот тупой фильм, да ты бы лучше училась, а если захочешь расслабиться, мы все понимаем, вот давай поставим комедию, или тот же детектив..." Ей надоело слушать родительские нотации, она сослалась на то, что лучше позанимается и пошла в свою комнату. А когда успокоившиеся мама с папой сели перед видиком, Юля уложила учебники в сумку и сбежала к Мише. Всю ночь они решали экзаменационные задачки и рисовали звездолетчиков в плавках, предварительно отключив телефон. Когда утром мама поймала Юлю у школы, она была уже готова на все. Теперь Юля могла смотреть "Звездную Империю" хоть круглыми сутками. Даже новую кассету ей пообещали.

- Ну тебя... Как будто самому не нравится...

- Нравится. Но смотреть сутки кряду я бы не выдержал. Кстати, твои родители не приехали?

- Нет еще, - честно призналась Юля и тут же мысленно отругала себя. Ладно. Сказала, так сказала, пусть приходит. Вот возьму и заставлю его смотреть все три серии с перерывом только на чашечку кофе.

- Можно я приду?

- Приходи. Только учти - я сегодня "Империю" до конца досмотреть собираюсь.

- Ну хорошо, а вечером я предлагаю тебе пойти со мной в одно место.

- Опять на ту дискотеку? - недовольно поморщилась девушка. - Я туда больше не потащусь - мало того, что через весь город ехать, так еще и народ какой-то дебильный.

- Нет, лучше, - торжественно протянул Михаил. - Помнишь, я тебе журнальчик самиздатовский притаскивал? Со статьей про "Империю"? Я нашел через этот журнал фан-клуб "Вершителей". Там кстати и поклонники "Звездной Империи" есть.

- Не понимаю, чем тебя привлекают "Вершители". Детский мультик.

На самом деле "Вершители" Юле нравились, но становиться поклонником детского мультика было намного ниже ее достоинства. "Империя" - другое дело, все-таки не мультсериал, а полнометражный фильм, хоть и двадцатилетней давности. Да дело даже и не в этом. Что-то в "Вершителях" Юлю раздражало. Она не могла понять что, так же как и не могла понять, что ее привлекает в "Звездной Империи". Может быть излишняя правильность добрых и исключительная ублюдочность злых героев. Кор Истмэн, даже будучи злодеем, выглядел героем, а Перекресток выглядел так отвратительно жалко, что было непонятно, почему его не прикончили в первой серии свои же.

А вот от перспективы знакомства с неведомыми фанатами "Звездной Империи" Юлю вдруг кинуло в дрожь. Она и представить не могла, как станет обсуждать с кем-то Кора Истмэна - ее Кора Истмэна. Ее фильм, ее мир, ее жизнь. И отдать это на растерзание людям совершенно незнакомым, людям которым абсолютно безразлична она сама и которые неизвестно умеют ли вообще чувствовать... Мишка даже не понимает, что предлагает ей - это ведь намного хуже, чем раздеться у всех на глазах...

- Знаю, что детский. Но есть в нем что-то такое...

- Знаем, знаем, "философская система построения мироздания по материалам мультсериала "Вершители". Я вообще не представляю, как наша историчка умудрилась такое проглотить. Впрочем ты способен даже "Курочку Рябу" изложить в форме научного трактата.

- Ладно тебе. Ну как, идешь?

- Не знаю. Посмотрим. Приходи давай. И купи что-нибудь выпить, ладно?

Юля положила трубку и еще раз посмотрела на себя в зеркало. Что-то изменилось, ушла легкость, непринужденная свобода погружения в заветную реальность. Наверное, такое чувство испытывает мужчина, узнав, что у его любовницы есть другой. Даже если он не ревнив и она у него явно не первая и не последняя. Конечно, Юля прекрасно знала, что не она одна смотрит "Звездную Империю" и не она одна очарована зловещим обаянием Кора Истмэна... но, сидя перед экраном в темной комнате, можно было об этом забыть. Выбросить весь мир из головы и оставить Кора Истмэна ей одной. Умеет же Мишка спихивать с небес на землю, причем из лучших побуждений! Зачем она только его терпит?

- Зачем я его терплю? - спросила она у своего отражения. И тут же передразнила себя - зачем, зачем? Больше никого рядом нет, вот и приходится терпеть!

Пока нет, - поправила Юля сама себя. Пока. Миша еще не знает, что стал всего лишь ступенькой ее пьедестала. Первой ступенькой - и в этом вся его заслуга. Но пока он один... и у нее нет другого выбора. Пойти, что ли с ним в этот клуб или где они там собираются...

Юля опять не призналась себе, что ей просто не хочется сидеть вечером одной и тупо пялиться с балкона на громады многоэтажек, зловеще нависающих над головой. С нее хватит экзаменов - после трех дней полного одиночества она перешла с легкого итальянского вина на крепкий французский коньяк... а писать сочинение в состоянии похмелья - не самая лучшая штука, стоит признаться.

Юля направилась было в кухню, но остановилась, вовремя вспомнив, что в холодильнике из выпивки имеется только "Пепси-кола" - все запасы спиртного пошли на отмечание ее поступления в институт. Она тяжело вздохнула, еще раз глянула в зеркало - на этот раз в коридоре - и легкими шагами вошла в большую комнату, к сиротливо лежащему на диванной подушке пульту. Чуть-чуть назад, теперь пуск... Опять мир вокруг нее сузился до занявшего весь экран бесстрастного лица Генерала.

- Скажешь. Более того, ты будешь умолять меня, чтобы я тебя выслушал.

2.

В жизни Михаила Романова было три всепоглощающих страсти. Любовь к своей однокласснице Юле Болотниковой, монархическая партия и мультсериал "Вершители". Между собой сочетались они весьма слабо. Товарищам по партии признаваться в увлечении детским мультиком было стыдно, несмотря на то, что Миша усматривал в нем серьезнейшую философскую подоплеку. Но от этой подоплеки за версту несло язычеством, а то и вовсе пантеизмом и втолковывать ее людям, избравшим своим курсом "Православие, самодержавие, народность" было, мягко говоря, неловко. Поклонники же "Вершителей" политикой в большинстве своем не интересовались. Оставалась Юля. К его монархическим высказываниям она относилась весьма скептически (видимо, считая, что при беспорядке, именуемом капитализмом, у нее куда больше шансов, чем при монархии), а "Вершителей" хоть и смотрела с интересом, но включаться в обсуждение структуры Вселенной Дорог и характеров героев - что могло быть на самом деле, а что нет - она не спешила.

Сам Миша объяснить логично хотя бы одно из своих пристрастий не мог - да и зачем, собственно, объяснять страсти? В классе над ним смеялись, говоря, что его политические убеждения обоснованы его фамилией. "А была бы у тебя фамилия Горбачев - был бы демократом". Впрочем, ребятам из класса было все равно, что происходит в стране и кто находится у власти. Главное - поступить в престижный институт, чтобы потом побольше денег заработать, а лучше всего - уехать за границу. Миша почему-то так не мог. Он предпочитал смотреть, что происходит вокруг, а потом думать, отчего так происходит и, главное, что можно сделать. Миша был твердо уверен, что привлечение западного капитала ничего не спасет и не может такая огромная и самобытная страна, как Россия, идти на поводу у какой-то там Америки. Как-то, еще в девятом классе, они с Юлей делали сногшибательный доклад по истории и несколько дней пропадали в Публичке. Ничего особо умного от них не требовалось, но они решили поразить всех и в особенности учительницу (тем более уже тогда они знали, что поступать будут на гуманитарную специальность). Читая книги дореволюционных историков, философов и публицистов, Миша не мог поразиться глубине их мыслей и стилю высказываний, особенно на фоне занудных речей современных политиков. А потом, на Невском, он наткнулся на группу людей с монархической газеткой, разговорился с ними и, неожиданно для себя, обнаружил, что здесь над ним не только не смеются, но и искренне восхищаются его рассудительностью и здравым умом. И что на него, пятнадцатилетнего мальчишку, никто не смотрит свысока. Из-за политики он круто поругался с отцом и почти не разговаривал с ним до сих пор - демократ еще доперестроечных времен не мог простить сыну столь низкого падения.

В свете таких политический убеждений Мишино увлечение "Вершителями" выглядело более чем странно. Хотя бы потому, что мультик был американский. Считалось ниже достоинства русского человека даже смотреть западные мультики и тем более восхищаться ими. Честно говоря, самим мультфильмом Миша и не очень-то восхищался. Его раздражала примитивность и слащавость, характерная для мультфильмов вообще и для "Вершителей" в особенности. Однако "Вершители" были больше, чем просто коммерческим мультфильмом. Существование Вселенной Дорог, соединяющей разрозненные миры в одно целое, всевластные Вершители, это самое взаимодействие осуществляющие, делали его из надоевшей всем фантастики чем-то несравнимо новым и безмерно интересным. Хотелось прочувствовать Вселенную Дорог до последней звездочки, постичь все ее законы и действовать в ней. Как? - Миша не имел понятия, но почему-то верил, что такое возможно. А когда он через детскую газету познакомился с другими поклонниками "Вершителей", то убедился, что его мнение отнюдь не единично, мало того - есть ребята, продвинувшиеся в своем стремлении жить в этой удивительной Вселенной еще дальше. Разумеется, он с восторгом кинулся в исследование неизведанных земель... плохо было только то, что Юля этого восторга не разделила. Но он надеялся, что это только от нехватки времени.

С Юлей было сложнее всего. С его стороны была банальная, сотни раз описанная в книгах, показанная на широких экранах, воспетая в песнях школьная любовь - "первая любовь, школьные года, в лужах голубых стекляшки льда, не повторяется, не повторяется, не повторяется такое никогда". Но - только с одной стороны. Как к нему относится Юля, Миша не мог понять до сих пор. Они сидели за одной партой, вместе готовились к контрольным, вместе штурмовали горы литературы в Публичке, вместе держались на школьных поездках за город, когда класс медленно, но верно, стал разбиваться на парочки. Однако готовиться к контрольным Юля могла с кем угодно и доклады писать - тоже, то, что она выбрала именно его - старая привычка, как никак еще в третьем классе их дразнили женихом и невестой. В седьмом перестали - надоело. Их дружбу воспринимали, как непреложный факт, как нечто незыблемое и половина класса была уверена, что через год они обязательно поженятся. Да что там полкласса - даже их любимая историчка не то в шутку, не то всерьез, просила пригласить ее на свадьбу. Кстати, надо будет в сентябре зайти в школу и ее навестить - как-никак лучший ученик, да и поступил все-таки, стоит похвастаться. Только бы не поругаться опять из-за политики - Миша давно уже подозревал, что историчка за демократов, а на выпускном вечере она сама в это призналась.

Почему-то каждая встреча с Юлей оставляла чувство неудовлетворенности. Каждый раз он ожидал чего-то, а это что-то никак не приходило. Как будто постоянно что-то оставалось недоговоренным, хотя поговорить они любили. Но разговоры получались все не о том. Хуже всего было то, что Юля никому не давала себя вести, и тон всегда задавала сама. Готовят они доклад по обществоведению - и все разговоры не на тему безжалостно отсекаются. Идут вечером на дискотеку, ни о чем серьезном даже и не обмолвится - мы развлекаться пришли. Как будто Юля только и умеет - работать до полного завихрения мозгов, а потом тупо развлекаться, отбросив даже возможность думать. Правда, было еще странное увлечение "Звездной Империей", но говорить об этом Юля не любила.

В преддверии лета Миша построил кучу радужных планов, но осуществиться им дано было не сразу. Сначала - кутерьма с поступлением. Все носились, как сумасшедшие, наперебой рассказывали дикие истории из жизни поступающих, писали шпаргалки и тщетно пытались выучить за неделю, то, что никак не могли усвоить за несколько лет обучения. Миша относился к абитуриентской возне совершенно спокойно и огорчало его лишь то, что Юля все-таки не стала поступать с ним. Несмотря на решение ее родителей, он надеялся до последнего дня.

Перед экзаменами он все не мог ее поймать, потом было не до того, а потом выяснилось, что она уехала на дачу. Даже не предупредив. Будто бы и не было ничего. Школа позади - значит уже ничто не связывает? Но если два человека рядом только по внешним обстоятельствам - какова цена их дружбе? Любой другой мало-мальски соображающий человек может с тобой перелистывать учебники, выискивая материалы к билетам, решать мудреные задачки, смешивать реактивы на лабораторных... Нет общего дела - значит и нет связи? Значит, надо искать дело. И тем ценнее будет, если дело это - не обязательное для всех, как учеба, а выбрано тобой же, потому что оно тебе нравится.

И тогда Миша решил привести Юлю к поклонникам "Вершителей". Странная эта была компания, особенно с первого взгляда. Никакая обязаловка их не связывала, никаких мероприятий по галочке не проводилось, захотел - пришел, захотел - ушел, как раньше говорил - неформальное объединение молодежи. Просто - вместе интересней. В конце концов, ничто не обязывало Юлю там оставаться. Пусть посмотрит, как можно жить весело и свободно, может сама такой станет.

Юле все это, конечно, Миша не высказал. В перерыве между первой и второй сериями, за чашечкой кофе, он говорил так:

- Понимаешь, там просто весело. Мы тут сидим одни, со скуки мозги пухнут, а там народ просто развлекается. ("Мы тут сидим одни" подразумевало "ты тут сидишь одна", у него-то была и партия и та самая компания "Вершителей", а у нее что, кроме учебы?).

- Как же они развлекаются? - скептически спросила Юля.

- Истории по мультику придумываем, в персонажей играем. Ты знаешь, что меня Всевластным Стражем прозвали?

Девушка пристально его оглядела. Откусила кусочек пирожного, тщательно запила кофе из маленькой чашечки и снизошла до ответа:

- А что - похож. По крайней мере, толкать заумные речуги ты умеешь. Только ведь Страж был совершенно бесстрастным и ко всему равнодушным.

- А я что - не равнодушный? Впрочем, никто не может быть полностью похожим на персонажа.

- Зачем же тогда имена брать? - пожала плечами Юля.

Опять они говорили не о том. Миша взглянул в окно. Просторную лоджию загромождали какие-то ящики и доски, а за ними, куда глаз ни кинь, высились коробки небоскребов. Возле чахлых деревьев во дворе бегала кругами облезлая собака - будто ожидала найти там что-либо съедобное. Небо опять заволокло облаками, как бы дождя не было. И вот - впервые за столько месяцев они вдвоем и над ними не висит ни ожидание грядущих экзаменов, ни пристальное око родителей. Теперь бы раз и навсегда разрешить ту неопределенность, что тяготит его уже больше года... но никак не сделать первый шаг. Может, если он осмелится, решение будет принято совсем не то, какое он желал?

- Наверное, чтобы приобщиться к любимой сказке. Надо же еще чем-то жить, кроме всего этого, - он развел руками, как будто пытаясь охватить весь мир.

- А стоит ли выставлять свою сказку на всеобщее обозрение? - неожиданное спросила Юля. Она любила так делать - только начнешь выкладывать какую-нибудь теорию, что-нибудь грандиозное, серьезное и важное, как она задаст вопросик, простой, но выворачивающий наизнанку все твои суждения. Вот и теперь - что ответишь?

- Но ведь мультсериал создан для всех. Никому смотреть не запрещается и любить его тоже.

- Я не о том. Когда ты смотришь фильм или читаешь книгу, ты просто смотришь, как и миллионы других. Но то, что остается в тебе после прочтения книги или просмотра фильма - оно только твое и ты не должен это открывать.

- У тебя получается - каждый сам по себе. Любая мысль должна вариться в собственной соку, что ли?

- Мысли и чувства слишком ценны, чтобы доверять их первому встречному.

- Тебя никто не просит доверяться всем и с первого взгляда. Но если люди давно уже знают друг друга, доверяют друг другу - значит можно доверить и мысли? И тот мир, что возник в тебе после соприкосновения с другой реальностью.

Юля встала, налила себе еще кофе. Помешала сахар, повертела в руках ложечку, будто невесть что это было, а не маленькая золотистая кофейная ложка и ответила:

- Я думаю, что стоит. Если в этот мир можно уйти - лучше уходить в одиночку. - И, ставя точку в разговоре, вкрадчиво сказала - Да, а как насчет выпить?

Миша покорно выставил бутылку "Монастырки".

- Фи, какая гадость, - поморщилась Юля. - Покрепче не нашлось? Или у тебя денег нет? Я бы отдала.

- Тебе нельзя много крепкого пить. Сопьешься.

- Я сопьюсь? - усмехнулась Юля. - Ну вот еще! Давай наливай и пойдем дальше смотреть.

- Так ты со мной поедешь?

- Ну поехали, ладно, - нехотя согласилась Юля. - Где это хоть?

- На Ржевке. От нас автобусом минут сорок, а там еще три остановки.

- Опять далища несусветная...

Юля вела себя так, как будто делала Мише большое одолжение, но тот был доволен даже этим. Он был уверен, что Юля непременно втянется, что бы там она ни говорила.

- Но если мне там надоест - я поеду домой, - предупредила Юля. Миша послушно кивнул.

Из работы ученика 11в класса Романова Михаила

Философская система "Вершителей" отличается отсутствием Абсолюта. Вселенная представляет собою информационно- энергетическую структуру, замкнутую в себе, саморегулирующуюся и самообновляющуюся. Пантеон Вселенной Дорог лишь отдаленно напоминает стандартные языческие пантеоны, поскольку различия между ними существенны. Прежде всего, в этом пантеоне нет Верховного Божества. Провиденциальными структурами управляет Совет Провиденции, состоящий из Пяти Вершителей и все жизненно важные для Равновесия Вселенной решения принимаются коллегиально. Номинальный глава Совета - Проповедник - не похож на Верховных Божеств языческих пантеонов и менее всего подходит для Верховного Божества. У него нет преобладающей силы, он не принимает непосредственного участия в творении материальной Вселенной и, собственно говоря, он беззащитен. Почему же именно Проповедник стоит во главе сил Провиденции, сил Созидания тогда, когда необходима жесткая борьба против Инферно? Это не каприз и не случайность. Проповедник представляет собой олицетворение духовного прогресса, духа, поднимающего материю все к большему совершенству. Это соотносится с восточными религиозными учениями о Божией искре в каждом живом существе и о трактовке первородного греха, как сошествии духа в материю. Задача Провиденции - поднять материю на духовный уровень, осветить каждое живое сознание светом духовности - и именно эту задачу выполняет Проповедник и Орден Святителей.

Мы видим, что концепция Вершителей куда ближе к современным пантеистическим вероучениям, нежели к прежним языческим религиям. Неоднократно подчеркивается, что Вершители - не всевластные Боги, что Вершителем может стать каждый, пройдя соответствующий путь. История Смельчака это подтверждает.

Показательно, что при отсутствии четкой иерархии в рядах Провиденции, их враги - Инферно, энтропийные силы, эту иерархию имеют и очень строгую. В роли Абсолюта выступает Перекресток, и далее - жесткая иерархическая структура. Решающим фактором при определении положения субъекта в иерархии становится как раз сила. Распределение ролей происходит по принципу "кто одолеет высшего, сам становиться высшим". Характерно, что когда Серый Клан становиться частью сил Провиденции, необходимость в иерархической структуре отпадает и становятся возможными прежде невероятные вещи - как два Лорда одновременно в Ордене Отменителей. Причем Лорды эти разделяют свои обязанности и не подчиняются друг другу.

3.

Дверь им открыла очень маленькая девушка в драных джинсах. Издали ей можно было дать лет десять, но лицо у нее было совсем не детское - совершенно некрасивое с неправильными чертами, плоское и невообразимо скучное. Наверное, ей лет двадцать, не меньше. Они недоуменно уставились друг на друга. Юля выглядела, как всегда, блестяще, хоть и оделась несколько демократично - черные джинсы, куртка, кроссовки (все, разумеется, высшего качества и из фирменных магазинов). Ей здесь не понравилось, когда они еще проходили по лестнице - подъезд совершенно неухожен, краска со стен облупилась, где еще осталась - понаписаны неприличные слова и названия рок-групп и вообще просто грязно. Да еще и эта девчонка - под стать подъезду, лохматая, грязная, свой замызганный наряд не снимает небось недели две.

К Юлиному удивлению, Миша разочарован абсолютно не был и даже поздоровался с девчонкой за руку:

- Привет, Скандалист. Вся команда в сборе?

- Ага. Мы там "Второе Основание" смотрим, мое любимое. Ой, а это кто с тобой?

От такой бесцеремонности надо было просто повернуться и уйти. Юля уже поняла, что ничего хорошего ее здесь не ожидает. Но уходить прямо так, еще не перейдя порог, было некрасиво и достойно истерички из плохих любовных романов. Посмотрим, что будет дальше. Может, найдется достойный повод уйти без скандалов.

- Это Юля, моя одноклассница.

- А по "Вершителям" ты кто?

- Никто, - буркнула Юля. - Как тебя по человечески зовут?

- Ирка. А тебе мы чего-нибудь придумаем. Пошли скорей, пока серия не кончилась.

Они прошли по небольшому коридору и вошли в квартиру. Юля огляделась. Тесная прихожая была завалена вещами. Перед самым входом стоял книжный шкаф, из которого только что не вываливались журналы. Друг на друге стояли какие-то коробки, из которых торчали тряпки, деревяшки и инструменты. Комнат было две - одна, маленькая, прямо напротив входной двери, было завалена вещами, а вторая, побольше, как раз и служила местом сборищ. Переступая через стоящие на полу ботинки, Юля с Мишей вошли в комнату. Шустрая Ирка уже прошмыгнула между ними и взобралась с ногами на диван.

Чего в этом доме было в изобилии - так это книг. Большая стенка была набита книгами снизу доверху. Обстановку же комнаты иначе, как убогой, назвать было нельзя. Телевизор был явно 15-летней давности, видик - тем более, мебель покосилась и давно перестала блестеть, обои совершенно выцвели, диван подозрительно скрипел, когда на него садились. Еще был компьютер на маленьком столике возле дивана, выглядевший, как и все в квартире, мягко говоря, несколько подержанным. Комната была набита народом - человек пятнадцать, а то и двадцать. Несколько человек за столом у окна о чем-то оживленно беседовали, кто-то смотрел на экран, как будто можно было что-то разобрать в таком шуме, кто-то перелистывал журналы, одна девушка сидела за компьютером, уверенно и быстро нажимая на кнопки, остальные просто сидели и галдели. Ни слов, ни смысла разговоров понять с первого раза было невозможно. Юле опять захотелось бежать. Она непроизвольно вцепилась в Мишину руку, тот непонимающе посмотрел на нее - мол ты чего, все в порядке... Никто пока не обращал на них особого внимания. Воспользовавшись этим, Миша посадил Юлю в кресло, скинув с него груду книг и стал представлять окружающих. Компания у стола, оказывается, играла в "приключенку". "Это как?" - "Ну как играют - идешь туда-то, видишь то-то, каковы твои действия?" Юля не очень поняла смысл такой игры, но решила разобраться попозже. Вел игру хозяин квартиры Костя, он же Строитель, худощавый парень лет 25, в сером свитере. Рядом с ним разместились щуплый светловолосый Юрка - Разведчик, длинный прыщавый Саня - Сигнал и две девчонки - рыжая Алла и невзрачная Ира. Парни были какие-то неубедительные и с ними не хотелось даже знакомиться. Миша из всей компании выглядел самым солидным.

Большинство народа составляли девчонки. Миловидная девушка в очках за компьютером - Таня, Элита, выглядела здесь наиболее пристойно, хотя отнюдь не блестяще. Так одеваются служащие в бюджетных учреждениях, чисто, но недорого - светлые полотняные брюки, футболка, простые деревянные бусы. Рядом с Иркой-Скандалистом сидела толстая девица с наглым лицом деревенской бабы - Рита, Погромщик. Две маленькие беленькие девчонки - Аня и Таня, Проныра и Пролаза, шустрая, подстриженная под мальчика, лет пятнадцати - Ленка, Огонек. Мрачная девица в клетчатой рубашке - Света, Подземщик, рядом с ней нечто рыжее, сразу не поймешь какого пола - Катя, Броневик, симпатичная светленькая девица в джинсовом костюме - Наташа, Мечтатель...

Юля тут же прочно все это забыла, тем более, что не привыкла запоминать еще и вторые имена - по сериалу. Между ногами стоящих и сидящих бродил толстый серый котяра. Животное называлось Мертвителем - не то потому что серый, не то, потому что наглый...

Миша, едва успев показать Юле народ, перебрался к столу и тут же включился в игру. У Юли такого желания пока не возникло. Она попробовала пробраться поближе и прислушаться.

- Ты идешь по серому коридору цитадели Смертоносца, - обращался Слава к Алле. - Из-за угла показывается пустотник. Твои действия?

- Ахну его оранжевым светом, - пожала плечами девушка. Она была поразительно некрасива, впрочем красивых лиц здесь вообще не наблюдалось.

- Кинь кубик. Сколько? Четыре? Поздравляю - он убит, можешь идти дальше.

Пока ничего интересного игра из себя не представляла. Изображать из себя отважного рыцаря Оранжевого Света не очень-то и хотелось, сражаться на другой стороне - тем более. Юля взяла с полки лежащую на краю книжку - это оказался справочник по холодному оружию - полистала, положила обратно. На экране отважная Защитница блуждала по закоулкам Бездны, чтобы найти заключенного там уже много веков Огонька. Стоя смотреть было неудобно и Юля села на диван - как раз там обнаружилось место рядом с Иркой.

Ирка, оправдывая свое прозвище, сидеть и смотреть спокойно не могла. Она перелистала все лежащие рядом журналы, нарисовала на листочке какую-то рожу, не удовлетворившись результатом, кинула листочек под стол, взяла на колени Мертвителя и приняла его чесать за ушами и нахваливать, какой он толстый и пушистый. Когда кот, не выдержав, сбежал, она повернулась к Юле:

- Тебе кто в "Вершителях" больше всего нравится?

Такой вопрос застал ее врасплох. Очень хотелось сказать "Мне "Вершители" совсем не нравятся". Но надо было хоть немного разыграть свою - и Юля буркнула, только чтобы отвязаться:

- Мертвитель. Ну и Мастер еще.

- Пустотники... - пренебрежительно протянула Ирка. - Впрочем, в "Войне Перекрестка" они очень даже ничего. Мне даже нравятся.

- Не люблю "Войну Перекрестка", - призналась Юля. - По-моему, им просто придумать было нечего.

- Не скажи! - вмешалась Рита. - Все логично: сначала Перекресток действовал через Консерватора, потом подчинил себе Серый Клан, и наконец был вынужден вступить в войну открыто.

- А потом они сделают сериал, где Перекресток перестанет быть Злом? - предположила Юля. Разговор не нравился ей все больше и больше, но почему-то прекращать его не хотелось.

- Не сделают, - уверенно заявила Ирка. - Видишь ли, мультсериал есть проекция реальных событий в Мироздании. Вселенная Дорог существует на самом деле и создатели сериала отобразили основные ее закономерности, не без искажений, конечно.

- И что, ты можешь сказать, где конкретно искажения?

- В принципе могу, только это долго рассказывать, да и не все пока мы выяснили. Вот смотри - основных сил, составляющих Мироздание, семь.

- Почему семь? Вершителей гораздо больше. А в заставке говорилось, что Вершители и есть - силы Мироздания.

- Я говорю про основные силы, - сбить Ирку со своего излюбленного конька было не так-то просто. - Все остальные не являются фундаментальными или могут быть получены из других. Значит так, смотри: Зарождение, хранители - Всевластные Стражи. Потом - Утверждение, хранителем был Консерватор, а теперь - Светоносец, Преображение - Мятежник, Обретение, хранительница - Радость, Восхождение - Проповедник, Нейтрализация - Мертвитель и, наконец, Разрушение - Разрушитель. Инферно среди этих семи нет! Ее вообще нет в структуре равновесия. Разрушительные функции успешно выполняют вершители Разрушения.

- А разве против Разрушителя все не борются? Он же инфернит.

- Разрушитель - не инфернит, - жестко сказала Рита. Голос у нее вдруг изменился, и если бы только голос - Юле показалось, что пространство вокруг нее сгустилось, серые молнии били откуда-то сверху, а вместо Риты привиделось совсем другое существо - туманная фигура, похожая на Разрушителя из мультика, но не совсем. Лица у фигуры не было, или может она просто не могла его разглядеть. - Разрушитель стал служить Перекрестку лишь для того, чтобы спасти свой Орден, и своих учеников. Он уже тогда видел, что сила Разрушения в сложившейся обстановке одна не выдержит и чтобы она осталась в Мироздании, необходимо объединиться с Перекрестком.

Ирка смотрела на Риту круглыми восторженными глазами. Юля поняла, что Ирка тоже почувствовала что-то, но в отличие от нее не испугалась, а даже обрадовалась. Вскочила на диван с ногами и что-то горячо зашептала Рите на ухо.

- Не здесь, Сканди.

- Ну, Разрушитель, ну, пожалуйста!

- Ладно, пошли на лестницу.

Когда они ушли, Юля испытала почти физическое чувство облегчения, как, например, когда из темной пещеры, где блуждали уже долго, выходишь на просторную поляну, слышишь пение птиц и наслаждаешься солнечным светом. Наваждение какое-то.

Таня, все еще сидящая за компьютером, повернулась к Юле, будто почувствовала ее недоумение и успокаивающе сказала:

- Не обращай внимания, опять Ритка Разрушителя вызывала...

- Она всегда такая? - с трудом отходя от пережитого состояния спросила Юля.

- Она? Нет. Это Разрушитель такой, я сама его боюсь, честно говоря. Он конечно несколько другой, чем в мультике, но все равно страшный. Уж не знаю, что в нем Сканди нашел... О, смотри, что я нашла - преображение Защитницы!

На экране компьютера красовалась картинка - из серых клубов дымящегося мрака выступали светлые лучи. По краям их было мало, но в центре они сгущались и образовывали столб света, в центре которой, воздев руки, стояла обнаженная фигура Защитницы. Освещение не позволяло разглядеть никаких деталей - лишь серебряный венец с двенадцатиконечной звездой.

- Тут много таких картинок. Я себе их переписываю, - пояснила Таня.

Юля опять уставилась на экран.

Из зева пещеры выползло облако свинцово-серого тумана. Бесформенное, мерзкое, шевелящееся, оно ширилось и ширилось, наступая на застывших в растерянности Защитницу и Погромщика. В глубине его, как узоры в калейдоскопе, проступали и исчезали неясные уродливые силуэты или даже обрывки силуэтов - какие-то лица с неживыми глазами, протянутые костлявые руки, головы чудовищ, чьи-то кожистые крылья и чешуйчатые хвосты. Погромщик сделал шаг вперед и изо всех сил рубанул по облаку своим мечом, но прославленный клинок истаял ледяными искрами, оставив в руках своего хозяина только рукоять и беспомощный обломок лезвия не больше ладони.

- Погромщик, не прикасайся! - крикнула Защитница. - Это, наверное, Дыхание Бездны!

- А что такое Дыхание Бездны? - спросил воитель, отступая.

- Это сила, случайно порожденная Разрушителем и Консерватором во время поединка заклятий в древние времена.

- Тогда, может, ее Красным Светом можно?

- Раз это кусочек силы Консерватора, то, наверное, можно. А против Разрушителя лучше всего помогает Солнечный Ветер.

Погромщик, сложив ладони перед грудью, сконцентрировал вокруг себя золотое сияние.

- Защитница, почему-то моей силы хватает только на то, чтобы защитить себя, - беспомощно развел он руками.

- Наверно, здесь присутствует какое-то поле, препятствующее вызову Солнечного Ветра.

Защитница взметнула руки над головой:

- Цитадель Преображения, дай мне силы!

Тут же красное сияние облекло ее фигуру, а в руках появились два призрачных алых клинка. Такие же, но золотистые, легли в ладони Погромщика.

- Спасибо, Цитадель, - улыбнулась Защитница. - Вперед!

Двое Вершителей нырнули в серый туман, теперь бессильный помешать им проникнуть в Сердце Бездны.

- Не так все было! - заявила с порога вернувшаяся Ирка.

Броневик поднял глаза от журнала:

- А у нас вообще никакой Беладонны не было.

- У вас Дороги неправильные, - отрезала Ирка. - А впрочем, не знаю. Может, это вообще не Дороги.

- Что значит "неправильные", Сканди? - вмешался Подземщик. - Во- первых, можно видеть их по-разному, во-вторых, в разных участках Вселенной Дорог одно и то же предстает совершенно по другому.

- Подземщик, погоди, - вступила в разговор Рита. - Каждый Вершитель представляет собой определенную силу, а эта сила едина для всей Вселенной. Мы можем выделить какой-то мир и рассматривать его отдельно, но Вселенная Дорог - одно целое. Другое дело, их может быть несколько.

- А с какой именно делался мультик? - с ехидством спросила Таня.

- Ни с какой! - уверенно произнесла Ирка. - С Дороги по глюку - американцам "Вершители". Тут столько всего намешано!

Юля начинала чувствовать себя лишней. Захотелось чего-нибудь выпить, чтобы расслабиться, впрочем, желание это возникло еще полчаса назад, при странном проявлении Разрушителя. Она поискала глазами Мишу - тот прочно завяз в игре и вообще не замечал ничего вокруг. Разговор был странный, более чем странный - разве можно всерьез обсуждать какую-то Вселенную, которая может быть и не существует вовсе, которую придумал какой-то шустрый сценарист, желая заработать.

- Подземщик, ты сядешь или нет? - воскликнула Ирка. - Что ты нависаешь надо мной, как Кор Истмэн над Дэнни Старквестором?

Юля почувствовала, как кровь приливает к ее щекам, почему-то стало жарко и в горле пересохло. Сдерживая волнение, она обратилась в Ирке:

- Ты еще и на "Звездной Империи" помешана?

- А мы тут все потихоньку злобные звездные имперцы, - торжествующе сказала Ирка. - Я вот Райд Холли из тридцать второго штурмового.

- А это еще что такое? В фильме такого нет.

- В фильме много чего нет.

- Если бы мы были в фильме, - добавила Рита, - то Истмэн в первой же серии помер бы от инфаркта.

- Расскажи, расскажи про тридцать второе штурмовое, - поддержала Таня.

- Значит так, - начала Ирка. - Дабы обеспечить полный комплект имперских войск в тридцать второе штурмовое отделение набрали народ в основном с Тарсы, но всем в личной карточке написали Алней. Ну вы ж понимаете - Тарса, оплот мафии, несерьезно как-то имперские войска там набирать...

- А Алней - оплот повстанцев, - добавила Таня.

- Ну уж не знаю, чего они там думали, но отрядец получился еще тот. Когда мы выходили в увольнение, потом весь полк неделю у нас сигареты стрелял и пиво клянчил. Я, например, умудрился увести флайер у начальника нашего училища и загнал его за две тысячи баксов, или сколько там на наши деньги. А потом нам надоело, мы угнали крейсер и стали свободной бандой.

- Имперский крейсер "Звездный повстанец", - усмехнулась Рита.

- Ага, это такой прикол однажды был: вызывает нас патруль, спрашивает позывные и так далее, а вся команда в стельку пьяная, вот радист и отвечает - говорит имперский крейсер "Звездный повстанец"... Некоторое время мы вообще под названием "Республика" по космосу мотались!

- Вы что, повстанцы? - мрачно спросила Юля.

- Сама ты повстанец! - с чувством оскорбленной гордости завопила Ирка. - Я верный имперец! Мне Кор Истмэн - отец родной, а также мать, дедушка, бабушка и все остальные родственники, чтоб он сдох!

Проныра с Пролазой радостно подхватили хором:

- Армия мне мать родная, Генерал - отец родной, на хрен мне родня такая, лучше буду сиротой!

- Именно-именно, - удовлетворенно сказал Скандалист. - А хотите я вам чего-нибудь вкусное из этой серии расскажу?

- Давай-давай, - донесся чей-то голос от стола, где играли в "приключенку". - Расскажи, как вы на Айоре "Громовержца" изображали. Безумно люблю эту байку.

- Это не байка, а самый настоящий подлинный факт нашей биографии. Как известно, флагманская группа нашего драгоценного Генерала - это "Громовержец", "Палач", "Неукротимый" и "Хищник". Как к ним на планетках относятся, нетрудно себе представить. Итак, завис наш доблестный "Пьяный Волк" после боя с полицейскими перехватчиками без всяких перспектив самостоятельно выжить. Сканируем эфир, из эфира выцепляем: на секретную базу на орбите Айора должен Громовержец чиниться зайти. Но ему дотуда еще неделю пилить, а мы, даже развороченные, через сутки дотянем. Приползаем, встали, объяснили, что специально срок неправильный назвали, чтобы еще и проверку по поручению Императора провести. Услышав про поручение Императора они там и мявкнуть не посмели - за три дня отделали нас по первому классу, загрузили под завязку всем необходимым, еще выдали кучу секретной документации для передачи Императору. Ну, документацию эту мы за большие деньги повстанцам продали. Но что с Айором было, когда туда через неделю нормальный "Громовержец" прилетел!

- От Айора что-нибудь осталось? - поинтересовался Костя.

- Планета осталась, база - нет.

- Вас элементарно отловить могли, - рассудительно сказал Подземщик. - Для этого достаточно было послать Центру отчет о том, что "Громовержец" пришел.

- Так мы им запретили, - объяснил Скандалист. - Сказали, что сами отчитаемся. Проверка-то секретная и для всей честной Империи мы еще шесть дней до них телепаться должны.

Юля уже начинала ненавидеть себя за то, что она здесь сидит и спокойно слушает такой кощунственный разговор. В конце концов, как смеют эти недоделанные выставлять идиотами Имперскую Службу Безопасности и, значит, ее Кора Истмэна! Да в настоящей Империи за одни такие разговоры вся компания гнила бы на урановых рудниках Дайвирэна. К злости на этих юных идиотов примешивалась злость на себя - как она может воспринимать их серьезно. Совсем после этих чертовых экзаменов нервы никуда не годятся. И где-то, на самом донышке души, шевелилась нелогичная, неуместная, не должная быть зависть. Как непринужденно эти сыновья помоек жонглировали подробностями из жизни пиратов и генералов, названиями планет и кораблей! Откуда у них подробности, которых ни в фильме, ни в киноромане, ни даже в интернетовских сопутствующих материалах не было? И как они об этом говорят - обыденно и уверенно, как будто это все даже не могло быть, а в самом деле было. Откуда они берут материалы? И почему они - могут, а ей, Юле Болотниковой, которая без всякого сомнения умнее их всех, вместе взятых, никогда не приходило в голову ничто подобное? Зависть эту Юля, конечно, задавила в самом ее зародыше, успокоив себя тем, что для того, чтобы врать без зазрения совести, много ума не надо. Но все-таки, черт возьми, почему, когда Скандалист несет свой бред, помимо воли начинаешь ему верить? Настолько верить, что, кажется, еще мгновение - увидишь не страшную, как атомная война девицу, облаченную в грязные тряпки, а... А высокого длинноволосого парня, затянутого в черную кожу, с надменным и самоуверенным лицом профессионального преступника, двумя пистолетами за поясом и светло-золотистой прядью, спадающей на правый глаз. Но ведь этого же быть не может - не может эта Ирка играть настолько профессионально. Так играть, пожалуй, даже профессионалы не могут. Юля часто бывала с родителями на лучших спектаклях лучших актеров и никто из них никогда не мог заставить ее отрешиться от пыли на занавесе, соседей по залу и пирожных в буфете. Даже если и очень старалась, Юля никогда не могла представить, что эта швабра в хитоне, сшитом из нескольких простынь - Федра, а толстуха с золотой пудрой на редеющих волосах - Травиата. Что же теперь получается: Ирка-Скандалист на сто порядков лучше профессиональных актрис?

- А еще была история о том, как мы охотились на повстанцев, - тем временем разливался соловьем Скандалист. - Заловила нас с потрохами добрая имперская полиция...

Но что сделала добрая имперская полиция с бесстрашным экипажем "Пьяного Волка", Юля уже не услышала. Едва не наступив на хвост Мертвителю, она выбралась в коридор, несвойственными ей ранее судорожными какими-то движениями застегнула кроссовки, накинула куртку и толкнула незапертую дверь. Возвращаться сюда она не собиралась.

Из альбома "Вселенная Вершителей"

Разрушитель

Принадлежность - Инфернит.

Подгруппа - Армия Разрушения.

Функция - предводитель Армии Разрушения.

"Дело сильных - повелевать, удел слабых - подчиняться".

С Разрушителем предпочитают не встречаться лишний раз даже его ближайшие помощники. Он надменен, угрюм и склонен к припадкам бессмысленного гнева, во время которых уничтожает все, что попадется под руку. Он цедит слова сквозь зубы и говорит так, как будто окружающие провинились перед ним во всех возможных и невозможных грехах. Властный и жестокий, он не терпит неповиновения, хотя сам очень недоволен необходимостью подчиняться Перекрестку, чьей правой рукой он является. В глубине души Разрушитель считает, что он намного сильнее и умнее Перекрестка и гораздо лучше его справился бы с управлением силами Зла во Вселенной.

Возможности: сила в его владении одна, но какая - Черный Огонь Разрушения, способный превратить Вселенную в безжизненную пустыню. В излюбленной своей трансформации - в облике огромного черного дракона - он выдыхает это Пламя из пасти. В образе гуманоида возжигает его прикосновением рук. Так же у него есть Меч Всеразрушения, волшебное оружие, способное поразить любую цель.

Слабые стороны: слабое место Разрушителя - его надменность. Им легко манипулировать, играя на его гордыне.

4.

До дома Юля добиралась, как автомат - она просто запретила себе думать. Купила в ларьке банку джина с тоником, а у самого дома - еще одну. Придя домой, она прежде всего полезла в ванну и пробыла в ней, как ей показалось, часа два кряду. Ей показалось, что запах той безумной квартиры, запах стружки, машинного масла и лежалых бумажных груд, въелся в нее навсегда. Но запах, даже если он есть, можно смыть обыкновенной водой, а чем смыть состояние странной прострации, в которую она впала?

- "Громовержцем", они, значит, притворились. Разрушителя, она, значит, изображала. Да так хорошо изображала, что аж холодно стало в комнате, - зачем-то повторяла и повторяла себе Юля. - Я, может, тоже могу что-нибудь изобразить... Могу? - Юля задержалась на этой мысли. - Конечно, могу. Разумеется, могу. Если они могут, то почему я не могу?

Между прочим, это был выход. Если ее, Юлю, настолько поразила настоящесть изображаемых персонажей, то лучший способ избавиться от шока - это понять, как это делается. Конечно, встречаться с ними еще раз... нет, спасибо, не надо. Хотя с кем тогда она будет проводить этот эксперимент? То есть не с кем, а на ком. На Мише, конечно, можно, он все равно от меня все стерпит. Тем более, что он тоже хорош. Затащить нормального человека в такую помойку, только для того, чтобы покрепче привязать к себе, да? Так это не привязать, это отвязать вернейший способ. Некстати вспомнилась фраза из какого-то криминального фильма: "Дураков, говорят, надо учить".

Стоп! По прежнему остается неясным, как они это делают. И где гарантия, что когда это начнет делать она, у нее сразу получится. Хотя... если уж она за что-то берется, "не получиться" у нее не может, потому что не должно. А насчет "как" - все эти, разумеется, тоже театральных институтов не кончали. Наверняка тренировались дома перед зеркалом. Уж чего-чего, а зеркал в Юлином доме предостаточно.

Следующий вопрос - кого? Кого? У Юли перехватило дыхание. Перевоплотиться в него, почувствовать его рядом с собой, почувствовать себя им... Даже не для того, чтобы переплюнуть какого-то шебутного Скандалиста - для самой себя. Ведь по-настоящему встретится с ним здесь, в этом мире она не может, а те люди, которые снуют вокруг, и мизинца его не стоят. Да ради того, чтобы хоть недолго побыть им, можно даже общество этих "вершителей" потерпеть.

Полуодетая, Юля вошла в свою комнату и принялась рыться в шкафу. Входить в такой образ в тапочках и домашнем халате было бы святотатством. Вытряхнув на пол огромную кучу хлама, она обнаружила узкие черные брюки из чего-то среднего между мягкой кожей и прорезиненой тканью - такие штаны, кажется, называют мотоциклетными, - и облегающую черную водолазку. За шипованной курткой тоже дело не стало - полтора года назад она покупала такую, чтобы ходить на концерты. В ее многочисленных карманах обнаружилось немерянное количество приобретенных специально для этой цели цепей, медальонов и кожаных браслетов. Но ее Черный Лорд всегда был сдержан и, подумав несколько минут, она швырнула обратно в шкаф всю бижутерию, кроме изящной серебристой пентаграммы. Не пожалев отрезать чего-то совершенно дивного, черного, матового и струящегося, предназначавшегося для вечернего платья, она подошла к швейной машинке и за десять минут соорудила короткий широкий черный плащ - точную копию генеральского.

Теперь - обувь. С этим было сложнее. Чертыхнувшись, Юля подтащила стул из кухни и полезла на антресоли. Ей чуть не свалились на голову детские санки и корзинка для грибов, потом, словно в насмешку над ее идеей, на свет показались огромные черные бахилы, в которых отец когда-то давно ходил на рыбалку (сейчас, будучи начальником отдела в "Трендбанке", он сменил неаристократичный спиннинг на модное ружье для пейнтбола). Наконец, вытаскивая одну за другой громоздкие коробки, Юля нашла все-таки то, что искала - высокие черные сапоги из тонкой кожи с пышными отворотами, как у старинных ботфорт, но без каблуков. Облачившись во все это, Юля подошла к зеркалу, но из зеркала на нее глянула все та же Юля в странном облачении.

<Интересно, чего ты ожидала? - сказала она самой себе. - Что станешь как две капли воды похожа на него только потому, что нацепила похожие шмотки? Но ведь Скандалист с Погромщиком могут и им даже переодеваться для этого не надо... Может быть, все дело в том, что Генерал Кор Истмэн - это не какой-то там примитивный пират и уж тем более не мультяшный злодей с которого, как говориться, кроме анализа и взять нечего. Кор Истмэн, ее Кор Истмэн - это совершенство. А совершенство так просто не достигается, над этим надо работать, долго и много.

Юля подошла к магнитофону, вставила заветную кассету и нажала кнопку перемотки. Пусть он сам ей поможет.

Генерал Кор Истмэн неподвижно застыл посреди комнаты. Ветер трепал черный плащ, развевал прекрасные волосы, иссиня-черные, цвета воронова крыла с двумя серебристо-седыми прядями на висках, и сверкал бешеным багровым светом кристалл на лбу.

- Ты говоришь, что я служу Злу, Старквэстор? Ты не прав. Запомни раз и навсегда, маленький глупый фанатик - Добра и Зла не существует. Существует только Искусство - искусство подчинять, и все живущие делятся на произведения этого искусства и тех, кто их создает, на тех, кто подчиняет и тех, кого подчиняют, - Генерал улыбнулся. - Хочешь, я научу тебя этому искусству, маленький повстанец? Научу тебя подчинять.

Дэнни Старквэстор мотнул перебинтованной головой.

- Не хочу! - сказал он, стараясь, чтобы это звучало как можно более пренебрежительно. - Тебе не удастся ни запутать, ни запугать меня, Кор Истмэн. У меня есть мой путь, моя Сила и моя вера. Мне не нужны твои бредни.

- Это не бредни, - усмехнулся Генерал. - Это реальность. Хочешь взглянуть? Узнать, что может настоящая воля?

Генерал подошел к столу, нажал какую-то кнопку. Часть стены бесшумно уехала вверх, открыв узкий, совершенно темный коридор. Генерал щелкнул пальцами. Бесшумно ступая, в комнату вошел зверь, больше всего напоминающий невозможную помесь ящера с крупной хищной кошкой. Пропорциями тела он напоминал леопарда или гепарда, только несколько крупнее, но голова была треугольной и чешуйчатой с немигающими звериными глазами, и шерсти не было - тело было покрыто частью чешуей, частью голой, ороговевшей кожей. Вдоль позвоночника шел невысокий костяной гребень, а узкий и длинный гибкий хвост заканчивался костяной погремушкой, как у гремучей змеи. Это, без сомнения, был снарлак - самое смертоносное порождение бездонных болот Антиллена. Старквэстор похолодел и отступил в противоположный угол комнаты.

- Снарлаки не приручаются! - вырвалось у него.

- Ты прав, повстанец, не приручаются, - спокойно подтвердил Кор Истмэн. - Но если тебе ведомы тайны Искусства, то приручаются все. И подчиняются все, без разницы - снарлак это или человек.

- Нет! - задохнулся Старквэстор. - Нет! Мне не нужна твоя Сила.

- Ты станешь моим учеником, - не повышая голоса, спокойно, как о решенном уже деле сказал Генерал. - А если нет... - он снова улыбнулся, - дело твое, малыш, но снарлак голодный.

На этом моменте Юля нажала "стоп". Смотреть, как Дэнни Старквэстор складывает зверюшку голыми руками, ей не хотелось. Надо сказать, Юля вообще сомневалась, что подобные Старквэсторы способны совершить что-то достойное. Тем более, что раздался звонок в дверь.

"Мишку принесло", - с остервенением подумала Юля. Кто еще способен вломиться в чужой дом в одиннадцать часов вечера!

- Привет! Ты чего так быстро убежала? Даже меня не предупредила.

- Ну убежала... - растерянно пробормотала Юля. И вдруг в ее голове вспыхнула озорная мысль - а как бы подобный разговор вел он? - Я же сказала, если мне там не понравится, я уйду. А мне там не понравилось.

- А что же ты мне не сказала? И что за странное облачение у тебя - по квартире в сапогах, прямо как твой любимый Генерал.

- А я теперь и есть Генерал. Ира - Скандалист, Миша - Всевластный Страж, а я - Генерал.

"Ах вот оно в чем дело!" - мысленно хлопнул себя по лбу Миша. Как же он сам не догадался! Юля, с ее-то последовательностью, трудолюбием и совершенным неумением делать хоть что-то спустя рукава просто работает над тем, чтобы лучше понять тех, кто ходит в фан-клуб "Вершителей". Тем более, что по призванию она - психолог. Она - психолог, а он - идиот. Как можно было сразу не догадаться! Но какая же она все-таки молодец, надо ей помочь. Правда, на этот вечер у него были несколько совсем другие планы, тоже связанные с Юлей - девушкой, которую он любил, но это еще успеется. Сейчас главное, что Юля сама сделала шаг навстречу. Теперь его дело - поддержать ее.

Миша коротко поклонился.

- Очень приятно, Генерал.

5.

В фойе кинотеатра было шумно. До начала фильма оставалось еще минут двадцать, а народу набралось уже порядочно - несмотря на засилье видео, желающие посмотреть "Звездную Империю" на широком экране находились во множестве, тем более что это была новая версия первой серии, пока не дошедшая даже до пиратского видеорынка.

У входа в буфет под афишей новой российской мелодрамы с участием известных актеров стоял опечаленный Скандалист и грустными глазами смотрел на подкрепляющихся в буфете зрителей. Было отчего печалиться - Скандалист решил разыграть джентльмена, раз в кой веки пригласив даму в кино. Но разве можно считать себя истинным джентльменом, если в кармане ни рубля и даже эти несчастные билеты пришлось покупать самой даме. Да еще и самые дешевые - во второй ряд. Так близко Скандалист сидеть не привык.

- Сканди, да не хочу я этой кока-колы, - пыталась утешать его Элита. - У меня еще 3 рубля осталось, после кино купим чего-нибудь на улице, там дешевле.

- Когда я стану миллионером, - грустно сказал Скандалист, - я подарю тебе "Тойоту".

- А почему не "Мерседес"?

- В мерсах ездят все, кому не лень, а Тойота красивше.

Это было у них уже ритуалом. Пока что Ирке-Скандалисту не светила не то что "Тойота", но даже и ежедневная пачка сигарет - денег у нее не водилось по определению. Ниже зама генерального директора автомобильной фирмы ее самолюбие не опускалось, но кроме самолюбия требовалось еще и образование, которого Ирка получить не удосужилась. В десятом классе она бросила школу и отправилась путешествовать по стране. Несколько месяцев она прожила в Москве среди тамошних панков, потом неудовлетворенные духовные запросы погнали ее еще дальше - за Урал, где обосновалась секта очередного проповедника, объявившего себя мессией. О нем ходили жуткие слухи, что он лишает людей воли и они идут за ним, как слепые котята, однако Ирка, протусовавшись дней десять, никакого влияния на себя не ощутила и смотала - на этот раз искать какой-нибудь буддийский монастырь. С монастырем ей тоже не повезло и, вкусив досыта прелести бродяжьей жизни, Ирка решила вернуться домой. Она намеревалась закончить таки эту несчастную школу и найти какую-нибудь работу, но почему-то не получалось. Может быть, плохо хотела.

У Тани деньги иногда бывали, но мало и нерегулярно. Уходить куда-то из своего родного Политеха пока не хотелось, тем более что за столь смешные деньги никто не требовал от сотрудников сидеть на рабочем месте каждый день по 8 часов. Единственно, что требовалось - не прогуливать занятия, ибо студент пропустить занятие может, преподаватель же - нет, будь то профессор или ассистент.

- Сканди, да что ты на самом деле. Пошли в зал.

- Подожди. Я попробую чего-нибудь аскнуть.

Выклянчивание денег у окружающих или, на хипповском жаргоне, аск требовало, по мнению Скандалиста, особых способностей и представляло собой целую науку. Основной ее составляющей было применение Силы - той самой, которой так хвастался Генерал Кор Истмэн. Однако, присутствующие в кинотеатре, по-видимому, знали об этой Силе и успешно защищались от нее, так что Скандалист слышал отказ за отказом.

- Ай-ай-ай, как нехорошо. Такая маленькая девочка и уже попрошайничает, - раскудахталась толстая тетя с кошелкой.

- Я не девочка, я Вершитель, - машинально буркнул Скандалист и стал высматривать очередную жертву. Солидный дядя с портфелем - нет, этот не даст, хохочущая компания молодежи - сами небось на банку колы с трудом наскребли, у этого лицо слишком непроницаемое, сам кого хочешь заподчиняет, тот какой-то вялый - сразу не въедет, что от него хотят... ой, а это что такое?

Прямо перед собой Скандалист увидел странную личность, словно сошедшую с экрана - в высоких ботфортах, шипованной кожаной куртке с пентаграммой на груди и тем самым багровым кристаллом! Личность снисходительно оглядела прилавок и полезла во внутренний карман за кошельком. Нет, такого момента Скандалист упустить не мог.

- Простите великодушно, у вас рубля не найдется?

- Здравствуйте, Скандалист, - с холодной вежливостью ответила черная личность. - Не узнаете?

Ирка мгновенно перетряхнула свалку своей памяти, перебрала всех знакомых и полузнакомых панков от Москвы до Абакана и запоздало догадалась, но догадка оказалась совершенно невероятной. Неужели это та самая цивилка, которую Всевластный Страж притащил в Цитадель? И которая сбежала, не выдержав и малой доли ее груза. Но, Вседержитель, это же совсем другой человек! Человек, с которым хочется нормально общаться, а вовсе не с целью загрузить до потери сознания, чтобы потом и мысли допустить не смел стать своим в нашей компании.

- Кажется, узнаю...

- Генерал Кор Истмэн, - слегка поклонилась девушка. - У вас затруднения?

Сканди наконец-то вспомнил, что он джентльмен и, поклонившись в ответ, церемонно произнес:

- Да, вы знаете, Генерал, произошла досадная оплошность. Я не успел получить деньги по своему чеку, а теперь узнал, что имперская служба Безопасности арестовала мой счет. О да, конечно, это недоразумение и все, надеюсь, скоро утрясется, но сейчас мне нечем угостить свою даму, - и он сделал Тане знак подойти. - Позвольте вам представить - Иллис Ворн, с планеты Алней, наш ксенопсихолог.

Генерал опять поклонился и поцеловал Элите руку. Та недоуменно посмотрела на Скандалиста - тот, даже будучи джентльменом, об этой детали ритуала неизменно забывал.

- Что вам взять, леди? Учтите - до звонка пять минут.

- Банку спрайта и чипсы, если вам не трудно.

Изображать леди для Элиты было не проще, чем для Скандалиста изображать джентльмена. Хоть она и не жила в среде панков, но даже у них в Политехе способы общения были весьма демократичными. Потом, церемонии уместны в пиршественном зале, где фарфор и хрусталь, изысканные вина и вечерние туалеты, а не в обшарпанных стенах кафедры, где чай заваривают по третьему разу, а вместо сахара используют импортный заменитель.

- А вам... Скандалист, или как вас называть?

- Райд Холли, Генерал. Выпускник 32-го отделения Имперской Академии штурмовых войск, - для пущей церемонности Скандалист встал в позу "смирно" и прижал руки к груди. - Мне, пожалуйста, кока-колу, пачку сигарет и зажигалку.

Себе Юля взяла, как всегда, джин с тоником. Она, кажется, начинала входить во вкус игры. Это действительно было необычно и завлекательно, а главное - действенно. Ей поверили! С ней говорят, как с равной. Ну это пока, а потом будут - как с высшей. Почему-то в образе Генерала Юля чувствовала себя свободнее. Чувствовала, что может все. Ну разве раньше могла она полночи трепаться с Мишкой о политике? Причем обстоятельно, рассудительно - пригодились знания, которыми она набивала себе голову перед экзаменами. В два счета разгромила монархистскую концепцию и доказала, что единственное, что может спасти страну - военная диктатура. Как в Империи. И с тонким намеком - если бы я сам мог возглавить эту страну... Бедный Мишка, он небось рассчитывал в ту ночь наконец осмелиться и начать к ней приставать, а вместо этого пришлось рассуждать с Генералом о преимуществах и недостатках различных видов государства. А теперь - вот эта парочка, как кстати они попались на ее пути! Показать себя всемогущей - а значит, всевластной - тут и угощать кока-колой не жалко. Воплощать в жизнь высшее Искусство, искусство подчинения - вот достойная цель. А рассказывать байки о космических пиратах каждый может, тут особого ума не надо.

- Пройдемте в зал, господа. У вас какие места?

Скандалист окончательно овладел собой, улыбнулся Генералу и взял Элиту под ручку. Однако джентльмен из него получился неуклюжий - он наткнулся на колонну и выронил пачку сигарет. К счастью, зоркий Генерал это вовремя заметил.

- Разрушитель твою Перекресток! - выругался Скандалист. Нет, не получается из него джентльмена.

- Вас плохо воспитывали в вашем училище, молодой человек, - заметил Черный Лорд.

- Меня вообще плохо воспитывали, - охотно согласился Скандалист. - У меня было трудное детство. Моя мать сбежала с имперским офицером, который ее потом застрелил, потому что был ревнив, как десять Отеллов. А мой отец погиб в неравной схватке на своем торговом судне, это был невиннейший человек, за ним по какому-то недоразумению охотилась имперская полиция...

- Скажите прямо - ваш отец был крупным бандитом и занимался контрабандой наркотиков.

- Ну зачем же так грубо, Генерал! Нет, не скрою, приходилось опускаться даже до такого бизнеса, как говорят на Тарсе "хочешь жить - умей вертеться", но мой отец был законопослушнейшим гражданином!

Кор Истмэн поморщился.

- Понятно. Ваша мать - шлюха, ваш отец - бандит, неудивительно, что вы пошли по их следам. Я жалею, что не был осведомлен о делах во всех моих штурмовых подразделениях, иначе вашего бы не было и в помине. Отбор должен быть максимально строгим, чтобы не допускать всякий сброд.

- И тем самым вы лишите Империю высококлассных специалистов. Ибо Тарса собрала цвет человеческой расы... ну и нечеловеческой тоже.

- Все население в империи должно подчиняться Императору. А не действовать кто во что горазд во имя неприглядных личных целей.

- Вы считаете меня недостаточно законопослушным гражданином? - возмутился Райд Холли.

- Я считаю вас террористом, подрывающим основы Империи. Вот это ваши места? Я сяду рядом, если не возражаете.

Свет в зале медленно потух. Скандалист поерзал в кресле, стащил несколько чипсин из Таниного пакета и попытался опять пристать к Генералу с каким-то вопросом. Однако Кор Истмэн его одернул:

- Молодой человек, ведите себя прилично. Сейчас фильм начнется.

- А как вы относитесь к фильму? Там ведь много лажи.

Генерал тяжело вздохнул и отхлебнул джина из банки:

- Вы правы, несообразностей там достаточно много. Если вам будет интересно, я остановлюсь на них подробно, но не сейчас.

Занавес раздвинулся полностью и зазвучала музыка - торжественная и немного зловещая.

Все эти события происходили в давние времена в далекой Галактике. Древняя, когда-то почти всемогущая, Звездная Республика шла к своему закату. Не считая потерь и не стесняясь в средствах рвался к власти страшный Генерал Алгивиран, провозгласивший себя Императором, владеющий страшными знаниями тайного Искусства. Под грохот взрывов, из потоков лжи и крови рождалась несокрушимая Звездная Империя...

Из альбома "Вселенная Вершителей"

Элита

Принадлежность - Провиденциал.

Подгруппа - Целители.

Функция - управительница силы Восхождения.

"Живые существа не могут не быть симпатичными."

Элиту отличает удивительная доброта. Ко всем живым существам Вселенной она относится с неподдельной почти материнской нежностью. Идет ли речь о могущественнейшем из Вершителей или бродячем котенке, для всех у нее найдется частица искренней любви. Она практически так же работоспособна, как и Защитница и главный ее талант заключается в феноменальной четкости и точности ментальных связей. Ее поисковые возможности не знают предела; она способна обнаружить конкретного инфернита в Перекрестке и пропавшего без вести эмиссара Провиденциалов на территории Бездны. Она умеет чувствовать живых существ на любом расстоянии. А еще она самая красивая из Вершительниц, в которую влюблена половина Мироздания.

Возможности: как уже говорилось, Элиту отличают удивительные поисковые возможности, и никто лучше нее не наладит систему связи. Ее главное оружие - Золотой Свет, сила Восхождения. Эта энергия является разрушительной для любой энергии Инферно. Для Провиденциалов же эта сила является целительной и часто используется в медицинских целях наряду с Изумрудным Туманом и Силой Мечты. Ее излюбленная трансформация - крупная кошка, похожая на снежного барса, но золотистого цвета и светящаяся.

Слабые стороны: Элита могла бы добиваться в жизни гораздо большего, если бы не была такой ранимой. Она слишком болезненно переживает каждую свою неудачу, при этом недооценивая собственные успехи, и переживания по этому поводу отнимают у нее слишком много сил.

6.

Единственным освещением в темной комнате была зеленоватая светящаяся шкала на двухкассетной магнитоле, да и пробивающийся через неплотные занавески свет уличных фонарей. Юля лежала на своей широкой раскладной кровати, положив руки под голову, бесцельно глядя в потолок и блаженно улыбаясь. Из динамиков гремели на всю мощь мрачные аккорды "Covenant". Под такую музыку хорошо было представлять себя... скажем, на "Всеразрушителе", "оплоте зла", как говорится в фильме. Как это, оказывается, интересно - обрести новую жизнь и новый образ. Даже не приходится ничего придумывать - слова приходят сами собой, и не только слова. Она даже двигаться стала, как он - твердо и уверенно, и перестала, наконец, сутулиться, чем ее донимали вот уже три года. Попробуй-ка держаться прямо, когда ты стараешься быть хрупкой и изящной, а в тебе 180 см роста! Зато для Генерала это совсем немного и можно не стесняться своего роста и своей силы. Ведь у нее есть эта Сила, сила уверенности и твердости, сила подчинения других. Какими восторженными глазами смотрел на нее этот Скандалист! Она даже хотела позвать их к себе, дабы поразить еще больше, но решила этого пока не делать. Еще успеется. Она не была уверена, что сможет продержаться в образе Генерала больше двух часов, а самой по себе включаться в их разговор не хотелось. О чем серьезном можно с такими разговаривать?

Спать еще не хотелось, включать свет и что-то читать - тоже. Лучше всего - просто лежать и слушать. Кассета кончится - магнитофон остановится сам. Какая же сильная музыка! В ней было именно то, что так нравилось Юле в Коре Истмэне - ощущение Силы, давящей, пронизывающей тебя насквозь, и есть только два выхода - либо подчиниться самой, либо подчинить ее и весь мир, взлететь в темное небо на огненных крыльях - и пусть горит все, пусть рушится! Ты - наверху, ты - всевластен.

Скрипнула дверь. Неожиданно громко на фоне музыки. "Форточку, наверное, на кухне не закрыла, сквозняк..." - лениво подумала Юля. Идти в кухню проверять форточки она и не собиралась. Дверь скрипнула еще громче и начала приоткрываться. "Что за черт, ветра вроде нет...".

Юля приподнялась, повернувшись лицом к двери... и увидела в дверном проеме высокую, одетую в черное, фигуру мужчины. Разглядеть что-либо в таком полумраке было невозможно, но его фигура казалась на фоне коридорной тьмы еще более темной, насколько это было вообще возможно. Юля похолодела. Что это? Кто это? Воры? Какие могут быть воры в их престижном доме, где кодовый замок на входной двери и еще два замка на этаже? Ни у кого ключа от квартиры нет, даже у Мишки, родители на даче, не заявятся они в час ночи, а если и заявятся, то не будут входить в темноте... Юля словно оцепенела. Надо было что-то делать - включать свет, звать милицию или кого там еще, в конце концов открыть окно и кричать караул на всю улицу, а у нее не хватало самообладания даже зажечь торшер возле кровати.

Мужчина сделал шаг вперед. Еще один... Юля наконец-то нашарила выключатель, но вдруг раздался голос:

- Не включайте свет.

Голос был мерным и бесстрастным и Юля вдруг успокоилась. Она была уверена, что не спит... но может все-таки спит? Тогда бояться абсолютно нечего.

- Кто вы? - пробормотала она, на всякий случай закрываясь одеялом и отодвигаясь в дальний угол кровати.

- Вы меня не узнаете? - он присел на кровать. Она так и не смогла разглядеть черты его лица, однако не узнать было невозможно. Но как, откуда? Это конечно, сон, наваждение, но пусть подольше длиться такое наваждение, потому что она узнала его...

- Узнаю, - произнесла она дрожащим голосом. Музыка все еще гремела, однако ее слабый голос на этом фоне почему-то выделялся. - Вы - Генерал Кор Истмэн.

- Мое истинное имя Мэллсор Кайви, но вы можете называть меня и так.

Юля окончательно успокоилась и даже вылезла из-под одеяла. На ней была голубая пижама в крупную клетку, выглядевшая достаточно элегантно, но для светских приемов отнюдь не подходящая. Впрочем, Кор Истмэн не обратил на это особого внимания. Не бежать же переодеваться! Да и вдруг он исчезнет... Она села, прислонившись к спине кровати, в каких-то десяти сантиметрах от него. Захотелось придвинуться вплотную, почувствовать на своем лице его дыхание, взять его за руку... почему-то ей казалось, что руки у него должны быть ледяными.

- Простите меня, Генерал.

- За что?

- За то, что посмела изображать вас.

- Вы совершенно правы и не надо себя ни в чем упрекать. Не бойтесь быть сильной. Сильным дозволено все. Вы ведь хотите владеть Искусством?

- Да, Генерал, - задыхаясь от волнения, прошептала она.

- Я помогу вам в этом.

- А как же я буду с вами общаться? Не разговаривать же сама с собой?

- Когда вы изображаете меня, становитесь мной, вы не только говорите мои слова, но и чувствуете мои мысли. Стоит вам только настроиться на меня, как вы сможете принять все то, что я хочу рассказать вам. Сразу, может, и не получится, но постепенно вы научитесь. У вас замечательные способности, - он улыбнулся.

Юля жадно впитывала каждое его слово. Он сам говорит с ней, он заметил ее, он оценил ее! Весь мир по сравнению с ним - ничто, если сию секунду все рухнет, все погибнет, она и не заметит этого - ведь он рядом с ней...

- Я... я так хочу быть рядом с вами, Генерал...

- Я буду к вам приходить. А что до этой компании - Скандалиста и прочих, не принимайте их всерьез. Вы не равны им, вы - выше. Вы созданы для того, чтобы управлять ими. И я помогу вам в этом.

В голове крутилась тысяча вопросов, которые следовало бы задать Генералу, но Юля не могла припомнить что-либо хоть чуточку важное. Отвлекать его внимание по пустякам не хотелось. Наконец, она собралась с мыслями:

- Скажите, Генерал, а ведь это неправда, что было в третьей серии? Что вы раскаялись?

- Конечно неправда. Слабые не побеждают.

- И вы уничтожили Старквэстора?

- И Старквэстора и Алней. Все, мешающее Империи.

- И что же там сейчас?

- Я давно там не был, честно говоря. Кажется, там опять идет война. Для меня сейчас Империя интереса не представляет.

- А где вы сейчас? Чем вы занимаетесь?

- Я связан со структурой, объединяющей разрушительные силы Вселенной. На вашей планете меня, наверное, назвали бы дьяволом. Но это очень расплывчатое определение.

- Инферно? Как в "Вершителях"?

- Можно сказать и так. Инферно - хороший термин, но вы не забывайте, что в "Вершителях" очень мало правды. Пожалуй, еще меньше, чем в "Звездной Империи".

- Мне не нравятся инферниты в "Вершителях". Они там какие-то ненастоящие. Как будто созданы специально для того, чтобы провиденциалы самоутверждались, побеждая их.

- Для того, чтобы побеждать столь несостоятельного врага, много ума не надо. Да и чего будет стоить такая победа! Ничего в ней почетного нет.

- А вы расскажете мне поподробней об Инферно?

- Расскажу. Со временем вы сами сможете получать информацию. Почитайте какие-нибудь книги по магии, биоэнергетике - вам пригодятся эти знания. На их основе вы сможете лучше воспринимать то, что я буду давать вам.

- Да, Генерал, - глядя на него влюбленными глазами, сказала Юля.

- А сейчас мне надо идти. Даже для воплощения здесь на астральном уровне я потратил слишком много энергии. Позвольте вашу руку.

Юля повиновалась. У него и вправду руки оказалась холодными. Он задержал в своих руках ее ладонь и она почувствовала холод металла.

- Носите это кольцо, не снимая. Оно поможет вам обрести Силу.

Он поцеловал ей руку, встал с кровати и медленно растворился в воздухе. Юля продолжала сидеть неподвижно, уставившись в одну точку - туда, где он только что исчез. Потом спохватилась, сказала "пора просыпаться" и включила торшер.

Кассета кончилась. Надо было встать, чтобы ее перевернуть, или ложиться снова - вдруг он опять присниться?.. Стоп! А спала ли она? Юля посмотрела на свою правую руку. На безымянном пальце красовалось кольцо - тонкий серебряный ободок с большим черным полупрозрачным камнем, безо всякой оправы. То самое, что он одел ей! Но ведь предметы, увиденные во сне, в явь не воплощаются! Значит, это был не сон!

И тут Юля испугалась. Играть Генерала - это одно, а когда к тебе посреди ночи приходит призрак, вполне материальный (если, конечно так можно сказать о призраке), да еще и дарит тебе кольцо - тут уже можно усомниться в разумности своей и окружающего мира.

Она выбралась из постели и схватила лежащий на столе телефон. От волнения она еле попадала в нужные кнопки и когда в трубке послышался знакомый голос, не сразу сообразила, что следует говорить.

- Мишка, ты не спишь?

- Нет, не сплю. Что-нибудь случилось?

Миша и на самом деле не спал, невзирая на второй час ночи. Он был занят тем, что писал для партийной газеты статью об отупляющем влиянии американской масс-культуры на умы российской молодежи, поставив перед собой для вдохновения портрет Всевластного Стража, подаренный Строителем.

- Ты можешь сейчас ко мне прийти?

- Могу, конечно. Что с тобой?

- Это не по телефону. Когда тебя ждать?

- Минут через двадцать. Сейчас выхожу.

Статью - в сумку, портрет - туда же, ключи, куртка, проездной, сейчас-то пешком, а утром пригодится, захлопнуть дверь и вперед.

Дошел он даже не за двадцать, а за пятнадцать минут. Юля уже успела надеть спортивный костюм поверх пижамы, однако принять обычный невозмутимый вид у нее не получалось.

- Что с тобой? Тебе плохо? Может, неотложку вызвать?

- Разве что психиатрическую, - грустно улыбнулась Юля. - Упекут меня в дурдом и плакали наши денежки.

- Что ты несешь? В чем дело?

- Сейчас ко мне приходил Кор Истмэн. Живой, во плоти, понимаешь, - с истерическим возбуждением заговорила девушка. - Сидел вот здесь, на кровати. Разговаривал со мной, понимаешь. Кольцо вот дал, - она протянула руку.

Миша взял ее за руку. Кольцо... да, кольцо, как кольцо, камень вот, пожалуй, слишком большой. Броская вещь. Он не любил броских вещей, а вот у Юли нет-нет, да и появлялось что-то подобное. Конкретно этого кольца он на ней не видел, но подобных штучек в ее доме было навалом. Камень по краям был полупрозрачный, а в глубине совсем черный и если долго всматриваться, то, казалось, можно было что-то и увидеть. При хорошем воображении, наверно - и Цитадель Зла, и Кора Истмэна и все, что угодно.

- Ты могла найти это кольцо, машинально одеть, а потом забыть про него.

- Не было у меня такого кольца!

- Ты просто не помнишь. Тебе приснился Кор Истмэн, ты не разобралась, сон это или нет, а кольцо нашла и одела перед тем, как легла.

- Но я же знаю, когда сплю, а когда нет! - возмущенно воскликнула Юля.

- Бывают моменты, когда не совсем проснулся или только засыпаешь - тебе кажется, что ты не спишь и ты встаешь, одеваешься, идешь на кухню пить кофе, а потом очнешься в постели и оказывается, что это сон, - продолжал успокаивать ее Миша. Он не выпускал ее рук, надеясь, что от этого она быстрее успокоится.

Юля всхлипнула.

- Понимаешь, это был не сон! Во сне никогда не можешь сказать, сон это или явь, но когда ты не спишь, ты это знаешь. Я не спала, понимаешь, не спала! Я видела его на самом деле! Я, кажется, сошла с ума. Он был одет, как в фильме, сидел здесь, на этой кровати, держал меня за руку, а руки у него холодные...

Юля улыбнулась и эта улыбка напугала Мишу больше, чем едва не начавшаяся истерика. Он обнял девушку за плечи.

- Юля, успокойся. Ты слишком перенервничала из-за этих проклятых экзаменов, а пребывание на даче - это не отдых. Тебе просто надо отдохнуть и расслабиться. Не надо было так часто смотреть "Империю".

- При чем тут "Империя"?

- Ты насмотрелась "Империи", устала, перенервничала, вот тебе Кор Истмэн и мерещится. Да и пить тебе, честно говоря, надо меньше.

- Я сегодня всего одну банку джина с тоником выпила, - возмутилась Юля.

- Все равно, тебе лучше сейчас вообще не пить. Если ты постоянно выпиваешь хоть немного, алкоголь накапливается в организме и потихоньку его разрушает.

- Ага, как будто сам пиво не хлещешь!

Миша растерялся.

- Ну у меня-то галлюцинаций не бывает. Я, наверное, покрепче тебя.

- Да не галлюцинация это! - сорвалась на крик Юля. - Он приходил, по-настоящему приходил, понимаешь, я свихнулась, я тронулась, я с ума сошла...

Она уткнулась лицом в его плечо и зарыдала.

- Ну хорошо, ну даже если и галлюцинация. Ну как он мог придти, он же от своей Силы отрекся в третьей серии? Успокойся, пожалуйста.

- Он сказал, что в третьей серии все неправда... Он на самом деле есть!

- Ладно, в кино - неправда, Кор Истмэн - есть, - покорно согласился Миша, - пусть даже он и приходил, но ведь он ничего плохого тебе не сделал? И не сделает. Ты сейчас успокоишься и заснешь.

- У тебя какие-нибудь книги по магии есть? - вдруг спросила Юля, перестав плакать.

- Вроде есть... При чем тут это?

- Он что-то про магию говорил... Про то, что он приходит на уровне астрала и что-то еще про энергию для материализации.

В магию Миша не очень-то и верил, особенно в той области, что относится к манипулированию всяческими предметами. Зарывание на перекрестке четырех дорог желудка от белой собаки, задравшей черную кошку или что еще там, казалось ему непроходимым шарлатанством. Другое дело - биоэнергетика, влияние людей друг на друга, хоть непосредственно, хоть через стихи, письма и рисунки. Сам как-то математичку гипнотизировал, чтобы не вызвала. И действительно, не вызвала. Но Юля никогда не верила ни в то, ни в другое. Она верила только в собственные способности человека и в его волю. Объяснять же превосходство одних людей над другими какой-то энергетикой казалась ей просто смешным. Конечно, в "Империи" говорилось о Силе, но на поверку Сила Генерала заключалась всего лишь в искусстве подчинения, а для этого никакой магии не требовалось. О магии очень любил распространяться Скандалист, но у него была какая-то своя, несколько запутанная теория об уровнях материальности, не укладывающаяся в представления традиционных вероучений. Зато, по его словам , "целиком объясняющая концепцию "Вершителей" и Вселенной Дорог". Кое-что из того, что сумел разобрать, Миша включил в свой знаменитый реферат по обществоведению. Однако с биоэнергетикой сия концепция пока никак не увязывалась.

- Хорошо, я тебе завтра принесу. То есть сегодня днем. А сейчас давай спать.

Он говорил - как ребенка успокаивал. Юле уже было все равно. Не хотелось только одного - чтобы он уходил. Истмэн уже ушел... да и глупо было просить его остаться. А Мишка никуда не уйдет, пусть лучше он, чем никого и даже можно себе позволить...

Она стянула с себя курточку спортивного костюма, привычным движением взялась за тесемки пижамы.

- Ты так и собираешься в уличных штанах на моей кровати сидеть?

Намек был более чем ясен - кажется наконец-то исполняется то, о чем он так мечтал. Миша послушно разделся и залез под одеяло, успев только сказать:

- Больше этот Кор Истмэн не придет, по крайней мере сегодня. Я тебе гарантирую.

7.

Кор Истмэн не пришел. Ни в этот, ни в следующий день. Двое суток Юля просидела в квартире, читая книжки по магии и биоэнергетике - Миша принес ей целую сумку такого добра, и выбиралась лишь за продуктами. Да и один раз они с Мишей выбрались пройтись по Невскому. На третий день приехали родители и Кор Истмэн временно отодвинулся на второй план. Ее очень хотели загнать обратно на дачу и Юля, поломавшись для порядку некоторое время, согласилась. Однако проторчала она там недолго - жить без видеомагнитофона, горячей воды и городского шума за окном было весьма утомительно. Вдобавок испортилась погода и единственным развлечением оставалась игра в карты и чтение книжек по магии. Мама с бабушкой к новому Юлиному увлечению отнеслись равнодушно. Ей это было на руку - не рассказывать же им про Кора Истмэна и его странное появление почти во плоти!

Оказавшись снова в городе, Юля решила больше на эту проклятую дачу не ездить, а оставшиеся до начала занятий дни использовать максимально продуктивно. Прежде всего она решила отыскать Скандалиста. Почему именно Скандалиста? Из всей компании он казался наиболее подготовленным и соображающим в той странной области магии, которую они именовали <магия Дорог>. Юля вообще считала, что болтовня это одна и ничего за ней не кроется, но узнать, что она из себя представляет, было бы интересно. Тем более, что Кор Истмэн говорил что-то про Инферно...

Дома Скандалиста, разумеется, не оказалось. Юля набрала номер Погромщика. Тоненький детский голос ответил, что "Рита поехала катать зайчиков на трамвайчике и домой не придет". "Дурдом", - покачала головой Юля и позвонила Элите.

- Элита? Здравствуй, это Юля, - изображать Кора Истмэна ей сейчас не хотелось. - Ты не знаешь, где Скандалист?

- У меня. А мы тут тебе звонили, тебя все не было. Ты не хочешь ко мне зайти?

Ну нет уж, наблюдать еще одну квартиру, подобную Костиной, ей не хотелось.

- Лучше уж вы ко мне. Дай Скандалиста на минуточку.

На том конце повода послышалась возня и приглушенные вопли. Вопли были веселыми, но, пожалуй, слишком громкими даже для игры. Юля не любила щенячьей возни.

- Привет! А мне тут сказали, что я Погромщика не уложу. А я всех уложу, всех вынесу, и Перекрестком закушу!

- Погромщик? Он у вас, что ли? - кого-кого, а вот Погромщика видеть почему-то не хотелось. Может быть, из-за Разрушителя. Или из-за его излишней самоуверенности.

- Нет. Мы к нему собирались ехать, он сегодня работает.

- Да? Я тут ей только что звонила, мне какой-то детский голос сказал, что она катает зайчиков на трамвайчике. Что за бред?

- Вовсе не бред! - возмутился Скандалист. - Только не катает, а выгоняет зайчиков из трамвайчика, он кондуктором работает.

- И когда вы к нему поедете? Я вас к себе хочу пригласить. Можно даже с ночевкой.

- Тогда мы вечером приедем. Давай стрелку забьем.

- Хорошо, в десять на "Академической" у выхода.

Юля уже собиралась прощаться, как вдруг Ирка неожиданно спросила:

- Как там Кор Истмэн? Он сегодня придет?

Она чуть трубку не выронила. Откуда Ирка знает, что Генерал сам по себе? Мишка разболтал? Нет вроде, на него не похоже, да и особой дружбы между ним и этой компанией не наблюдалось. Или у них тоже персонажи сами по себе - как Разрушитель у Ритки... Нет, не надо ей такого счастья!

- Не знаю... Я на даче была, он не приходил.

- Он интересный, - заметил Скандалист. - Я бы хотел с ним еще пообщаться.

"Ну-ну, - заметила про себя Юля. - С ним, значит, хочет пообщаться, а со мной нет". Но вслух сказала только:

- Может и придет. Ладно, тогда до вечера.

В десять часов Юля стояла у метро в полном параде - в ботфортах, куртке и плаще. Проходящие мимо люди смотрели на нее квадратными глазами и небось крутили пальцем у виска, выходя из поля ее видимости. Через десять минут она начала злиться. Какого черта она торчит тут, как идиотка и все на нее пялятся - не для них она тщательно подбирала образ и пускай не смотрят. Впрочем, несолидно Генералу каких-то прохожих стесняться, пускай Ирка стесняется - выглядит, как чучело и орет так, что во всем районе слышно. Юля не будет стыдится ни своего внешнего вида, ни своего странного наряда. Толпа - это толпа, а Сила на то и существует, чтобы из толпы выделяться.

В половину одиннадцатого Юле захотелось плюнуть на всех и уйти, тем более, что какой-то мужик, околачивающийся возле ларьков с бутылкой пива, слишком внимательно на нее пялился. Юля подбирала в уме разные варианты ответов на случай, если он таки решится к ней подъехать, и тут ее наконец-то окликнули:

- Привет! - радостно заорал Скандалист, будто бы и не он опоздал на полчаса.

- Мы, кажется, на десять договаривались, - мрачно сказала Юля.

- А у нас трамвай сломался! - с веселой улыбкой заявил Скандалист. - Мы через Охтинский мост пешком до метро тащились!

- Все потому, что я забыла, где там автобусы останавливаются, - добавила Элита.

- Ладно, пошли, - Юля круто развернулась и направилась к остановке.

- А ты мне пачку сигарет купишь? - с подкупающе наглой улыбкой спросил Скандалист. - А то курить совсем нечего.

Юля, мысленно чертыхнувшись, просьбу выполнила - почему-то, будучи собой, а не Кором Истмэном, делать этого абсолютно не хотелось.

Всю дорогу она молчала, не произнося ничего кроме "этот автобус нам не подходит" и "нам выходить". Скандалист и Элита, кажется, не обращали на это внимания и не переставая трепались о какой-то серебряной дороге, которую кто-то не то закрыл, не то порвал. Замолкли они только в парадной, когда она открыла первую дверь на лестничную площадку. Было от чего замолчать - за дверью открывался полукруглый холл, одна стена которого была каменной, а другая облицована разноцветными стеклянными плитками. В таком холле можно было танцевать или играть в мячик. Из холла вели две двери - но не в квартиру, нет, это было бы слишком примитивно для такого дома, а в коридор, объединяющий две квартиры.

Юля открыла последнюю дверь и отступила, дав гостям как следует полюбоваться роскошной обстановкой. Ковры, зеркала, кухня размером с добрую комнату с двумя дверями, отдельно гостиная с мягким диваном, книжными полками и видиком, обалденные обои, двери обклеены под мрамор - жилище американского миллионера, а не петербургская квартира. Небось, такое только по телевизору и видели. В зарубежных сериалах.

- Жрать хочу, - нарушил молчание Скандалист. - И где у тебя курить можно?

Юле вспомнилась бородатая поговорка "дайте воды напиться, а то так есть хочется, что переночевать негде". Однако она привела девчонок в кухню, поставила любимый "Covenant" и занялась готовкой. Возни было немного - положить на тарелку мясо, картошку, сунуть все это в микроволновку, нарезать зелень и ветчину, расставить тарелки и бокалы, зажечь свечку. Теперь разложить все по тарелкам и погасить свет.

- Что будете? Коньяк, мартини?

- Мартини, наверно. Оно некрепкое? - спросила Таня. Остановка завораживала ее. Но к хрусталю, свечам и мартини требовалась мягкая и лирическая классика, а не жуткий металл. Таня, как и положено светлой и дивной Элите, металл не любила.

- Я тоже, - присоединился Скандалист. - А кока-кола у тебя есть?

- Пепси есть.

- Давай! - потирая руки, произнес Скандалист.

Когда было выпито по первой, Таня вдруг спросила:

- К тебе давно Кор Истмэн ходит?

- Недавно... То есть только несколько дней тому назад приходил.

- Странный он, - задумчиво произнесла Таня. - Я его побаиваюсь, честно говоря.

Юле с чего-то ради захотелось сыграть в открытую. Или хотя бы сделать вид такой игры.

- Я нисколечки в этом не разбираюсь. Как он приходит? Это что - магия какая-нибудь? Я тут начиталась всяких книжек, но там сколько угодно про каких-то элементалей, а про нормальных духов - ни слова.

- Это не совсем магия, - перехватила инициативу Ирка. - Мы называем это информационной вторичкой. Дело в том, что любая мысль имеет силу, и эта сила тем больше, чем большее число людей разделяет эту мысль. Существует так называемое информационное пространство, служащее местом обитания наших мыслей. Пространство, объединяющее систему образов некоего художественного произведения, мы и называем информационной вторичкой.

Юля была несколько придавлена обилием терминов, потому не обратила внимания, как заученно фальшиво говорит Скандалист и как улыбается Элита.

- А при чем тут Истмэн? - выдавила из себя она. Нет, ее определенно решили свести с ума.

- Когда энергонасыщенность образов в информационной вторичке достаточно велика, этот образ может обрести самостоятельную жизнь. Вселенная Дорог давно уже обрела бытие таким образом (на этих словах Элита чуть не рассмеялась). Соответственно, ты можешь выходить на связь с этими образами и их возможности будут зависеть только от твоей восприимчивости.

- Он существует? - выдохнула Юля.

- Конечно, - без тени сомнения отвечала Ирка. - Ибо у жителей информационной вторички присутствует свобода воли и свой собственный разум. Кор Истмэн реален не менее, чем люди, с которыми ты встречаешься дома и на улице. А если ты обладаешь достаточным восприятием, ты способна не только воспринимать его как нечто самостоятельное - это многие могут, но и общаться с ним, как с живым человеком.

Как будто в рассуждениях Скандалиста чего-то не хватало, но Юля не могла понять, чего. Не то он не договаривал, не то она недопонимала. Странно. Почему-то ни в одной книжке по магии ничего подобного не встре- чалось.

Юля включила чайник и вытащила коробку с пирожными. Скандалист все еще распинался о теории информации. Юля слушала и откладывала услышанное в особые отсеки своей памяти - может потом попробует понять. В школе она так часто делала. Ставя чайник на стол, она почувствовала слабость. Перед глазами поплыли черно-белые круги, как часто бывает с недосыпу.

- Наливайте чай, я сейчас, - и стараясь не выдавать своей слабости, Юля выбежала из кухни и рухнула на диван в своей комнате.

С дивана поднялся уже Генерал Кор Истмэн.

Из альбома "Вселенная Вершителей"

Защитница

Принадлежность - Провиденциал.

Подгруппа - экстремальные силы.

Функция - начальник Службы Безопасности.

"Превыше всего разумная воля."

Вот уж кто способен заставить Вселенную Дорог говорить о себе! Иногда кажется - для нее нет ничего невозможного. Сложнейшие операции в незнакомых уголках Вселенной не только не пугают ее, но и доставляют удовольствие. Она удивительно работоспособна и остальным Вершителям не так-то легко придерживаться ее темпа. Ее отличают гибкий ум, стальная воля и хладнокровие.

Ее преданность делу Провиденции непоколебима, много раз она, не задумываясь, рисковала жизнью не только ради своих друзей и соратников, но и для спасения совершенно незнакомых цивилизаций. Более того, она искренне переживает даже за врагов.

Она производит впечатление существа, всецело довольного жизнью и очень немногие знают, что это всего лишь маска, скрывающая отчаянную тоску по потерянной родине, которой лишил ее в давние времена предводитель ордена Равнодушных, сияющему Миру Радости, куда она не может вернуться, пока Провиденция не победит во Вселенной Дорог окончательно.

Возможности: ее боевая трансформация - серебристый космопоезд - одна из самых мощный и быстрых военных машин Вселенной. В этом облике к ее вооружению прибавляются генераторы, способные создавать вокруг нее плазменное облако наподобие хвоста кометы. Но самое совершенное ее оружие - Оранжевый Свет - сила Всеочищения и Красный Свет - сила Преображения из будущего. Она умеет на расстоянии парализовать волю противника, владеет заклятиями Серой Силы, а ее магическая воля составляет 300 условных единиц. Это один из самых высоких показателей во Вселенной Дорог.

Слабые стороны: ее достаточно легко шантажировать, в особенности, благополучием Мира Радости. Кроме того, она теряет хладнокровие, поддаваясь гневу и часто совершает необдуманные поступки из-за желания во что бы то ни стало покарать возмутившее ее злодеяние.

8.

Генерал Кор Истмэн твердыми шагами направился в кухню и застыл в дверном проеме. Увидев его, Скандалист замолк на полуслове, а Элита замерла с надкушенным пирожным в руке. Да! Здесь Кор Истмэн присутствовал во всей полноте своей Силы. И звучавшая из стереосистемы музыка еще более подтверждала эту полноту.

- Приветствую вас, Генерал, - нашелся, наконец, Скандалист.

Элита тоже что-то пробормотала и взялась, наконец за пирожное.

Кор Истмэн прошелся в дальний конец кухни, постоял в задумчивости над магнитофоном и вернулся к столу. Сел напротив Скандалиста и, медленно помешивая чай, спросил:

- Вы, кажется, хотели со мной пообщаться?

"Таким тоном, вообще-то крестный отец мафии выносит приговор своим незадачливым подчиненным", - подумала Элита. Однако Скандалист шокирован абсолютно не был. Он тоже - изменился. Юле еще повезло, что она плохо знала Сканди и возможности их компании. Иначе не смела бы вылезать с таким апломбом и нарочито подчеркнутым величием.

- Чем вы сейчас занимаетесь, Генерал?

- Зачем вам это знать? Впрочем, скажу - состою в структуре, которую вы называете Инферно.

В голове Тани одновременно вспыхнули две мысли. Собственно Танина - "она не первая, кто пытается связать "Звездную Империю" и "Вершителей"" и мысль Элиты - "а что еще следовало ожидать от такого подонка"...

- Вы отдаете себе отчет в том, что вы выбираете? Что вы выбрали? Вы ясно представляете себе то, что вы потеряли и что приобрели, вступив на путь Инферно?

"Если Юля играет, то она сейчас сорвется", - машинально прокомментировала Таня.

- Вы собираетесь меня воспитывать? - с сарказмом спросил Генерал.

- Нет, я всего лишь предлагаю вам задуматься. Миллионы лет вы представляли себе Вселенную в искаженном виде. Пора увидеть мир таким, какой он есть.

- Что вы знаете о Вселенной, маленький космический пират?

"Генерал прокололся. Ни разу это не Райд Холли", - отметила Элита. Она в разговор не вступала, как обычно, ограничиваясь ролью наблюдателя.

- Вы ошибаетесь, Генерал, я не маленький пират. Вы еще не приспособились к своему серверу, поэтому я прощаю вам эту оплошность. В этом сервере находится большое количество различных сущностей, поэтому неискушенному нетрудно и перепутать. К вашим услугам - Защитница.

Ирка встала и церемонно поклонилась. Таня широко раскрыла глаза - Защитницу Ирка вызывала впервые. Защитница вообще была особенным персонажем на протяжении всего сериала. Сначала это была, по выражению Скандалиста, "рыжая пушистая киска из Мира Радости". Однако во времена Второго Основания Защитница стала фактическим предводителем Сил Провиденции, освоив одну за другой все возможные и невозможные Стихии Вселенной Дорог. Только ей было под силу объединить Золотой, Оранжевый и Красный Свет с силами Бездны и Пустоты. Только она могла одновременно быть предводителем Братства Любви и Ордена Равнодушных. Только ей хватало наглости заявиться к Перекрестку практически безоружной и оттяпать у него половину владений. Только она могла, презрев свое высокое положение в иерархии Вершителей, оправиться в облике простого эмиссара громить работорговое заведение. Бесшабашной троице - Скандалисту, Погромщику и Дебоширу она приходилась родной сестрой и они относились к ней с трепетной любовью и уважением. Еще одна страсть была у Защитницы - перевоспитывать инфернитов. Наверное, именно из-за нее, презрев все препоны и условности, Защитница через Скандалиста решила переговорить с закоренелым инфернитом Кором Истмэном.

Закоренелый инфернит, кажется понял, что от него хотят. Он пристально посмотрел на Защитницу, усмехнулся, глотнул коньяка и насмешливо произнес:

- В масштабе всего Мироздания вы и есть маленькая космическая пиратка. В своей спирали вы можете быть всемогущей, но для Мироздания и вы и ваша спираль - ничтожная пылинка.

- Вы хотите сказать, Генерал, что вы являетесь чем-то большим, чем вся наша Спираль?

"Ага, получил!" - позлорадствовала Элита. К Защитнице она относилась, как к высшему божеству и верила в нее безоглядно. Как, впрочем, Элите и положено по сценарию. Однако представление Вселенной До- рог всего лишь маленькой спиралькой в беспредельном Мироздании не укладывалось не только в сценарий, но и в здравый смысл. По крайней мере для нее.

- Я вообще не об этом говорю. Вам мало своих инфернитов?

- Мало, - с подкупающей улыбкой ответила Защитница. - Что вам нужно на Земле и в этом сервере?

- Вы собираетесь спасать от меня мой собственный сервер?

"Слышала бы эта гордая и неприступная Юля, как ее тут называют просто сервером", - меланхолично подумала Таня. Она уже привыкла к такому термину, тем более что сама его и предложила. До этого человека, проявляющего сущность из информационной вторички, называли просто носителем.

- Насколько я знаю, Юля вообще не разбирается в методах ноосферического взаимодействия. Перед тем, как предоставить вам себя в качестве сервера, ей следовало дать всю информацию о возможностях и последствиях такого взаимодействия.

- Я предоставляю ей достаточную гарантию безопасности.

- Вы уверены? - саркастически спросила Защитница. - Налейте мне, пожалуйста еще чаю. Спасибо. Так вот, этика ноосферических сетей предписывает не использовать сервер против его воли, не использовать неподготовленный сервер, не использовать сервер с несовместимыми спектрами. Вы проверили выполнение всех условий? Вы позаботились хотя бы в общих чертах объяснить серверу теорию ноосферы и ноосферического общения?

- Все условия выполнены, - твердо сказал Кор Истмэн.

- Вы уверены? - повторила Защитница. - Ваши энергетические спектры совместимы? Вы же инфернит. Инферниты в большинстве случаев оказывают на свои серверы разрушительно воздействие.

- Мне безразлично, будет мое воздействие разрушительным или нет. Согласие сервера мне дано, так что хранители Этики могут убираться куда подальше.

- Вы, кажется, сюда не за тем пришли, чтобы ругаться, - заметила Защитница. - У вас есть цель. Какая?

- Я выполняю некую миссию и об ее содержании вам знать не надо.

- Значит, вы воспользовались сознанием невинной девочки для выполнения какой-то своей инфернальной цели, мотивируя это тем, что по незнанию своему она дала вам согласие, - констатировала Защитница.

- Мне безразлично ваше мнение.

- А свобода вашей личности вам тоже безразлична?

Защитница попала в точку. Кому, как не ей знать, во что в конце концов превращается подданный Инферно. Инферниты высших уровней теряют личность и чем выше подымается он по иерархии Инферно, тем больше отдает он этой силе и перестает быть собой.

- А кто из Провиденциалов может назвать себя полностью свободным? - парировал Генерал. - Вы тоже служите своей силе.

- Добровольно, - заметила Защитница. - Наша сила дает нам уверенность, радость бытия, чувство сопричастности к великому делу совершенствования Вселенной. А вам?

Разговор шел прямо-таки по мультику. Разве что чуть посодержательней. Но в мультике подобные разговоры однозначно заканчивались победой Защитницы. Здесь же победой даже и не пахло. Разговор шел кругами, то отдаляясь, то возвращаясь обратно к теме пребывания Генерала здесь и в Инферно, так что через несколько минут Таня окончательно перестала что-либо понимать. Она не любила переливания из пустого в порожнее.

- Я вам советую не занимать долго этот сервер, - сказала Защитница. - В таком режиме вы сожжете его нервы и испортите энергетику. Вы можете утверждать все, что угодно, но я ясно вижу, что вы с ней несовместимы.

- Вы меня утомляете, - отмахнулся Кор Истмэн. - мне с вами разговаривать больше не о чем. До свидания.

Элита кинулась подхватить Юлю, уже начавшую падать со стула, но не успела и грохнулась на пол вместе с ней - Юля была тяжелая.

- Доигралась, - констатировала Защитница. - Ничего, сейчас должна очухаться. Тут нашатырного спирта поблизости не обретается?

- Откуда я знаю, - испуганно пролепетала Элита. При ней люди в обморок еще ни разу не падали. - Я и в своем-то доме ничего найти не могу, а в чужом - тем более.

Впрочем, нашатырь не понадобился. С минуту полежав на холодном линолеуме, Юля очнулась и недоуменно уставилась на гостей. Как будто первый раз их увидела и понять не смогла - что эта парочка делает в моем доме?

- Ты в порядке? - встревожено спросила Таня.

- Вроде в порядке... Голова только кружится... Пойдем в комнату, я лягу.

Голова действительно кружилась и гудела как с похмелья, во всем теле чувствовалась невероятная слабость, хотелось лечь и раствориться в окружающем пространстве - чтобы не тратить силы на удержание своего тела хоть в каком-то определенном состоянии.

- Послушай, Юля, - заговорила Защитница, дождавшись, пока та ляжет на диван. Элита присела на ковер у изголовья, так что маленькая Ирка теперь возвышалась над ними обеими. - Ты взялась за груз, который тебе не по силам. Ты стронула камень, который вызовет неминуемый обвал и погребет под тебя под своей тяжестью. Ты хотя бы приблизительно представляешь себе, во что ты вляпалась?

Тон Ирки был повелительным и возражений не требующим. Юле это не нравилось. Ей вообще ничего не нравилось сейчас в этом мире, кроме Кора Истмэна. Кор Истмэн... Боги мои, он еще и в чем-то виноват? Вот, как разошелся Скандалист, пересказывая все, что случилось за краткое время пребывания здесь Кора Истмэна. Она же его ненавидит! Она - его - ненавидит... Будут сейчас в два голоса убеждать, что Кор Истмэн ей вреден, что она не должна делать ничего сама, что ей надо целиком следовать их советам, потому что они лучше знают эту... как ее... информационную вторичку, и на все у них уже повешены ярлычки "наш" и "не наш" и горе тому, кто решиться связаться с "не нашим".

- Ты можешь хотя бы не обвинять меня в том, что я не делала? - сердито сказала Юля. - Я у него не спрашиваю, он сам приходит, когда хочет. Не думаю, что мне будет плохо от этого.

- Тебе уже плохо.

- А, ничего, это пройдет, - отмахнулась Юля. - Это... как его... дисбаланс энергетической системы, перенастройка сознания на чужую сущность, а потом обратно. Естественно, с непривычки плохо.

Что, получили? Думаете, я совсем тупая? Не зря я пятеро суток книги по магии штудировала, а память у меня хорошая и мозги тоже работают, в отличие от ваших. За плохие мозги золотую медаль в гимназическом классе с гуманитарным уклоном не дают.

- Ты знаешь, зачем он тебе нужен? - в лоб спросила Защитница.

- Не морочь мне голову! - огрызнулась Юля. - Сначала ты несешь про информационную вторичку, потом - про энергосущности, и когда, скажи на милость, тебе следует верить?

- Терминологию можно употреблять какую угодно, - вступилась за Защитницу Таня. - Терминология в применении к явлениям нематериального мира все равно, что проекция трехмерного тела на плоскость. Проекции могут быть одинаковы, а тела - разные.

Таня, как инженер-математик и аналогии предпочитала математические. Порой даже Скандалист их не понимал.

- Ну хорошо, - сквозь зубы согласилась Юля. Ей математические аналогии тоже не нравились. - Допустим, терминологии могут быть разными, а суть от этого не меняется. Но я все равно люблю Кора Истмэна и сама его пригласила. Это мой свободный выбор, за который так трясутся провиденциалы в ваших любимых "Вершителях".

- Значит, когда он тебе разонравится, ты его выбросишь? - спросил Скандалист не своим каким-то голосом. Или это была все еще Защитница... По крайней мере раньше Юля не замечала у Ирки таких интонаций. Так хорошие учителя в старых советских лирических фирмах говорят со своими учениками, когда те совершают бессовестный поступок. От этого голоса сквозь пол провалится захотелось, но, разумеется, гордая Юля не могла себе этого позволить.

- Почему - выброшу? Я... я... - Юля смешалась. Ей просто не приходило в голову задать себе такой вопрос. - В конце концов, он никогда мне не разонравится.

- Ты помнишь, - тем же голосом спросил Скандалист, - какой ты была... м-м-м в восемь лет?

- А при чем тут это?

- При том, что в восемь лет ты была совершенно другой личностью. Похожей на тебя сегодняшнюю, но другой. А в двадцать восемь сможешь стать третьей.

- Но я всегда буду любить Кора Истмэна! - перебила ее окончательно вышедшая из себя Юля. - И не тебе, бродяжка, меня учить!

- Ну, во-первых, не бродяжка, а шеф силовых структур Провиденции. Во-вторых, убедительно прошу не оскорблять личность, которая любезно предоставляет мне сейчас свое сознание.

- Ты мультяшный Скандалист что ли?

- Нет. Если уж на то пошло, я - мультяшная Защитница. Мое настоящее имя - Миарра Мэйвис. Насколько я понимаю, Кор Истмэн не оставил в вас память о состоявшемся между нами разговоре.

И тут Юле стало по настоящему жутко. Потому что она осознала, что те пятнадцать-двадцать минут, которые Генерал изволил пребывать в ее теле, абсолютно выпали из ее памяти. А провалы в памяти - это нехорошо. Это сами понимаете к чему приводит.

- Еще одно нарушение этики ноосферических связей, - спокойно констатировала Защитница, то есть, конечно, Миарра Мэйвис. Юле на это нечего было сказать. Она просто сидела и смотрела в пол несчастными глазами.

Положение становилось опасным и спасла его, как всегда, тактичная Элита:

- Юль, - своим спокойным домашним голосом спросила она. - У тебя вроде видик есть. Пойдем, чего-нибудь нам покажешь?

Только годами тренированная выдержка не позволила Юле броситься на шею к своей избавительнице.

- Ну да, конечно, - сказала она. - Пойдемте выберите, что мы смотреть будем.


Новости Стихи Проза Извраты Юмор Публицистика Рисунки Фотоальбом Ссылки Гостевая книга Пишите письма