Ассиди

Последняя жертва

Ветер в этот день был особенно сильным. Правда, разорвать плотную пелену туч оказалось не под силу даже ему. А вот сделать из ручья, еще вчера, бывшего малозаметной струйкой, полноводную речку - удалось вполне.

Ансилмо, сидя на берегу новоявленной реки, пытался представить себе те прекрасные земли, что были здесь раньше. Представлялось плохо. Мешал ветер, рвущий в клочки не только ветви с деревьев, но и, казалось, саму землю. Говорили, здесь очень красиво весной, когда первые робкие травинки только появляются из земли, разбуженные солнцем. Да и летом, когда цветет все, что может цвести, и лес звенит птичьими голосами. Впрочем, каждое время года по-своему прекрасно... но в последние несколько лет наблюдалось только одно время года - с пронизывающим ветром, плотной пеленой туч, время от времени разражающихся проливным дождем. Все живое давно уже покинуло эти земли, только они и остались - те элдар, что пришли сюда из Амана на войну с Морготом. Но теперь уже все, война окончена и скоро, совсем скоро вернутся они домой, в Благословенный Край.

Ансилмо поежился. Скорей бы домой! Эленмирэ, наверное, будет спрашивать, как живется там, в Эндорэ, а что он ей скажет? Он ведь не видел, как тут было. Он видит только то, что тут есть, а картина более, чем безрадостная...

...Впервые они встретились в Тирионе, куда Ансилмо вместе с матерью приехал навестить ее родственников. Он бродил по городу, как завороженный, смотрел во все стороны сразу, не зная, на чем остановить взгляд, а она появилась из-за какого-то угла, подошла к нему и предложила показать город. Она до сих пор вспоминает, как забавно он выглядел тогда. А собственно, что такого? Первый раз в Тирионе - кто хочешь растеряется. Они тогда до вечера бродили по городу - золотоволосый мальчик из Валмара и темноволосая девушка-нолдэ. И потом уже не могли расстаться...

Она была старше его, по элдарским меркам совсем ненамного - какая-то сотня или две солнечных лет - но в этот краткий срок успела вместиться целая жизнь. Когда она родилась, Два Древа еще сияли в Валиноре и свет их был ничем не замутнен, а элдар жили в мире и спокойствии, и дружили между собой... Возможно, она что-то недоговаривала, возможно, ожидание тревожных событий поселилось в благословенном Амане еще тогда, но Эленмирэ рассказывала о тех временах всегда только хорошее. А ему было интересно все, ведь дома о прежних событиях говорить не любили, а если и говорили, то о временах совсем уж давних.

- Мы жили в Форменосе, - рассказывала она, - это крепость в горах. к северу отсюда. Там свет Дерев был не таким ярким, как в Тирионе. Мы с братом очень любили гулять по окрестностям Форменоса, мы облазили все окрестные горы!

Он слушал с нескрываемым интересом, он не просто слушал - он видел все, о чем она говорила, и прошлое в его сознании перемешивалось с настоящим и ему казалось, что они вернутся в Форменос и будут гулять там втроем. Не сразу он осознал, что этого не будет. Вот если бы он родился чуть раньше... Впрочем, раньше они могли и не встретится.

Ей почему-то казалось очень важным, что по матери он нолдо и она настаивала на его принадлежности именно к этому народу. Он не возражал, хотя ваньяр всегда ему были ближе. Он вообще редко ей возражал и ни на чем не настаивал. Он даже не спрашивал ее, что же случилось дальше с ее семьей, понимая, что ей не так-то просто об этом говорить. Захочет - расскажет сама.

И она рассказала. Не сразу, уже несколько лет прошло после их знакомства, он честно говоря, даже не задумывался - сколько. Был чудесный светлый вечер, они сидели в саду за ее домом, ели яблоки и обсуждали только прошедший праздник в Тирионе и Эленмирэ неожиданно, без всякой подсказки с его стороны стала рассказывать о том, последнем празднике на Таниквэтил, когда погас свет Деревьев.

- Мы тогда были в Тирионе, а отец оставался в Форменосе. Мы уговорили маму не возвращаться до праздника, ибо он обещался быть еще более великолепным, чем раньше, и нам было страшно интересно. А потом свет погас и настала тьма. Ничего не было видно совершенно, и я испугалась...

- Но ведь ночью тоже нет солнца и совсем не страшно?

- Ты не понимаешь. Это была не просто темнота. Это было крушение всего. И я бросилась к Эленнаро, а он обхватил меня крепко-крепко и сказал "Сестренка, я тебя никому не отдам! Я тебя защищать буду!" А потом пришли гонцы из Форменоса и мы все бросились туда...

Она рассказывала, а он, как и прежде, видел все эти события. И был бы рад, если бы мог их не видеть... Но каково было ей?

- Как же получилось, что вы все-таки расстались?

- Моя мама отказалась уходить. И не она одна - сама Нэрданэль не последовала за своим мужем. Но она и в Форменос за ним не последовала, а мы там жили... Мама хотела уговорить отца остаться, они долго спорили, но я не слышала, что они говорили. Мне было слишком страшно и слишком больно, я еще не до конца понимала, что происходит.

- Но зачем же нолдор ушли?

- Ты не понимаешь? - она усмехнулась. - Феанаро и его сыновья поклялись преследовать каждого, кто посмеет завладеть Сильмариллами и они не могли не выполнить своей клятвы. И, кроме того, им хотелось увидеть новые земли.

- И они ушли против воли Валар...

- Тогда об этом мало кто задумывался. Тот, кто это мог понять - остался. А я еще ничего не понимала...

- Но ты все же осталась?

- Да, - девушка вздохнула. - Я осталась с мамой. Я осталась, потому что не смогла ее бросить. А Эленнаро последовал за отцом.

Ансилмо попытался представить, что бы было, если, например, его мать ушла бы в то самое Эндорэ, а его бы оставила, и не смог. В голове такое совершенно не умещалось.

А Эленмирэ, отвлекшись от неприятных воспоминаний, лукаво посмотрела на него и спросила:

- А мы поедем в Валмар, к твоим родителям?

- Зачем?

- А ты еще не понял зачем? - она рассмеялась, и он тоже рассмеялся вместе с ней.

С тех пор прошлое отошло на второй план - нашлось немало дел и в настоящем.

Их сын был совершенно не похож на отца. Эленмирэ утверждала, что он - вылитый Эленнаро, разве что чуть-чуть поспокойней. Ансилмо не спорил, но затаил надежду, что хотя бы следующий ребенок будет похож на него.

Однако со вторым ребенком пришлось повременить. До его возвращения. Надо же - он никогда не думал и не сожалел о Срединных Землях, однако ему пришлось отправиться туда. Сынишка тоже рвался с ним, но тут Ансилмо проявил твердость, чуть ли не первый раз в жизни, и ребенка не взял. Тот вроде даже и не очень огорчился (или только сделал вид, что не очень), и строго наказал отцу всех победить и вернуться скорее.

Ансилмо улыбнулся. Ну что же - можно сказать, наказ сына он выполнил. Всех победил и совсем скоро они возвращаются домой. Но что он скажет Эленмирэ? Не очень-то ему и хотелось рассказывать о том, что он здесь видел. Да, раньше эта земля была совсем не такой, он верил, но ведь другой ее он и не видел. А самое главное - он так и не нашел здесь ее родичей. Элдар Белерианда отнюдь не встретили их с распростертыми объятьями, в чем так была уверена Эленмирэ. Они предпочитали вообще на глаза не показываться. Одной из первых местных элдар, которых он тут увидел, была Артанис, дочь короля Арафинвэ.

К ней он так и не решился подойти, но попробовал было заговорить с одной из девушек, ее сопровождающих. Однако разговор не получился. Девушка не то действительно не понимала его языка, не то понимала, но не желала говорить на нем, а когда он, собрав все слова местного языка, которые успел узнать, попытался расспросить ее о родичах Эленмирэ, она изменилась в лице, выкрикнула что-то резкое и убежала. Он сам испугался, ибо больше всего на свете он не хотел приносить кому-то боль, а сейчас, сам того не желая, именно это и сделал.

Да, конечно, он знал о резне в Альквалондэ, он знал, что это дело рук Феанаро и его сподвижников, но разве и здесь могло произойти что-то подобное? В такое он просто поверить не мог. Эленмирэ что-то знала, гораздо больше чем он, она собирала обрывки сведений от Эарендила, Эльвинг и ее родни, а ему было не до того - подготовка к войне отняла почти все время и силы, он только удивлялся - как это вдруг он не успевает делать ничего того, что делал раньше?

С тех пор прошло немало времени, пока Ансилмо не решился заговорить еще с одним из белериандских эльфов - этот был еще из тех, кто пришел сюда из Амана, хотя вряд ли был старше Эленмирэ. Так что они хотя бы могли говорить на одном языке. Но и он не сообщил ничего утешительного - ни Эленнаро, ни Элендо, его отца, он не встречал. И добавил с какой-то странной интонацией "к счастью". А потом сказал все с той же интонацией: "Почему бы тебе не найти лорда Майтимо и не спросить у него?".

Но пока что лорда Майтимо он не встречал. И тех, кто еще мог бы помочь ему, не встречал тоже.

Странно, почему живущие здесь нолдор, чьей целью была война с Морготом, почти ничем не помогли им в этой войне? Ансилмо мало задумывался над этим вопросом. А зря...

Ансилмо еще раз поглядел на бурную речку (пока он сидел на берегу, она раздулась еще больше и уже поступала к самым его ногам), потом поднялся и уверенно зашагал обратно в лагерь. Он и так слишком задержался, надо же узнать, что творится, может быть, что-нибудь новое?

Придя в лагерь, Ансилмо узнал, что Эонвэ призвал всех эльфов Белерианда возвращаться в Валинор и что сегодня ночью его очередь нести стражу. Первая новость его обрадовала, вторая нисколько не огорчила. Теперь ему уже не придется кого-то искать и спрашивать, если Эленнаро жив, он придет сам, а в том что Эленнаро жив, Ансилмо не сомневался. Он ведь похож на свою сестру, а значит, нигде не пропадет.

Ансилмо разговаривал с друзьями (почему-то все его друзья были из ваньяр, видела бы Эленмирэ...), когда заметил двоих элдар, пришедших в их лагерь. Он остановился на полуслове, не в силах отвести взгляд от незнакомцев, державшихся столь уверенно, как будто бы они пришли в свой собственный дом, а не в лагерь валинорского войска. Ему показалось, что он их узнал, хотя никогда раньше и не видел. Один - очень высокий, с темно- рыжими волосами, меч на поясе почему-то справа, а не слева, второй - темноволосый, чем-то неуловимо похожи друг на друга, хоть и разные... где же он мог их видеть?

- Значит, и здесь вы за нас решили? Значит, мы должны вернуться в Валинор по вашей воле, как раньше ушли оттуда по своей? А если мы откажемся уходить? - говорил рыжеволосый эльф, обращаясь к Эонвэ. Король Арафинвэ стоял тут же, а больше никого рядом не было - остальные отошли в сторону, чтобы не мешать им.

- Кто это? - спросил Ансилмо, спросил так тихо, что никто его не услышал, да это и не нужно было, потому что через какую-то долю секунды он и сам узнал. Сыновья Феанаро, Майтимо и Макалаурэ. Он много слышал о них от Эленмирэ, так что мог уже считать, что знаком с ними. А где же остальные пятеро? Кажется, они погибли в одной из прежних войн...

С каким восторгом говорила о них Эленмирэ... Примерно так же, как он сам рассказывал ей о своей первой встрече с Валар, когда он совсем маленьким был. А сейчас они совсем не похожи на тех, прежних. И дело не только в изношенности одежд и отсутствии украшений. Он и сам сейчас выглядит совсем не так, как в Валмаре. Те, прежние, Майтимо и Макалаурэ, были цельными, они могли вести за собой, привлекать к себе других, а сейчас их самих как будто что-то влекло. И это что-то было чуждым даже им самим, не то что Ансилмо или кому-нибудь еще из Валинора.

- Я бы очень хотел, чтобы вы вернулись, - сказал король Арафинвэ.

- Прежде чем думать об этом, мы должны получить то, что принадлежит нам по праву! - твердо сказал Майтимо.

О чем он говорит? О Сильмарилях? Но ведь Сильмарили теперь принадлежат всем. И когда Майтимо и Макалаурэ вернутся в Валинор, Сильмарили будут принадлежать им в той мере, что и всем остальным.

Что им ответит на это Эонвэ? Он говорит, что братья утратили право на Сильмарили, развязав братоубийственную резню... Он говорит об Альквалондэ? Нет, не только о нем? Значит, все-таки было что-то еще?

"Ты обязательно должен все узнать, - говорила Эленмирэ, провожая его в Альквалондэ перед отплытием, - а потом мне расскажешь. Я хочу знать все, что происходило с нашим народом".

Все? Теперь Ансилмо не был уверен, что он сам хочет знать все. Вернется Эленнаро, вот пусть он и рассказывает.

А впрочем... Почему он так боится? Ведь все уже кончилось. И если сыновья Феанаро действительно нападали на гавани Арвениэн, пытаясь силой забрать Камни, то больше ведь этого не повторится! Они ведь не могут не понять, что никакие сокровища не стоят жизней. И они вернутся в Валинор, они не могут не вернуться, и попросят прощения у Валар... И жертв в этой войне за Сильмариллы больше не будет, Арвениэн - последняя...

Ансилмо отвлекся на свои мысли и не слышал всего разговора между Эонвэ и сыновьями Феанаро. Он услышал только последние слова Майтимо:

- Хорошо, Эонвэ, я подумаю над твоими словами. Мы придем сюда завтра на рассвете.

Завтра на рассвете! Ансилмо был уверен, что получил подтверждение своим мыслям.

Он был почти счастлив. И именно с таким чувством заступил на ночное дежурство. Он стоял у шатра Эонвэ, в центре лагеря, у того самого, где хранились Сильмарили, но об этих камнях он совершенно забыл. Где-то вдалеке шумела река, наверное, та самая, на берегу которой он сидел утром, за спиной громоздились скалы, с той стороны подойти точно невозможно, хотя говорили, что раньше те горы были выше. Судя по звуку, река за этот вечер разливаться больше не стала, да и ветер к ночи утих. Звезд, правда, так и не видно. За все эти годы Ансилмо видел звездное небо хорошо, если раза два или три.

Но теперь уже все кончилось. Скоро домой. И вернутся они не одни - те нолдор, что ушли когда-то в Забытые Земли, вернутся вместе с ними. Майтимо и Макалаурэ обещали придти на рассвете... а ведь наверняка они придут не одни! И, может быть, завтра утром он увидит Эленнаро. И не только Эленнаро - ведь Элендо тоже должен быть здесь! Он обязательно должен быть где-то рядом с лордом Майтимо, Эленмирэ говорила, что они были друзьями там, в Форменосе. Интересно, а что ему скажет ее отец? Ансилмо почему-то был уверен, что с Эленнаро они друг другу понравятся, а вот Элендо он немножко побаивался. Может быть потому, что совсем его себе не представлял - о своем брате Эленмирэ рассказывала куда больше, чем о своем отце.

Может быть, стоило подойти к лорду Майтимо, когда он приходил сегодня в лагерь? Тогда бы он сейчас не мучался догадками, а знал об Эленнаро уже сегодня. Но нет, не хотелось отвлекать его от разговора с Эонвэ, а после разговора он и не замечал, что было на его пути... Совсем ведь не трудно подождать до завтра!

И все-таки, странные они, эти сыновья Феанаро... Однажды возвращаясь с Анфауглит на юг, Ансилмо видел мертвый лес - громадные обуглившиеся стволы, устремленные ввысь, но ни капли живого не было в этом лесу, только пепел под ногами, вместо травы... Почему ему вдруг представился этот лес? А король Арафинвэ чем-то встревожен. Вечером подошел к нему, постоял около, внимательно посмотрел, не сказал ни слова и отошел. Ансилмо ободряюще ему улыбнулся - мол, все в порядке. И ведь действительно все в порядке. Ну разве что через несколько дней придется опять переносить лагерь, если речка решит, что ей не хватает теперешнего русла и надо расшириться еще раза в два.

Неподалеку послышались чьи-то шаги. Ансилмо насторожился. Кому это ночью не спится? Обстановка к ночным прогулкам не располагала и, кроме дозорных, обычно по ночам в лагере все спали. Какой интерес гулять, когда не видно звезд, а на месте вчерашней реки вдруг может оказаться скала?

Он внимательно вгляделся в темноту. Вроде шаги затихли, все спокойно... Нет, опять кто-то идет, все ближе и ближе...

- Кто здесь? - тихо окликнул Ансилмо.

- Свои, - так же тихо ответили из темноты.

Теперь он мог разглядеть, хотя и смутно, две фигуры, подошедшие к нему почти вплотную. Кто-то из нолдор, лица вроде даже знакомы, насколько вообще можно что-то увидеть при свете одного костра, да и тот в отдалении. Но что им здесь нужно? Ночью? Сейчас здесь нет ни Эонвэ, ни Арафинвэ, кого они ищут? А они явно что-то искали, не просто вышли прогуляться при свете отсутствующих звезд.

Тот, который был повыше, сделал движение к входу в шатер. Ансилмо заступил ему дорогу.

- Что тебе здесь нужно?

Да действительно, что им нужно? Сильмарили, что ли?

- Прочь с дороги! - эльф выхватил меч. Меч он держал в левой руке и Ансилмо вздрогнул от запоздалой догадки.

Сильмарили. Клятва. Сыновья Феанаро - Майтимо и Макалаурэ. Значит - еще не кончилось?..

Краем глаза Ансилмо увидел подбегающего к нему второго стража - его друга из ваньяр, их двое и нас двое, но они явно сильнее... Надо закричать, позвать на помощь, но голос почему-то не слушается... Он хорошо владеет мечом... точнее он думал, что хорошо им владеет, или против этих двоих мечи бессильны? Как будто бы это и не элдар, а что-то иное...

"Эленмирэ! Прости меня, я так и не нашел твоих родных...".

Его товарищ продержался на несколько секунд дольше. Сыновья Феанаро переглянулись и вступили в шатер - преграды между ними и Камнями более не существовало.

Ансилмо так и не узнал, что Эленнаро погиб много лет назад, во время Дагор Браголлах, а его отец - намного раньше, вскоре после Дагор-ну-Гилиат. А Эленмирэ об этом узнает совсем не скоро...

27.05-2.06 2003


Новости Стихи Проза Извраты Юмор Публицистика Рисунки Фотоальбом Ссылки Гостевая книга Пишите письма