Ассиди

Отец-одиночка

Я - отец-одиночка. Единственный во всем Валиноре. Наша мама не выдержала такой жизни и ушла в Мандос. Наверное, предчувствовала что вырастет из нашего сыночка и как часто будут вспоминать его мать. А подданные надо мной смеются - хотел, мол, иметь много детей, а с одним управиться не может. Да разве ж это ребенок? Это не ребенок, это воплощенное Пламя какое-то! Одно слово - Феанаро!

Мне тут на него Йаванна нажаловалась - забрался он как-то на Лаурэлин, и слезть не мог. Сидит наверху и орет на весь Аман. А эльфы даже близко подойти бояться - оно ж так ярко светит, что обжечься можно. Хорошо, Ариэн мимо проходила, сняла ребенка с дерева. Мне же потом и досталось, что я за ним плохо слежу. А разве за Феанаро уследишь?

Тут как-то Румил на минутку из своего кабинета отлучился, так Феанаро к нему шасть - и сразу за книги. Пока Румил не вернулся, такого понаписал, что все Валар восемь кругов света на Валараукар были похожи - такие же красные и горячие, а про Румила вообще не говорю - он все это время под кроватью просидел, ждал пока мы стирательную резинку изобретем. Пока изобретали, Феанаро поймал Торондора и стал на нем кататься над всем Валинором. Их в Альквадондэ чуть тэлери не подстрелили, приняв за недобитую тварь Мелькора из Средиземья.

Я Манвэ пожаловался, что у всех дети, как дети, а у меня одного Феанаро, так они чуть ли не год Дерев совещались, а потом говорят - женись, если хочешь, еще раз. Легко сказать - женись! А вдруг у новой жены с Феанорчиком понимания не будет? Я тут пригласил в гости Индис, смотрю - Феанаро ее конфетой кормит. Индис конфету съела, Феанаро ее спрашивает:

- Вкусная?

- Вкусная, - отвечает Индис.

- Странно, а наша собака ее вчера выплюнула.

Индис как ветром сдуло. Пришлось мне к ней в Валмар идти извиняться. Пока ходил, Феанаро ко мне в мастерскую забрался. Я давно уже половину инструментов заменить хотел, так что ничего особо страшного и не случилось. Ну разве что заготовка для чугунной ограды дворцового сада узлом завязана, да вся металлическая стружка в один непонятный сплав сплавлена. Пытался я выяснить, что это такое - так он не куется и все. И не плавится.

Устаю страшно. Недавно проспал и на королевский совет опоздал. Прибегаю весь в мыле - а на моем месте сидит Феанаро и невозмутимо что-то собравшимся втолковывает. Я рассердился, ору на него:

- Да кто у нас тут король нолдор?

- Я, а что? - спокойно отвечает Феанорчик.

Однажды Феанаро на целых пять кругов света утихомирился - не видно его, не слышно, сидит у себя в детской и мастерит что-то. Весь Тирион наконец-то вздохнул спокойно. А потом вышел он на вершину Туны, достал какую-то штуковину и как бабахнет! Говорят, в Арамане было слышно. Все Валар тут же сбежались - подумали, что Мелькор чертоги Мандоса обрушил и освободился. Мандос Феанорчику и говорит:

- Еще раз такое учудишь - запру тебя на три эпохи, как Мелькора.

- Запирай! - отвечает Феанаро. - Я там хотя бы маму увижу! Зачем вы ее от меня спрятали?

Так Валар напугал, что они больше в Тирион не приходят. Манвэ мне теперь все свои повеления с орлом присылает, да и тот даже на перила террасы не садится. А чего боится, не пойму - ну подумаешь, пару перьев из хвоста вырвали, убудет от него, что ли?

Не успеешь из мастерской придти - пора Феанорчика кормить. А дело это трудное и неблагодарное. Вот и приходится - ложечку за Эру, ложечку за Оромэ, ложечку за Аулэ... И последнюю ложечку - за то, чтобы у всех эльфов на Арде мама была!

28.02.2003


Новости Стихи Проза Извраты Юмор Публицистика Рисунки Фотоальбом Ссылки Гостевая книга Пишите письма