Ассиди

Сколько лет ему было тогда? Теперь уже трудно сказать, да и не важно это. Может, шесть, а может, семь... Он мало что мог потом вспомнить из той жизни. Глаза матери, руки отца... Все стерлось в памяти, размылось, исчезло. Да и была ли вообще эта память?


Он помнит себя на вершине высокого здания, может быть Токийской телебашни, на площадке, открытой всем ветрам. Где-то - казалось, бесконечно далеко, был Токио, прекрасный город, дома и дороги, деревья и цветы... Все это осталось - там, внизу. А здесь, на вершине, был только холодный шероховатый камень под босыми ногами и невероятно большая луна над головой.

Он стоял на этой вершине, ничего не понимая, смотрел на сияющий диск луны, на светлый лик кого-то прекрасного, скрытый за этим диском, словно это лицо было способно заговорить и дать ему ответ на все вопросы. Он устал, он был напуган и растерян. Кто он? Где мама? Отец? Что он делает здесь? Почему эта луна так смотрит на него?

Он тихонько всхлипнул и прошептал куда-то вверх, в звездную черноту:

- Мама?..

Потом стал свет. Яркий, ярче самых ярких звезд, ярче луны, он лился отовсюду, он казался живым, проникал в самую душу, вытесняя все, что было прежде. Ты избран, говорил этот свет, у тебя есть миссия на этой Земле, ты не такой, как другие. Сияние переполняло его, и в сиянии этом слышался ему нежный девичий голос, говоривший: ты - возлюбленный мой. И не стало в мире ничего прекраснее и чище, не стало ничего выше - этого предназначения.. Было высшее, совершенное счастье - быть причастным к великой памяти, к великой тайне, и знать, что тайна эта связана с Луной...


Потом он забыл это видение, ведь это могло быть только видением, кто же пустит шестилетнего ребенка на Токийскую телебашню! Но сознание своей избранности и светлая печаль, связанная с Луной - осталась.

Он учился в школе, потом в колледже и везде и всегда он был первым. Он не сторонился своих сверстников - это показалось бы странным - но чувствовал свою отделенность от них. Они были - здесь, а он был - избранный. Избранный кем? Он не знал и не стремился до времени узнать.

Иногда ему снилась Луна, занимающая полнеба, девушка в белом платье с двумя желтыми хвостиками и он сам - в черном плаще и с розой. Он доверял своим снам, зная, что это больше, чем просто сны и когда-нибудь настанет час, когда он выполнит свое предназначение.

И этот час настал.


...Сейлоры боготворили его. Они знали и верили - если на помощь приходит Такседо Маск, значит, будет победа. Он был спасителем для них, маленьких девочек, волей судьбы получивших в свои руки могущественные силы. И ему были странны своей жалкой беспомощностью попытки демонов сопротивляться. Мир создан для людей. Демоны, лишающие людей жизненной силы, должны умереть.

И все же он был человеком. И, как всякий нормальный парень его лет, был влюблен. В маленькую девочку в короткой синей юбочке и с желтыми хвостиками - Сейлор-Мун. И она была влюблена в него - он видел это по ее глазам, и протянутым к нему рукам и восторженному голосу, которым она произносила его имя "Такседо Маск...". Но, убив демона, он поворачивался и уходил - сильнее любви, сильнее жизни, было его предназначение - уничтожить Темное Королевство и найти Серебряный Кристалл.


Название улицы он не очень уяснил. Где-то на северной окраине, но что за дело? Небо заволокли черные тучи, серебряные струны молний то и дело пронизывали небесный мрак, и раскаты грома казались зловещим рыком какого-то потревоженного громадного чудовища. Что-то влекло его на эту заброшенную улицу, туда, где ни одного жилого дома и ни одной живой души. Он вылетел из узкого переулка и увидел ее. Стройная фигурка с желтыми хвостиками была распята на железной вышке, и молнии били совсем рядом, того и гляди, испепелят, а она молчала, и лишь сведенные в ужасе губы говорили о ее страхе.

- Держись, Сейлор-Мун! - крикнул он, в одно мгновение оказался рядом и острым ножом рассек веревки.

Он опустился с ней на мостовую, чтобы убедиться, что с девушкой все в порядке, а потом опять исчезнуть - ведь ничего особенного, бывало и хуже...

Он сам не понял, что произошло. Глаза еще ничего не заметили, а движение тела уже опередило сознание и он успел отпрянуть в сторону, перехватив руку с кинжалом. Девушка вскрикнула, выронив оружие. Его все-таки задело - на одежде набухало кровавое пятно на правом плече. Забавно. А ведь клинок мог войти и в сердце.

- Ты что?.. - недоуменно спросил он. - Ты что, хотела меня убить? За что, Сейлор-Мун?

- Я не Сейлор-Мун! - засмеялась девушка, поднимаясь.

Наваждение исчезло и он увидел вместо девочки в матроске рыжеволосого мальчишку в серой форме.

- Зойсайт!

- Будь ты проклят, Такседо Маск, предатель! - тонким голосом выкрикнул Зойсайт, растворясь в воздухе.

"Почему он назвал меня предателем?" - подумал Такседо. Потому что он демон, а я борюсь с демонами? Но ведь я выполняю свое предназначение, я прав, а они - нет.


Он не хотел признавать того, что ему, избраннику Серебряного Тысячелетия, стали ведомы сомнения. Он должен был изгнать их из себя, смыть чужой кровью. И когда они с Зойсайтом встретились на вершине Старлайт Тауэр, он поклялся убить его, убить так подло обманувшего его демона - назвал его предателем, а сам кто? Сам - бесчестный обманщик, ведь вместо поединка за Радужные Кристаллы Кунсайт просто забрал их. Он обрушился на Зойсайта со всей мощью оскорбленного сердца, но демон был сильнее...


...Он не был мертв. Он был в плену. С трудом открыл глаза - и близко-близко над собой увидел лицо беловолосого демона. Кунсайт? А где же Зойсайт?

- Зойсайт мертв. Все из-за тебя, скотина. А тебя я не убью. Не убью сразу. Ты будешь жить. Долго. Много часов. Много дней.

Он хотел встать - и не смог. Он был скован магическими заклятьями и не мог противостоять им - ведь он находился в самом сердце Зла - в Темном Королевстве.

- Стой! - чей-то окрик, как приказ. - Не трогать пленного, приказ Королевы!

Кто это произнес, он уже не видел - милосердное забытье поглотило его.


Он стоял в высоком сводчатом зале, среди переливающихся синих теней, и средоточие этих теней находилось в хрустальном шарике возле трона. А на троне сидела женщина с пронзительно-красными глазами, смотревшими на него с невеселой насмешкой.

- Добро пожаловать в Темное Королевство, Такседо Маск.

- Я не буду говорить с тобой, Королева Погибель. И в следующий раз мы поговорим иначе.

Бериллис молча смотрела на того, кто стоял перед ней. "Hельзя ничего объяснить слепой душе... Но ведь у него есть душа. Он просто не видел того, что перед ним, он развлекал себя красивыми сказками. Если бы он мог увидеть мир моими глазами... Увидеть, как видел он - тот, кто ныне заключен в этом шарике. Если бы он мог понять нашего Великого Правителя...".

- Смотри, - сказала Бериллис, указывая на шарик.

Такседо помимо своей воли не мог оторвать глаз от блестящей поверхности. И тут весь мир исчез в ослепительной вспышке молнии. Гроза началась.

Такседо Маск покачнулся, как от удара. Мозг его вдруг вспыхнул и разлетелся на тысячи осколков. Он увидел то, что видел раньше, но прочно забыл. Он был сразу многими людьми, оставаясь в то же время самим собой. Многоцветные кусочки смальты, осколки мозаики, стремящиеся соединиться в единое целое. Он чувствовал. Он знал. Он помнил. Он видел историю Темного Королевства и Серебряного тысячелетия во всей ее полноте. Он вспомнил себя, юного принца Земли и Королеву Бериллис - истинную Хранительницу планет Солнечной Системы, а потом пришла Серенити, чтобы отнять, присвоить себе чужие владения... Мозаика сложилась в единый узор.

...Королева сидела и смотрел в слепые эти глаза - долго, вечно. А потом Такседо Маск - надежда Серебряного Тысячелетия, высший из высших, - начал медленно оседать наземь.


...Очнулся он в том же зале, который вдруг стал другим. Или это он изменился?

- Эндимион, - проговорил он медленно, пробуя слово на вкус. - Меня зовут Эндимион. Я - принц Земли. Я подданный Темного Королевства. Как я мог забыть...

- Ты должен искупить свою вину.

- Я все сделаю, моя Королева! - восторженно произнес Эндимион.

Он протянул ей обе руки и она коснулась их, улыбаясь. И от ее улыбки светло стало у него на сердце - как он мог думать, что любит какую-то лунную принцессу, если есть она - Королева Берил?

- Я отправляюсь на Землю, - сказал он. - Надо уничтожить Серенити, пока она не научилась управляться с Серебряным Кристаллом.

- Я буду ждать тебя, - тихо произнесла Бериллис. - Я буду ждать тебя, любимый...


Новости Стихи Проза Извраты Юмор Публицистика Рисунки Фотоальбом Ссылки Гостевая книга Пишите письма