Ассиди

Эксперимент

Посвящается... ну, вы догадались :)))

На третий день заседания секции толкинистики Зиланткона в классе остались только самые стойкие. Уже все основные доклады сделаны и все игры заявлены, а день был зарезервирован под свободное обсуждение того, что не успели обсудить вчера и позавчера. Очень быстро народ перешел к свободному обсуждению всего попало, не обращая внимания на потуги Ариэль, ведущей секции толкинистики, вернуть дискуссию в какое-то одно определенное русло. В дальнем углу Нэртис вместе с нижегородскими эльфами выясняла тонкости произношения в квэнья. У окна трое москвичей обсуждали правила намечающейся ХИ-шки, пытаясь найти хоть какое-то соответствие книгам Толкина. На крайней парте у двери мы с Краймером беседовали о новой структуре его сайта и о том, как в нее можно впихнуть мою страничку. Жизнь, можно сказать, бурлила. Однако Ариэль, нашей дивной и светлой эльфийке из Нолдор сия картина не нравилась - а кому, простите, можно понравится полное отстранение его от власти? После нескольких тщетных попыток объединить несколько свободных обсуждений в одно, подвластное ее воле, Ариэль выбрала объектом своего внимания одиноко сидевшую на первой парте в среднем ряду девушку в черном платье и черном плаще, которая тихо мечтала о чем-то своем и не выказывала ни малейшего желания присоединиться ко всеобщему хаосу.

- А вот ты что думаешь о влиянии Клятвы Феанаро на численность Нолдор в Первую Эпоху?

Девушка подняла большие чистые черные глаза и честно ответила:

- Не знаю... Я больше Черную Книгу люблю, а там про численность Нолдор ничего не написано...

- Ах, ты любишь Черную Книгу? - с охотничьим азартом произнесла Ариэль. Если бы при ней был меч, она бы выхватила его из ножен в порыве боевого бешенства, но меч, даже текстолитовый, увы, отсутствовал и приходилось пользоваться тем оружием, что всегда под рукой - словом. А этим наша светлая толкинистка владела в совершенстве. - А позволь узнать, за что именно ты ее любишь?

Народ насторожился. Все знали ненависть Ариэль к Ниенне и ниеннистам, ненависть тем более странную, что ни с той, ни с другими, светлая Нолдэ предпочитала не общаться. Но стоило ей только услышать слово "Черная Книга" или какую-либо фразу из таковой, как она тут же обращалась в разъяренную волчицу, готовую загрызть насместь противника... Если он, конечно, был слабее ее морально. С самой Ниенной Ариэль предпочитала не связываться.

- Ты вообще откуда? Как тебя зовут?

- Гэллаан, из Красноярска, - спокойно ответила девушка. Сама маленькая, тоненькая, личико совсем детское, а глазищи большие. Прямо как у Элхэ. Или у героини одного из многочисленных японских анимэ...

- Так скажи мне, Гэллаан, чем тебе так нравится эта книга? Этот бесконечный набор беспорядочных эмоций, этот надрыв, эти черные сопли в каждой строке?

- Нету там никаких сопель... соплей, - невозмутимо ответила Гэллаан. - Читать надо уметь. Если настроишься на неприязнь, в любой книге можно самые страшные пороки отыскать. А "Черная Книга" - это вовсе не сопли. Не истерика с надрывом. Вам хочется это видеть, вот вы и видите.

- А что же там следует видеть? - со зловещей иронией спросила Ариэль. - Что ты там видишь? О чем эта книга?

- О любви. О понимании. О том, что добро и зло - это не два цвета на плакате и не так-то просто их разграничить...

- Так ты считаешь, что Моргот не был злом?

- Мелькор не был злом, - подчеркнув первое слово, сказала темная эльфийка. - Даже у Толкина сказано в самом начале, что он был наделен большими способностями и могуществом и хотел творить. Разве может творец обратить свои силы во зло? Ему просто помешали воплотить свой замысел.

- Ой-ой-ой, бедного Моргота обидели, игрушку отобрали, - издевательски произнесла Нолдэ. - Он, несчастный, так расстроился, что пол- Белерианда в развалины обратил. Да ты, девочка, хоть что-нибудь читала, кроме своей драгоценной "Черной Книги"? Труды Святых Отцов, например? Блаженного Августина? Как ты можешь рассуждать о добре и зле, не зная простейших определений?

То, что эти "простейшие определения" надо выковыривать из десятка толстых томов, написанных, к тому же скучнейшим научным языком, Ариэль, как всегда, умолчала.

- Я много чего читала. Но я сама определяю, чему мне верить, а чему нет. Черной Книге я верю. А вот вашим псевдоученым рассуждениям - нет.

Имелась в виду, скорее всего, прошлогодняя статья о том, почему "Черная Книга" есть зло, а Мелькор есть дьявол, опубликованная в "Анналах Валинора". Каюсь, у меня не хватило сил не то что прочитать, но даже скачать сей монументальный труд - мой модем сумел переварить только сто из шестисот сорока трех с половиной килобайт, после чего вырубился наглухо и воскресить его смогли только совместные усилия всех трех моих знакомых компьютерщиков.

- А совершенно зря. Прежде, чем о чем-то рассуждать, нужно знать хотя бы определения элементарных вещей. Ты можешь хотя бы сказать, что такое зло?

- Зла не существует, - твердо ответила Гэллаан.

Нолдэ зловеще улыбнулась.

- Не существует, говоришь? Ну что же, сейчас мы проведем небольшой эксперимент. Прошу заранее меня извинить...

Ариэль величественно поднялась со своего председательского места, подошла к оторопевшей эльфийке Тьмы и, размахнувшись изо всех сил, закатила ей здоровенную оплеуху.

- Ну что, это по твоему не зло?

Все находящиеся в классе квэнди потеряли дар речи.

- А тебе не кажется, что ты употребляешь некорректные приемы ведения идеологических дискуссий? - встал в полный рост долговязый парень в очках, сидевший у окна. Кажется, его звали Эл - сокращение не то от "Элронд", не то от "Элендил".

- В чем же тут некорректность? - усмехнулась Ариэль.

- Для того, чтобы убедить собеседника в неправильности того или иного действия, не обязательно это действие производить физически. Допустим, если вы хотите показать бессмысленность атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в сложившейся на август 1945 года военной ситуации, то вам совершенно необязательно производить атомный взрыв в аудитории. К тому же дальнейшее обсуждение будет совершенно бессмысленно.

Притихший было класс взорвался криками.

- А при чем тут атомная бомба?

- Ты еще лекцию по истории философии прочитай!

- А если слов не понимают?

- Что же - если слов не понимают, надо по морде бить?

- Да что вы к этим японцам прицепились? Судачат - побежденные, побежденные, а вы посмотрите, как они живут, эти побежденные!

Никто не заметил, как Гэллаан тихо встала и вышла из класса.

Часа через полтора, когда народ угомонился и вознамерился расползаться по местам проживания для подготовки к балу, я отозвала в сторонку Нэртис и Краймера.

- Ребята, это нечестно. Мы должны что-нибудь сделать.

- А что ты предлагаешь? - с сомнением спросил Краймер.

- Вы кого-нибудь из казанцев знаете?

- Знаем, а что?

- А вот что. Сейчас мы отлавливаем кого-нибудь из казанцев и спрашиваем, где здесь ближайший магазин сувениров. А завтра с утра...

Последний день Зиланткона, как всегда, был наполнен предотъездной суетой. Еще не отошедшие от бурно проведенной ночи люди, эльфы и прочие национальности упаковывали рюкзаки, обменивались адресами, допевали недопетые песни и спешно обговаривали не затронутые еще вопросы. Мы с Краймером и Нэртис, разобравшись со всеми делами и собрав все вещи, отправились на поиски Ариэль.

Искомая эльфийка обнаружилась на крылечке ДК Гайдара в окружении рюкзаков и с большой черной папкой, которую она бережно прижимала к груди.

- Здравствуй, Ариэль! - радостно начал Краймер. - За отлично проведенную секцию толкинистики Зиланткона я, от имени "Библиотеки Минас Тирита", вручаю тебе ценный подарок!

И Краймер протянул не ожидающей никакого подвоха Нолдэ завернутый в тонкую бумагу подарочный набор - три очень хрупких и очень красивых стеклянных рюмочки, украшенных совершенно эльфийскими цветочками.

Пока Ариэль изумленно разглядывала подарок, еще не зная, что с ним делать, мы подхватили рюкзаки и направились к трамвайной остановке. По количеству собравшегося на остановке народа посадку в трамвай вполне можно было сравнить со штурмом Ангбанда в Войне гнева. Нам-то что, у нас нет ли длинномерных мечей, ни тонкого стекла...

И пусть Ариэль теперь думает - добро мы ей сотворили или зло? Если, конечно, сможет думать о чем-либо еще, кроме сохранения хрупкого подарка в долгой дороге от Казани до Москвы...

9-12 ноября 2001 г.


Новости Стихи Проза Извраты Юмор Публицистика Рисунки Фотоальбом Ссылки Гостевая книга Пишите письма