Ассиди

Перехитрил

Золотоволосый, ты держишься слишком гордо,
Словно корона венчает твою голову...

Ниэннах

- А Маугли достанет этот банан?
- Маугли кого хочешь достанет!

Анекдот

Отзвуки песни медленно гасли в высоком зале крепости Тол-ин- Гаурхот, бывшей Минас Тирит. Саурон смотрел на поверженных противников и размышлял, что же с ними сделать. Их наглость была просто невыносима. Мало того, что поперлись куда-то на север с неизвестной целью, так еще и тягаться силой с ним вздумали! Как бы их так наказать, чтоб неповадно было... Откуда-то, словно по чужой подсказке пришли слова "Саурон бросил их в глубокую, черную и безмолвную яму и грозил жестоко умертвить всех, пока один из них не скажет правды. Время от времени видели они, как во тьме загорались два глаза, и волколак пожирал одного из них". Идея была хорошей. Очень хорошей. Но она была не его. Она пришла откуда-то со стороны, словно веление судьбы. А к велениям судьбы Саурон относился весьма критически. Какая хорошая была подсказка судьбы - развязать войну внезапным и сокрушительным ударом! И что в результате? Блицкрига не получились, Химринг и тот не взяли, Барад-Эйтель тем более, а ненормальный король Нолдор вызвал Мелькора на поединок и тот до сих пор хромает. И сейчас - посадит он этих эльфов в яму, а может от него того и ждут? Может, эта победа только кажущаяся и если он поступит по подсказке внутреннего голоса, она обернется полным поражением? "Ну уж нет!" - подумал Гортаур. - "Перехитрю-ка я судьбу! Поступлю прямо противоположно логике. По логике их надо посадить в яму и скормить волкам? А вот не буду!".

- Слушайте меня, - обратился Саурон к эльфам. - Незваными пришли вы на мои земли, но отныне гостями моими становитесь вы и в пределах острова вы свободны. - Он повернулся к оркам. - Размещаете их всех по гостевым покоям и чтоб волос ни с чьей головы не упал! Это приказ! - добавил он, поймав недоуменные взгляды орков.

Финрода Саурон лично донес до предназначенной для него комнаты и долго сидел с ним, приводя в чувство. Заботу о себе со стороны повелителя Волчьего Острова бывший король Нарготронда воспринял как должное. Даже спасибо не сказал. Впрочем, Гортаур этого не заметил, а покинул Финрода сразу после того, как тот более или менее пришел в себя. Дел на Тол-ин- Гаурхот было, как всегда невпроворот, а эльфы сами себя прекрасно восстановят - на то они и эльфы.

 

Отправив с летучей мышью очередной отчет Морготу, Саурон решил пойти прогуляться по цитадели. На некоторое время можно было расслабиться и посмотреть, как там поживают предоставленные сами себе эльфы. Текучка грозила погрести под собой, а тут какое-никакое развлечение. Саурон лениво подумал, что хорошо сделал, что не посадил эльфов в яму, ибо на свободе эльфы ведут себя естественнее, а что естественно, то интересно.

Первое, что увидел Гортаур, были два орка, занятые побелкой потолка. Один из них держал стремянку, второй деловито водил кистью по грязно- серой поверхности.

- Что вы тут делаете? - недоуменно спросил Саурон.

Услышав голос повелителя верхний орк вздрогнул и белые капли посыпались с кисти на темя нижнему орку.

- Обрати внимание, - подал голос нижний орк, - что твоему товарищу на голову падают капли извести.

- Ремонт делаем! - отозвался верхний орк. И добавил обращаясь к нижнему: - Извини меня, пожалуйста. Тебе дать мой носовой платок обтереться?

Упоминание о ремонте поразило Саурона еще больше, чем вежливость орков. Слова "ремонт" я повседневном языке Черной Твердыни вообще не существовало, ибо считалось гораздо проще разрушить и построить заново, чем ремонтировать и доделывать уже построенное.

- Зачем ремонт?

- Ну как это зачем? - переспросил неизвестно откуда взявшийся Финрод. - Разве ты не хочешь, чтобы твоя крепость была красива не только снаружи, но и изнутри?

У Саурона были другие представления о красоте, но он промолчал и отправился дальше. По пути следования ему то и дело попадались орки, красящие стены, шпаклюющие полы, устанавливающие светильники, и непременно под руководством одного из эльфов.

В круглом зале центральной башни двое эльфов сосредоточенно довинчивали последние гайки на четырехсотсвечовом светильнике, а еще десяток орков со стремянками стояли в ожидании приказаний.

- Это что такое?

- Люстра, - ответил эльф, не оборачиваясь.

- Зачем мне люстра? Факелов недостаточно?

- Друг Гортаур, - вмешался подошедший Финрод, - свет должен быть не только ярким, но и красивым.

Саурон хотел было сказать, что свет ему вообще не нужен, но сдержался, ибо в это время орки как раз начали укреплять люстру под потолком и малейшее возмущение окружающего пространства могло бы привести к ее падению. А падение тяжелой люстры, даже с незаженными свечами, было ненамного лучше падения цитадели. Даже чем-то хуже, ибо после падения цитадели можно было о ремонте не заботится - пусть заботится те, кто ее уронил.

Гортаур только сплюнул на пол (за его спиной орчанка тут же вытерла плевок чистой тряпкой) и пошел на улицу проветриться. Во дворе крепости красовалась большая яма, вымощенная изнутри мрамором и наполненная водой. Орки под руководством эльфа как раз заканчивали прилаживать железные поручни к лесенке, ведущей вглубь воды.

- Что это? - спросил Саурон, хватаясь за сердце. Как истинный служитель Тьмы, воду он не любил.

- Бассейн! - безапелляционно ответил Финрод, выныривая со дна такового.

- Зачем нам бассейн? У нас же целый Сирион под боком!

- У Сириона течение бурное, вода холодная, а плавать хочется всегда, - пояснил Финрод. - К тому же учить плавать лучше всего начинать в спокойной обстановке.

- Кого учить? - растерялся Саурон.

- Да хоть тебя! Спускайся, поплаваем! - и Финрод поплыл вдоль бассейна, с выражением неземного блаженства на лице.

- Спасибо, не хочу, - пробормотал Саурон и пользуясь тем, что король Нарготронда наслаждается купанием, поспешил удалиться. Попросту говоря, сбежал.

Пробежав без остановки несколько внутренних двориков, Саурон остановился и почти без чувств плюхнулся на землю.

- Зачем ты сидишь на земле, если есть скамейки? - послышался спокойный и удивительно знакомый голос.

Саурон поднял голову и увидел Финрода, сидящего на изящной деревянной скамье с резной спинкой и наблюдающего за посадкой цветов в клумбе посреди дворика. В руках эльф держал пергамент и перо и время от времени что-то сосредоточенно чертил.

- Что ты рисуешь? - спросил Саурон.

- План перестройки крепости. Видишь ли, я строил ее триста лет тому назад, а с тех пор положение в мире изменилось и, как я считаю, в теперешнем виде крепость не удовлетворяет своим задачам. Вот смотри сюда - эту башню мы сносим, взамен ее делаем две вот здесь. А вот отсюда надо прорыть подземный ход по обе стороны реки, я предлагал это сделать еще Артаресто, но у нас не было такой дешевой и неприхотливой рабочей силы как сейчас. А если ты еще позаимствуешь у Моргота пару балрогов, то задача решится совсем просто...

Дальше Саурон не стал слушать, а бросился прочь, не в силах сдерживать нахлынувшую ярость. Цитадель они, видите ли, собрались перестраивать! Балроги им, видите ли, нужны для прокладки тоннеля! Да еще этот вездесущий Финрод! Интересно, почему он, майя, не может находится в двух местах одновременно, а Финрод может, хотя он всего-навсего эльф? Или он захватил в плен не одного Финрода, а штук восемь? Предоставил, называется, эльфам свободу! Да еще немного - и они самого его в работу впрягут, как впрягли его орков! Еще немного - и Финрод вспомнит, что Саурон был некогда майя Ауле и заставит самого таскать камни и рыть ямы под застройку! Ну уж нет! Пускай уж исполнится веление судьбы, пускай исполнится все, что угодно, только не давать этому наглому золотоволосому эльфу хозяйничать в его крепости, как у себя дома! А то ведь того и гляди, до Ангбанда доберется! И Мелькора заставил лично башни Черной Цитадели по своему проекту переделывать! Не бывать этому!

И тогда Саурон бросил их в глубокую, черную и безмолвную яму. И был безумно рад, что наконец-то от них отделался.

31.03-2.04.2003 г.


Новости Стихи Проза Извраты Юмор Публицистика Рисунки Фотоальбом Ссылки Гостевая книга Пишите письма