Ассиди Вэйниран

Виллмэ Эйннхэннирэн

Книга Эа. История Арты

ЧАСТЬ 1
СЕРДЦЕ ВСЕЛЕННОЙ

Пролог

Дайниарт. Первое Становление.

Тяжелое было время для Дайниарта - время после Великого Разрыва. Только-только стали затягиваться раны, воссоединяться порванные Дороги, один за другим стали вспыхивать во Вселенной огоньки жизни. И в это именно время разразилась в Дайниарте новая война - Древнейший Перекресток попытался войти в Арду. Много эпох минуло с тех пор, как Айниир и Дэннири расправились с ним, закрыли все пути в Арду ему и порождениям его - но у ничтожены были Дэннири и воспользовался этим Древнейший. Отыскал он щель в Стене, отделяющей Упорядоченное и послал в Дайниарт свое порождение - Перекресток Ирмайт. Встали против него все Дома Сил Арды - Дом Мэлт во главе с Мэлтайраном, Дом Арми во главе с Мэйной, Дом Майэ во главе с Объединителем Света Мэйкори и Объединителем Тьмы Мэлтхаирэ, Дом Аррэ во главе с Астиннрэтом и Дом Гаэл во главе с Гаэлраном. Дом же Эрм в войне не принимал участия, но стоял на страже своих владений и не дал силам Ирмайта овладеть Цитаделью Преображения. Все прогрессивное, что было в Арде объединилось под началом Мэйкори и Мэлтхаирэ, а Астиннрэт и Гаэлран соединили силы Нейтрализации и Разрушения. Ибо не всякое разрушение есть зло и необходимо уничтожать то, что не имеет больше жизни, чтобы освободить место для нового. Но глава Дома Кэар - Кэарран предал Прогресс и Равновесие Семи Стихий и сказал он, что отныне Стихий будет восемь и Эрхот достоин включения его в Сплетение Сил Дайниарта. Истинно велик был Кэарран и дана была ему власть над воплощением Законов Бытия, но после казни Дэннири и Разрыва возжелал он власти над Ардой, и сказал он “Судьба Арды в руках моих, только я могу удержать время в Разрыве, так чтобы небытие не затопило все Мироздание”, умолчав о том, что он и был виновником Разрыва.

И тогда разразилась в Дайниарте великая война, и был побежден в ней дом Майэ, а Гаэлран вынужден был уйти за пределы Арды и Дом Аррэ был значительно ослаблен. И захватил Ирмайт сторонников Мэйкори и Мэлтхаирэ выдал их Кэаррану на суд. Предложил им Кэарран покаяться и признать Равновесие Восьми Стихий, и некоторые из них не устояли и покаялись, а другие были тверды до конца. Среди захваченных в плен был некто Эйрэ, один из сподвижников Мэйкори. Не принимал Эйрэ активного участия в сражениях, ибо не отличался он храбростью, но не успел он укрыться и был захвачен Стражами Закона. Слаб душой был Эйрэ и одним из первых покаялся он перед Кэарраном и рассказал ему все, что знал о Мэйкори и Мэлтхаирэ. И лишены они были силы и низвергнуты в нижние слои Инферно на вечное умирание. Те, же кто покаялся, был прощен и отпущен с дарами великими. Эйрэ же был позван Кэарраном в Войско Закона, ибо премного угодил ему, но отказался Эйрэ, сказав, что хочет он быть Творцом Миров, а не Стражем Равновесия. Согласился на это Кэарран и даровал ему Негасимое Пламя Предначального. Рано было еще Эйрэ владеть Пламенем, ибо не прошел он посвящения Эрма и не был в Цитадели Преображения Мэлтайнэр. Однако презрел это Кэарран и даровал Эйрэ полномочия на Творение в Хиэрне, владениях Кэаррана в Инсидиэре. Эйрэ же не хотел более принимать участие ни в какой войне. Возненавидел он лютой ненавистью Мэйкори и Мэлтхаирэ и всех сподвижников их. Поэтому взял он дар Кэаррана и удалился в Хиэрну, в сторону от главных Дорог Дайниарта.

Творец
Хиэрна. Первое Становление.

“Был Эру Единый, что в Арде зовется Илуватар, и первыми создал он Айнур, Священных, что были плодом его дум; и они были с ним прежде, чем было создано что-либо другое.”

“Квэнта Сильмариллион”

“...Никто не знал, не знает и вряд ли когда-нибудь узнает, откуда пришел он, кто он, и почему возжелал создать мир, покорный его воле, отгороженный от иных миров, что светились в черных глубинах Эа среди бесчисленных звезд.”

“Черная Книга Арды”

Он не считал себя трусом. Он был - осторожен. Осторожен и умен. И когда его упрекали в трусости, он молчал, ибо знал, что прав. Хорошо смеется тот, кто остался в живых. Где они теперь, насмешники? Одни - заживо гниют в нижних слоях Эрхот и Гваэрд, другие лишены памяти и влачат ничтожное существование жалких смертных... Неистовая Иэссэр когда-то бросила ему в лицо: “Ты трус! Истинная вера не нуждается в защите!” И где же она теперь? Сама не сумела защитить себя, спряталась под опеку Мэйны, воплотившей ее в своем Мистиэре... Хороший замысел, ничего не скажешь - творить мир в Арминиэне, опора Равновесию, Сердце Дайниарта... И сколько найдется желающих остановить это сердце? Нет, он ему не нужно лезть на видное место в Дайниарте, хоть и велики дары Кэаррана - кто знает мысли Великих Владык? Сегодня тебя осыпали щедрыми милостями, а завтра ты, лишенный всех сил, пойдешь по инкарнациям... и хорошо, если в Арде, а не в Гваэрд. Лучше всего отгородиться от Арды, использовав все полномочия Кэаррана. Не хочет он видеть никого из Вершителей, не хочет участвовать ни в каких войнах. Даже просто открываться для Дайниарта он не хочет - пусть прочна стена Хиэрны, но вдруг уцелевшие и обозленные сторонники Мэйкори найдут предателя? Даже если эти и не найдут - что для Великих Вершителей какой-то маленький мир - он уже видел такое... Как звали ту хрупкую девушку в одеждах цвета зари - Эйсэт? и ведь не подумаешь, что Изначальная и сестра Иэссэр, а конец ее мира был ужасен... Нет, ему такого не надо.

И решил Эйрэ отгородиться от Арды и создал он Стену, отделяющую от Дайниарта владения его. И наполнил он их Не-Тьмой, Левериэном, дабы прочнее стала стена та, ибо энергия консервации есть Левериэн. И отсек Эйрэ все связи с Дайниартом. Но не учел он, что невозможно полностью отгородится от ноосферы Дайниарта, что знания его и силы его останутся в мире Эйрэ и связь с Ардой не оборвется никогда.

Возрождение

Он не был мертв. Все они - кто погиб на Великой Войне против Ирмайт - не были мертвы. Он чувствовал себя - но с трудом. Отдельные части его ноосферы были отъединены друг от друга и он иногда ощущал чужие мысли, но не чувствовал своих. Это было мучительно больно, но еще больнее было осознавать свою беспомощность. Он чувствовал рядом своих сторонников - и тех, кто жив, и тех, кто как и он разделен на множество мелких осколков ноосферы. Мэйкори... где-то воплощен, не в пределах ли Гваэрд? Туда не дотянуться даже его мысли. Иннирэт... жив и собирает миры Инсидиэра в Братство Подземелья. Мэйна... сумела выстоять до конца и стать Творцом... Иэссэр с ней - за них не стоит беспокоиться. Эйсэт... маленькая девочка, слишком рано вставшая на Путь Творца - ее-то за что? Илхарран... Мэлтайран... живы, слава Звезде... Остальные... Он ничем не мог им помочь. Он не был мертв. Но и жив тоже не был.

Он не был мертв, но мог умереть. Ноосфера беспрерывно перемешивается, засоряется всяким мусором, энтропия растет... и будет расти, особенно когда в Арду вступила сила Эрхот. И когда-нибудь он совсем перестанет быть. Но он не вправе умирать! Он, Мэлтхаирэ, всеобъединитель Тьмы, на него слишком многие надеются и слишком многие равняются. Он не имеет права на смерть! Он должен вернуться. Пусть - не Вершителем, он готов на долгий путь Обретения Себя, только бы оказаться в Арде! Только бы свести воедино разрозненные части себя. Где вы, сподвижники мои? Помогите мне вернуться! Я должен жить, я нужен Арде и мне нужна Арда...

Он услышал Зов. Зов обращался не к нему, но он знал, что это - зарождается новый мир. И новый Творец черпает из ноосферы образы тех, кому предстоит творить вместе с ним.

Сначала он услышал Зов, а потом узнал... Эйрэ? Один из сподвижников Мэйкори? Лучшего варианта нельзя было и придумать.

Он не знал, какая репутация была у Эйрэ в стане Мэйкори.

Он не знал, как вел себя Эйрэ на суде.

Он не знал, зачем Эйрэ решил творить свой мир.

Он собрал все свои силы и откликнулся на Зов. Это было последнее, на что был способен Мэлтхаирэ.

Он почувствовал, что входит в Арду... и перестал осознавать себя.

Сотворенный - был другим.

Но память Мэлтхаирэ жила в нем. И могла воскреснуть в любое время. Нельзя убить память. Особенно у Великого Вершителя.

* * *

Он закрылся от Арды. Он сделал свой маленький мир своей маленькой Вселенной.

И сказал - это будет моя Арда.

Он наполнил пространство не-Тьмою. Левериэн - дар Кэаррана - лучшая защита от нежелательных изменений. Ему не нужны перемены. Он уже знает, к чему это может привести - все помнят страшную расправу с дерзкими Дэннири, восставшими против предопределенности... и правильно сделал Кэарран, что разорвал Время, чтобы не дать им вернуться.

Он полностью закрылся от ноосферы Дайниарта.

Но один раз он все же был вынужден к ней обратиться - когда созывал души своих помощников, Айнур. Однако проходя сквозь Стену Ночи, Айнур теряли память и не знали более ничего об Арде. Арда для них была - чертоги Эйрэ, который назвал себя Эру - Единый.

Если его мир - Арда, значит и он - Единый, Эру Илуватар.

Первый из Сотворенных был настолько странен, что Эйрэ чуть не отказался от Замысла. Тьма? Проклятая Тьма, зачем это ему? Нет, ты станешь другим, ты станешь таким, как хочу я. Ты станешь таким, как вижу я. Я возьму твои умения, твой потенциал, твои силы, а твоя личность не нужна мне.

И нарек Эру первого из Сотворенных им Айнур - Алкар, Лучезарный, дабы вместе с именем и обликом придать ему другую суть - ту, какую пожелает видеть он.

Обретение себя
Арта. Предначальная эпоха

“Более всех Айнур был одарен Мелькор мудростью и силой, владея частицами открытого каждому из его братьев. Часто уходил он один в Ничто, ища Негасимое Пламя; ибо горячая жажда дать Бытие собственным творениям владела им; и казалось ему, что Илуватар не спешит обратить Ничто в Нечто и нетерпение охватывало его при виде пустоты. Однако Пламени он не нашел, ибо Пламя было у Илуватара. Но, оставаясь один, Мелькор обрел думы, непохожие на думы собратьев”

“Квэнта Сильмариллион”

А там, за пределами обители Единого - Пустота и вечный мрак. Так он сказал, всеведущий единый Творец. И в душе Айну - Пустота. Не лучше ли уйти туда, в Ничто, составляющее его суть, чтобы не видеть светлых и радостных лиц Айнур, чтобы не слышать этого имени - Алкар... Чужой. Иной. Он не знает радости - первым даром бытия для него стало одиночество и отчужденность. Лучше - не-быть, вернуться в Ничто, навсегда покинуть чертоги Эру...

“Черная Книга Арды”

Кто я? Откуда я пришел? Для чего я существую?

Почему-то подобные мысли занимали только его. Все остальные были твердо уверены в себе и своем Предназначении. А он - нет. Что-то ускользало от него, чего-то не знал он и никак не мог узнать. Как будто он был чем-то больше, чем одной из Стихий Арды... Арда? Что это? Почему мне мучительно больно произносить это слово?

Арда - Земля...

Эру - Единый...

Алкар - Лучезарный...

Если бы хоть что-то определенное... Почему ему не нравится то, что вокруг? Что вообще значит “не нравится”? Не нравится - значит что-то недоговорено, что-то противоречит логике, что-то не вписывается в Законы, общие для всех. Но ведь он не может знать больше Эру?

У Эру давно были ответы на все вопросы... но почему он не верит им?

Он не мог жить в такой раздвоенности.

Он должен был понять себя.

Он должен был знать все до конца.

“Арда”, - сказал Эру.

Но Арда должна быть бесконечной. Откуда он это знает? Но ведь знает же!

Он попытался пройти как можно дальше и натолкнулся на стену. Стена? В бесконечной Арде? Другие бы поверили, но он не мог. Не было стен в Арде, а если и была - то совершенно не такая, откуда-то он это знал.

Как мучительно больно... Почему больно? Разве здесь может быть что-то чужое мне?

Внешняя Тьма словно ослепила его. Арда? Это и есть Арда - пришла к нему уверенность. А Эру утверждал, что за пределами Арды - ничто... И ведь он не лгал. За пределами Арды - ничто, но владения Эру - не Арда. Арда - вот она, раскинулась перед ним. Он внимал непрекращающейся песне Арды и его сердце переполнялось радостью узнавания. Все это было!

Арда - Вселенная...

Он узнаёт её, он давно знал её!

Эру ошибается, говоря, что нет иных миров.

А кто мы? Кто я?

Ответьте...

Он позвал, еще не зная - кого и получил ответ.

Сначала он увидел её - густые серебряные волосы, тонкие черты лица, яркие бирюзовые глаза, как звезды... Откуда-то пришло имя: Иэссэр. Иэссэр! Он знает её, он помнит её!

Иэссэр - Вера. Вера в Будущее, вера в Справедливость, вера в Предназначение.

- Иэссэр! - позвал он. - Иэссэр, кто я?

- Мэлтхаирэ... - тихий удивлённый голос. - Ты не помнишь? Мэлтхаирэ...

- Иэссэр! - он радовался, как ребенок. - Я помню! Иэссэр - Вера, Эйсэт - Надежда, Мэлтайран - Преображение... Мы не оставили Арду, мы вместе... Где ты сейчас, кто твои сподвижники?

- Мэйна, Одержимость, Дарительница Вдохновения... Помнишь её? Мы творим новый мир - мир Гармонии и Единства Сердец... Смотри!

Мистиэр - мир Жизни...

Мистиэр - мир Сердца...

Чарующие подземелья Меннерэста...

Белые дороги Айхэрилена...

Завораживающее совершенство Стэрманы...

Стремительные летающие поезда, управляемые мыслью...

Гармония сердец, гармония Света и Тьмы...

- Иэссэр! Это прекрасно!

- А у тебя?

- У меня все будет по другому - ведь нет смысла творить одинаковые миры. Спасибо тебе, Иэссэр. Я теперь видел. Я теперь вспомнил.

- Ты помнишь, кто ты?

- Я был одним из Вершителей Арды. Я и остаюсь им! Я буду Творцом и мой мир вместе с миром Мэйны и бесчисленным множеством других вольется в гармонию Арды. Я помню - Арда потеряла слишком многое. Мы должны дать ей свои силы, свою любовь, свое вдохновение.

- Ты - Творец мира?

- Нет, не я. Он называет себя Эру, Единый, но он ошибается. Он говорил, что там, за Стеной - Ничто, Пустота. Он говорит: мои владения - Арда. Я вернусь и объясню ему.

Эру - Единый?

Нет, не Эру! Эйрэ - Исток.

Он помнит его.

Иэссэр, слышишь, я вспомнил! Эйрэ, вершитель силы Умиротворения, я помню его. Вместе с ним мы составим единое целое: Движение - Умиротворение.

Эйрэ?

Сподвижник Мэйкори?

Иэссэр помнила его.

Ни единого совместного свершения Мэйкори и Мэлтхаирэ не проходило без стычки Эйрэ и Иэссэр. Она презирала его за трусость, которую тот называл осторожностью, он ее - за горячность и отсутствие снисхождения к чужим слабостям.

- Эйрэ? Мэлтхаирэ, не связывайся с ним. Будь осторожен.

- Что ты Иэссэр? Я объясню ему, он поймет.

Иэссэр воспринимала не столько слова, сколько чувства, и этому она возразить не посмела. Столько одержимости было в Мэлтхаирэ, святой одержимости, одержимости творчеством, что в Мистиэре считалоьс одним из главных опор Бытия, что Иэссэр не стала отговаривать его.

Я желаю тебе удачи, Мэлтхаирэ. Пусть Сердце Вселенной покажет тебе путь.

Иэссэр была воплощена Мэйной в Преддверии Мистиэра и ничего не знала ни о суде Кэаррана, ни о предательстве Эйрэ. Если бы узнала - не удивилась бы. Но она не знала. И не стала отговаривать Мэлтхаирэ. Он помнил много меньше, чем она сама... впрочем Инкор Мистардэн вряд ли осознает, что она и есть та самая Иэссэр, одна из Вершителей Арды. Об Эйрэ все знала Мэйна, но Иэссэр и в голову не пришло спрашивать у нее. А Мэлтхаирэ был слишком переполнен радостью открытия Арды, чтобы зря тревожить его - вдруг все страхи напрасны? Он же в сто крат сильнее Эйрэ...

- Прощай, Иэссэр! Если смогу - обязательно дозовусь до тебя!

- Прощай, Мэлтхаирэ!

* * *

Возвращение из Арды было - как в тесный каземат после цветущего сада и свежего ветра весенних лугов. Но он не озаботился этим - святая одержимость вела его. Он скажет Эйрэ, что не стоит бояться Арды, они вместе сбросят ненужные оковы Левириена и стены Кейнарда - и откроют свои сердца Песне Арды.

- Я видел! Я слышал песню Вселенной! Ты говоришь - там Ничто, я видел Арду! Открой ей свое сердце, пусть она научит нас творить!

Ответ Эйрэ прозвучал неожиданно жестко.

- Ты ничего не мог видеть в Ничто. Ты заблуждаешься, Алкар.

- Мое имя Мэлкори, мне подсказала его сама Арда! Арда - это Вселенная, она больше твоих владений!

Мэлкори?

Эйрэ почувствовал, что теряет опору. Еще немного - и весь построенный им мир рухнет, а от даров Кэаррана осталось так немного...

Здесь, в Арде слова звучат несколько по иному, нежели в Дайниарте - все сделано для того, чтобы поскорее забыть о нем. Но отголоски Дайниарта везде во всем, как бы он не старался заглушить их...

Мэлкори - Возлюбивший Мир.

Такие имена в ходу у Дома Майэ.

И как похоже на Мэлтхаирэ...

Мэлтхаирэ? Неужели?...

Да нет же, нет, не может быть, Мэлтхаирэ мертв, мертв, его сознание давным-давно развеялось но ноосфере, а его сила поглощена Эрхот, откуда нет возврата. Но почему стоящий перед ним так похож? Как он разительно изменился после возвращения из-за Стены Мира. Облик Айну - отражение его сути, точно так же как и имя... Мэлкори... Мэлтхаирэ... Преображающая Тьма, одержимость творением, способность идти вперед, невзирая на все запреты... Какие у него глаза - как падение в бесконечность... бесконечность... Спираль Мироздания... Неужели он...

- Вон отсюда!

- Но...

- Я сказал - вон!

Мэлкори покинул чертоги Эйрэ в полной уверенности, что совершил какую-то ошибку.

А Эйрэ чувствовал, как рушится его спокойствие и уверенность.

Он сделал все, что мог.

Он отгородился от Арды, он нарек Ардой свои владения и заключил их в стены Кейнард.

Может это не Мэлтхаирэ? Но тогда как достало у него сил преодолеть заслон Кейнард и войти в Арду? Все неумолимо наталкивало Эйрэ на то, что именно Мэлтхаирэ, ненавистного ему Великого Вершителя, Объединителя Тьмы, воплотил он в своих владениях. Может, выгнать его в Арду? Пусть делает что хочет, пусть творит что хочет, а он, Эйрэ, будет жить спокойно и безмятежно...

Нет. Нельзя. Ведь Мэлтхаирэ не может оставаться незамеченным. А когда узнает его Кэарран - непременно выяснит, кто стал причиной его возрождения - и прощай мечта о спокойной жизни вдали от всех. За что ему такое... Признаться Кэаррану сейчас? А какая уверенность, что Кэарран не обвинит его? Выдаст Владыкам Эрхот, а те и разбираться не будут – случайно он или намеренно… Нет, нельзя никто в Арде не должен знать о возрождении Мэлтхаирэ. Он, Эйрэ, виноват – он сам и исправит свою ошибку. И лишь когда Мэлтхаирэ будет мертв окончательно и бесповоротно, он признается в этом Кэаррану.

Я тебя возродил – я тебя и убью.

И ты еще пожалеешь, Эйнии Мэлтхаирэ, Айну Мэлкори. Ты еще пожалеешь!

* * *

Чем я разгневал Творца? Ему не нравится то, что я сказал? Но что значит – не нравится – значит он чувствует какую-то противоречивость, несообразность… Но почему тогда для Мэлкори единственный выход – открыться Арде, а для Эйрэ – укрыться от Арды и не только от Арды, но и от себя? Разве можно отказаться от себя, от своей сути? Разве можно добровольно вычеркнуть себя из Гармонии Арды?

Недоумения и вопросы остались – и даже Арда не могла разрешить их. Но разрушить надежду не мог даже Эйрэ.

Совершенство Света
Предначальная Эпоха

“Из глубин Эа примчалась она на помощь Манвэ, ибо знала Мелькора еще до создания музыки и отвергла его, и он ненавидел ее и боялся более всех, кого создал Эру”

“Квэнта Сильмариллион”

Слепы для Тьмы были Айнур; но были среди них те, кто видел во Тьме, однако видел и желания Илуватара. Поэтому пришла к престолу Эру Айну Варда и сказала:

- О Великий! Я вижу то же, что и Мелькор. Но, если такова воля Твоя, прикажи - и я не буду видеть.

“Черная Книга Арды”

Элтэйннэри, нареченная Вардой Элберет, была из числа хаэллин, сотворенных Кэарраном при организации и обустройстве Хиэрны. Множество хаэллин сотворил Кэарран и помощники его – защитники Хиэрны, в числе которых был мятежники Дэйрел и Тийнар, ушедшие в Дом Майэ, хранители законов и кэарийцы, Управители Стихий... тогда же создал он Хранительниц Левериена – множество духов женской природы, чьей стихией было Завершенное Совершенство. И когда вассал его Эйрэ стал творить свой мир в пределах Хиэрны, Кэарран послал к нему одну из своих хаэлли – Элтэйннэри.

Она знала, что она – одна из многих. Но знание это не поколебало ее уверенности в своей исключительности. Ей хотелось быть первой, всегда и во всем. Никого и никогда она не признает выше себя, кроме разве что Кэаррана и Эйрэ. Кэарран создал ее, Эйрэ владеет Негасимым Пламенем Эрма... И пусть себе владеет. Вот уж чего не хотелось Элтэйннэри – так это проходить посвящение Творца в Мистиарте и творить собственные миры. Быть Творцом – величайшая ответственность. Не только за себя – и за других. А зачем это ей?

Варда прекрасно помнила все, что происходило в Арде. Ей даже забавно было смотреть, как тщательно Эйрэ лишает всех своих Айнур памяти. Впрочем – она понимала, почему и это тоже возвышало ее среди остальных. Закрываться от Арды – неплохая идея, хотя на ее взгляд Эйрэ перемудрил с защитой. Ничего – лучше перебдеть, чем недобдеть. А Арда ей нисколечки не нужна. Вершители, войны, Дом Майэ с его абсолютно непонятной идеей живого совершенства... Особенно ненавистен ей был Илхарран – первый сподвижник Мэйкори, возглавивший Дом Майэ после его смерти. Он был обречен на проклятие Вечной Правоты... и похоже тяготился этим. Варда не понимала – почему? Почему это - проклятье? Для нее – благословение. Разве может быть что-то лучшее, чем никогда не ошибаться?

Мэлтхаирэ она узнала не сразу. Он показался ей странным - и она сторонилась его. Слишком не похож он был на хиэрнийца, слишком напоминал ненавистный ей Дом Майэ. Как Эйрэ может терпеть возле себя подобное? Однако Варда не пошла сразу говорить Эйрэ о своих подозрениях. Она была слишком умна, чтобы делать преждевременные выводы. Может в нем и есть искры Майэ - туман Левериена загасит их, блестящее великолепие чертогов потушит их... Кто из Дома Майэ способен противостоять отмеченному Кэарраном? Разве что Великие Вершители, но где они все?.. Одни гниют заживо в Эрхот, другие попрятались в своем Подземелье и бояться высунуть нос. Никто не пойдет сейчас на прямое противостояние Кэаррану.

Но когда Мэлкори, сияющий от радости, явился к Айнур и стал рассказывать о Беспредельности Арды, Элтэйннэри почувствовала неладное. Почему он до сих пор не сломался?..

- Послушай, Алкар, - строго сказала она. - Как ты можешь говорить о том, чего нет в пределах Эру?

- Мое имя Мэлкори. Я видел Арду, я слышал песню звезд...

Другие Айнур могли воодушевиться его речами, но не Варда. Мэлкори? Откуда это имя? Неужели Мэлтхаирэ?.. Тогда - конец спокойствию. Сила Мэлт - первейший враг Хиэрны... Но как Эйрэ сумел так вляпаться!.. Мэлтхаирэ... Конечно, Эйрэ боялся его тогда - будет бояться и сейчас. А вот она, Элтэйннэри - не боится! Есть Кэарран, есть Хиэрна, есть тысячи ее братьев и сестер, объединенная мощь которых потушит все источники Мэлт в Арде... странно что Кэарран до сих пор этого не делает.

И оборвав Мэлкори на полуслове, Варда сказала высокомерно:

- Зачем тебе все это нужно, Мэлкори? В бесконечности так легко потерять себя, так легко стать последним вместо первого...

- Зачем же непременно быть первым, сестра? Все мы - и малые и великие - вносим свой вклад в Гармонию Мироздания и творение каждого - будь то звезда или песчинка - одинаково бесценно.

- Ты слишком возносишь себя, Мэлкори. Ты не сможешь быть сильнее Илуватара, ибо он создал нас.

- Да, он дал нам жизнь, но мы свободны, ибо сами можем выбирать свой путь. Творение нужно выпустить из рук, только тогда можно стать настоящим Творцом.

Противны были эти речи Варде Элберет и задумалась она, как обуздать мятежного Айну. Разговаривала она с прочими Айнур, настраивая их против бунтовщика Мэлкори. Но мало это могло помочь - раз за разом отправлялся Мэлкори в Арду и каждый раз возвращался обновленным.

Тогда Варда решила открыться Эйрэ. Не хотела она этого делать - нравилось ей, что она знает о нем, а он не знает о ней. Но необходимость перевесила желание превосходства - смотреть как ненавистная сила Мэлт проникает все дальше и дальше в самый оплот Хиэрны Варда больше не могла.

- Что тебе, дочь моя? - ласково спросил Эйрэ у покорно склонившейся перед ним Варды.

- Я пришла поговорить с тобой начистоту, Эйрэ. Не пугайся меня - мы делаем одно дело.

- Кто ты? - голос Эйрэ дрогнул. Варде стало неприятно - достался же ей такой трус! Впрочем, это тоже можно будет использовать.

- Я сказала - меня бояться не стоит. Я - хаэлли Кэаррана, Хранительница Незыблемого Совершенства. Арда закрыта от всех, но не от меня. Мы должны вместе найти способ борьбы с Мэлкори.

- Ты знаешь его? Не Мэлтхаирэ ли это?

- Я тоже подозреваю это. Но даже если и Мэлтхаирэ, то почему не позвать братьев и сестер моих из Хиэрны? Они быстро справятся с бунтовщиком и водворят его в Энгир.

- Но стоит ли это делать, дочь моя? Не достанется ли в этой неразберихе нам самим? Не лучше ли мы сами справимся с Мэлтхаирэ, тем больше чести воздаст нам Кэарран, когда мы сделаем это.

Поняла Варда, что боится Эйрэ гнева Кэаррана, но не стала настаивать на своем. После того, как она раскрыла себя, этот страх может быть ей полезен.

- Я согласна с тобой, Эйрэ. Своими силами одолеем мы мятежного Айну и этим увеличим потенциал Кэар-Левериэн в Хиэрне. Об Арде Истинной никто не должен знать и если таково будет повеление твое, я забуду о ней.

Знала Варда, что не сможет Эйрэ заставить ее забыть, ибо ненамного меньше была ее сила, нежели сила Эйрэ. Сказала же она так, чтобы убедился Эйрэ в чистоте намерений ее и в преданности ее.

- Не нужно тебе ничего забывать, дочь моя. Но никто другой не должен видеть того, что видела ты. Никто не должен усомниться, что Я - Эру Илуватар и кроме Меня и творений Моих не существует ничего в Арде. А ты будешь Королевой в Мире, сотворенном Мною и дам я тебе власть над созданиями Моими и дам я тебе волю закрывать Свет Арды от всех, кто может видеть его.

И ушла Варда Элберет Элтэйннэри довольная от престола Эйрэ - лучшего и пожелать она не могла. Справиться с Мэлтхаирэ - нет лучшей заслуги перед Кэарраном и Повелителем Хиэрны - Наместником его. Минет срок - и Королевой Хиэрны станет она и Кэарран признает ее достойнейшей из всех своих творений.

Творение
Начало Времен

Инсидиэр - миры Значения, миры Определенности. Здесь разные народы соседствуют друг с другом, здесь Дети Мира гармонично вливаются в Стихии и могут управлять ими, здесь Творцы могут явно, а не опосредованно прийти в свое Творение. После окончания Первого Становления и войны с Ирмайт началось возрождение Инсидиэра, ибо слишком много миров погибло в войне или было задето Разрывом. Тогда же наметилось разделение миров Инсидиэра на два противостоящих лагеря - миры Хиэрны - миры Предопределенности и миры Подземелья - миры Выбора. Последних было немного и не были они еще сильны, ибо Кэарран покровительствовал Хиэрне и сумел даже поставить стражу свою во главе с Делэстом, Бешеным Хиэрнийцем, на дороге в Цитадель Преображения Мэлтайнэр. По счету Дайниарта недолго продолжался этот заслон, но Кэарран добился своей цели - потенциал Хиэрны много превысил потенциал Подземелья. Иннэрэт мог силой Вершителя обрушить стену Хиэрны, но за недостатком хайлинера последствия этого были бы непредсказуемы. А нужный хайлинер могли дать только сами миры, только когда Творцы и Дети Мира сумеют сами преодолеть Предопределенность, когда они сделают выбор - тогда треснет стена Хиэрны изнутри и получат мэлтийцы возможность для эмиссии.

Он не знал всего этого. Взаимосвязь стихий, разделение Дайтиарта... Он не мог усвоить сразу так много, ему было трудно вместить в себя Арду - и он не задумывался над ее составляющими. Арда восхищала его - и он видел только хорошее. Арда завораживала беспредельностью - и он несся по дорогам со скоростью молнии, впитывая все краски, все песни, все стихии... и не замечая ничего плохого.

А вот свою дисгармонию с Эйрэ - ощущал. Сначала - не понимая, почему. Потом, когда восторг и ослепление беспредельностью Дайниарта прошли, стал задумываться. Почему они разные? Разные личности - разные стихии. Он еще не знает, что за стихия у него, он только чувствует, что стихия эта в гармонии с Беспредельностью Дайниарта...

- Иэссэр, скажи мне, почему Эйрэ не хочет открыться Дайниарту?

- Он боится Беспредельности. Он слишком труслив и осторожен. Его стихией было Умиротворение, но стихия эта оказалась инфернированной и осторожность превратилась в трусость, умиротворение – в застывший покой.

- Какая же у него сейчас стихия, Иэссэр?

- Тебе лучше видеть, Мэлтхаирэ. Я вижу тебя – Ханнэ – Мэлт, Тьма Преображающая.

Ханнэ – Мэлт... Он увидел эту силу – ослепительно-красные искры во Тьме. Тьма рождает Свет. Тьма задает вопросы – Свет отвечает на них. И – рука об руку – к еще большему совершенству, ибо нет конца Дороге... И ведет нас – Звезда... Арти – Сердце Мира... Сердце-Звезда – святыня Дома Майэ.

- Иэссэр, я знаю, я вспомнил! И еще – Майэ... Сила Сердце-Звезды... Иэссэр, когда мы начнем Творение, я сделаю так, чтобы Сердце-Звезда всегда была видна Детям Мира. И пусть свет Сердца-Звезды всегда будет в Сердцах их... А Эйрэ... Айрэ-Кэар, Свет-Консервация... Но ведь и Кэар нужна для Сплетения! Мэлт и Кэар изначально не враги, так же как Свет и Тьма, ты слышишь, Иэссэр!

Айрэ-Кэар... Айрэ ли? А может Левериен? Иэссэр находилась в сомнении. Не доверяла она Эйрэ, никогда не доверяла и никогда не станет доверять... Кэар – стабильность. Кэар – консервация. Но инфернированная Кэар замыкает мир в кольцо предопределенности, где каждый шаг рассчитан по минутам, где выбор невозможен.

И пыталась Иэссэр отговорить Мэлтхаирэ от сотрудничества с Эйрэ. Но столь велика была жажда творения у Мэлтхаирэ, что не послушался он Иэссэр и презрел всякую осторожность. Получить же пламя Эрма не мог Мэлтхаирэ, ибо заслон Дэлеста не пускал его за пределы Хиэрны. Самого же Дэлеста не видел Мэлтхаирэ и не мог сразиться с ним – дорога возвращала его назад и не подозревал Мэлтхаирэ, что часть Дайниарта отнята у него. Но были у Мэлкори и другие дары Арды – пламень Мэлт – Огонь Преображения, частица Сердца-Звезды и Оранжевый Свет, побеждающий Пустоту.

* * *

“И пришло время, когда Илуватар созвал всех Айнуров и задал им мощную тему, открыв им вещи огромней и удивительнее всего, что являл прежде; и величие начала ее и блеск конца так поразили Айнуров, что они в безмолвии склонились перед Илуватаром.

И тогда сказал Илуватар:

- Я желаю, чтобы из этой темы, что я задал вам, вы все вместе создали Великую Музыку. И так я зажег вас от Неугасимого Пламени, вы явите силы свои в развитии этой темы - каждый, как думается и желается ему. А я буду сидеть и внимать, и радоваться, что через вас великая краса придет в песню.”

“Квэнта Сильмариллион”

“Тогда Айнур начали претворять тему Единого в Великую Музыку. И, слыша ее, понял Мелькор, что хочет Эру создать мир прекрасный, но пустой и бесцельный. Но бесцельность обращает красоту в ничто, а правильность и безукоризненная симметрия делает лицо мира похожим на мертвую застывшую маску. Тогда решился Мелькор изменить Музыку по собственному замыслу, не по мысли Илуватара. И говорила песнь его: “Видел я Эа и иные миры, и прекрасны они. Слышал я Мироздание, и слышу я неpожденный мир - да будет он прекрасен, да украсится им Эа”. И были среди Айнур те, что вторили ему, хотя и немного было их. И Музыка Творения вставала перед глазами Айнур странными и прекрасными образами.”

“Черная Книга Арды”

Миры Инсидиэра - Миры Замысла.

Но воплощать Замысел можно по разному.

Можно - задав свою тему, безжалостно обрывать все отступления от нее. Одна дорога, один выбор, одна реальность, а по сторонам дороги - пропасть и падение в Бездну. Это путь Хиэрны. А можно, проложив один Путь, оставить тем не менее свободу выбора. Единый - не значит один, единственный. Единый - значит объединяющий. Собрать все песни в одну, все замыслы, в одно целое, не разрывать, а связывать, показывать Путь, Пути Возможности. Одна обязанность у Единого Творца - следить за жизнеспособностью мира и сглаживать противоречия.

Знал об этом Эйрэ, но не хотел он предоставлять Мэлкори ту свободу, которая нужна была ему. Ибо Арта - всего лишь кирпичик в стене Хиэрны и лежать этот кирпичик должен так, как нужно Повелителю Хиэрны. Включенный в ноосферическую сеть Хиэрны Эйрэ знал это, а вот Мэлкори - не знал. Или не хотел знать. Не Хиэрне принадлежал Мэлкори, а Подземелью, злейшему ее врагу. Но не осознавал этого Мэлкори, пока не были полностью восстановлены его силы.

А вот Эйрэ - осознавал. И когда услышал он Музыку Мэлкори, Музыку Арды - то смутился он и не знал поначалу, как вернуться в предначертанный замысел.

А Мэлкори был счастлив. Он знал, что он сильнее Эйрэ, потому что огонь Творения преодолевает туман Инертности и все Айнур пойдут за ним, ибо одержимость Творением - первое свойство каждого Айну.

Смотрите! - говорил он. Я слышал Арду, я видел Беспредельность!

Семь великих Начал, Семь Великих Стихий в Дайниарте.

Эрм - Зарождение... Все начинается с мысли, со слова, с Замысла. Ничего еще нет - Пустота, но сила Творца, мысль Творца, любовь Творца рождает Жизнь. Все ниже и ниже - с Уровня Потенциала, через Чувства, Мысли и Энергию - до Материи... По лестнице вниз - и по лестнице вверх... Ты спускаешься вниз в Материю - а Материя поднимается вверх. И самое низшее из твоих творений когда-нибудь станет Богом...

Арми - Сердце... Любовь, ненависть, сомнения, надежда, вера - все это сольется в единую песню, все это одухотворит Материю и породит Сознание... Я вкладываю в тебя душу свою - и ты будешь жить... А первое в нашем творении - Любовь...

Мэлт - Преображение... Расправь крылья, лети над миром и меняй его. Нет ничего застывшего, нет ничего постоянного, каждый миг - в поисках нового, остановка подобна смерти. Ты меняешься - значит ты живешь. В сердце твоем огонь и весь его без остатка отдаешь Творению своему.

Кэар - Стабильность... У всякого развития есть цель. Движение без цели уничтожает самое себя, так проносящийся вихрь ломает все на своем пути. Законы удержат мир от сползания в Хаос. Кэар и Мэлт не враждуют друг с другом так же, как Свет и Тьма, слышишь, Эйрэ! Ты дашь основу - я дам развитие. Не будет гниющего болота - но и бессмысленных штормов в океане тоже не будет.

Майэ - Единство... Объединение Света и Тьмы, Вдохновение, святость обретения себя... Видишь - Звезда... Открой ей свое сердце, открой свое сердце для Вселенной и пусть все совершенное, что есть в тебе, прорастет живыми ростками материи в Творении твоем. Айрэ - Свет, Ханнэ - Тьма, Илхэа - Живое Совершенство Сердца...

Аррэ - нейтрализация. Пустота не зло, как и Тьма. Остудить пылающее сердце, подумать немного - туда ли ты идешь? Уничтожить все мешающее, отойти в сторону и посмотреть чистым разумом - жизнеспособно ли твое Творение?

И все неживое уничтожается силой Гаэл - Разрушения. Чуждыми были Мэлкори Аррэ и Гаэл , но знал он, что малую часть этих сил необходимо впустить в Мир.

И лишь восьмой Силе, Силе Эрхот, не было места в творении.

“Откуда берутся образы и имена, откуда - знания, которых не можешь понять, пока пламя Творения не расцветет в ладонях горькой звездой? Откуда - силы и вера в свою правоту, откуда - законы еще несуществующего бытия? Откуда - сплетение тысяч путей, и предвиденье будущего единство Замысла? Сердце мое! Откуда ты знаешь все?
А на перекрестке Беспредельности и Вечности бьется звездою Сердце Вселенной - благословение чистым. И так легко слышать его песню, и так легко не спутать со своей собственной, и нет границ, нет расстояний и времен, ибо все Сущее есть ослепительное величественное многоголосье Музыки Жизни, Музыки Единства, Музыки Арды.
И это счастье - быть Создателем! Претворять силы сердца своего в пути и образы. Превращать Безвременье в россыпь сверкающих мгновений. Делать Возможное - Сущим, Придуманное - Настоящим... И бесконечно удивляться тому, что созданное тобою обретая свободу, становится неизмеримо прекраснее, чем было в замысле...
А имена созданному приходят сами - на языке предчувствий и предчувствии языка. И открывающийся мир совершенен и нов и совершенен в новизне, и мельчайшая часть этого нового бытия - неповторимое чудо. И нет предела ослепительному счастью - горькому хмельному счастью творца...”

Кормиэль. Очерки истории Мистиэра.

Эйрэ же ненавистнее всего был Мэлт и всеми силами старался он остановить бушующие стихии. Мир будет таким, как вижу я и ни к чему ему Свобода. Мир не будет связан с Ардой. Вы делаете то, что хочу я, а я ставлю еще один кирпичик в стену Хиэрны. Один из многих, неприметный, неотличимый от других, но это и нужно мне. Не надо искать новое, не нужен Путь, не нужна Цель - Цель дана Кэарраном и зачем знать что-то еще?

И два раза менял Эйрэ музыку и два раза противостоял ему Мэлкори. И увидел Эйрэ, что не устоять ему против Мэлт-Майэ-Ханнэ, и призвал себе на помощь Восьмую Силу и силой Эрхот оборвал Музыку.

- Сильны Айнур, - сказал он, - и самый могучий среди них - Мелькор. Но Я - Илуватар и нет Музыки, кроме Моей, и нет Темы, превыше Моей. И все, чтобы не сделали вы, обернется к вящей славе Моей.

Убоялись Айнур этих слов, но Мэлкори не устрашился, ибо знал он, что неправду говорит Эйрэ. Но к Мэлкори другие слова были у Эйрэ, ему одному только ведомые.

- Что бы ты не сделал, Мелькор, ты не сможешь одолеть меня. Я - Единый, я владею Пламенем Эрма.

- Но я владею Пламенем Мэлт и не дам тебе, Эйрэ, загнать новорожденный мир в тиски предопределенности!

- Другие Айнур не послушаются тебя, Мелькор, ибо я сотворил их и лишь моей воле покорны они.

- Нельзя затушить огонь творения! Пойдут они за тем, кто прав, и каждое сердце слышит зов Сердца-Звезды. Ты не сможешь закрыть другим глаза, Эйрэ!

- Тебе - смогу! - отрезал Эйрэ. - Больно много ты видишь, Мелькор, Восставший в мощи своей!

Знал Мэлкори, что не вправе Творец обрывать Музыку, если только прямого вторжения Эрхот не происходит в мир. Однако надеялся он, что силой своей сможет продолжить Песню и что остальные помогут ему, ибо неугасим священный огонь Вдохновения.

Эйрэ же не заботился о Мире, что создали они Песней своей. Ибо первой заботой его было - не дать Мэлкори переступить границы Хиэрны. И намеревался Эйрэ сочетанием Кэар-Левериэн-Эрхот лишить Мэлкори силы, дабы потом выдать его Кэаррану и получить за это великие милости. Тогда сможет он оставить Арту и занять другие владения, и не нужна будет ему Арта больше.

А чтобы не проникло в мир никакое влияние Подземелья, нельзя позволять Айнур отступать от Замысла. Отступивший же объявлен изменником и наказан будет. И говорил об этом Эйрэ с Вардой и Манвэ и слушали они его слова и согласились с ним.

Валаквэнта
Рассказ о Валар, как о них повествует Книга Знаний Дайниарта

И спустились на Арту четырнадцать могучих духов и облеклись они в плоть. Стали они Стихиями Арты и назвали себя отныне Валар - Стихии Мира.

Четырнадцать Валар было на Арте в дни основание ее. Тулкас пришел последним и не принимал участия в Творении, а был призван единственно для усмирения мятежника Мелькора. Стихии же Арты составляли Сплетение Сил, подобное Сплетению Сил Арды и подчиняющееся общим законам миров Инсидиэра. Два типа Стихий в Инсидиэре - чисто инсидиэрские, хранящие мир материальный и арминиенские, хранители мира духовного. Также есть и ноосфериты и связующие, невелика доля их, но необходима для сплетения.

В Арте инсидиэрскими Айнур были - Манвэ и Варда, Йаванна и Ауле, Ульмо и Оромэ. Ариминиенскими - Ирмо и Эстэ, Намо и Ниенна, Вана и Нэсса. Вайрэ же принадлежала Изенрейду и Предназначение ее - связь с ноосферой и хранение информации. Мэлкори был Связующим и в дарах каждого из своих собратьев имел он часть. Ибо власть его была над преображениями и изменениями и труды всех Валар были открыты ему и в любом из них он мог принять участие. Волею Эйрэ Мэлкори был исключен из Сплетения, но столь велика была его сила, что не преуспел в этом Эйрэ и не смог полностью вычеркнуть из Сплетения долю его. Однако слишком много сил затратили Валар на борьбу с Мэлкори, вместо того, чтобы отдать их Арте и нарушалась Гармония и обрывалась Песня. Но в первые дни Творения силы Эрхот не было еще в явном виде в мире и часто Мэлкори брал верх в борьбе Движения и Предопределенности.

Хранительницей незыблемого Совершенства была Варда Элберет, что в Дайниарте звалась Элтэйннэри - Свет Всезаполняющий. Не враги изначально Свет и Тьма, ибо есть они два великих Начала, созидающих Мироздание. Тьма задает вопросы, Свет отвечает на них, Тьма - вечный поиск, Свет - стабильность и сохранение, Тьма - беспредельность Бытия, Свет - покой маленького мира. Но сила Эрхот исказила Свет, превратив его в Левериэн, не-Тьму. Левериэн - консервация, ответы без вопросов, незыблемый покой, завершенное совершенство без искры жизни, красота без единого изъяна. Силой Левериэна владела Варда Элберет и во власти ее было закрывать другим глаза на Истинный Свет.

Помощником в этом был ей Король Мира - Манвэ Сулимо. Подвластны ему все ветры и весь воздушный океан планеты и ведомо все, что происходит в Арте. Малейшее отступление от Замысла чувствовал он и спешил исправить его или же уведомить о нем Эру.

Прочие же Валар Инсидиэра, сами того не зная, подчинялись им и творили то, что предусмотрено Замыслом. Но поначалу не было никакого ущерба от этого, ибо достаточно места для Творения было в Арте и сила Эрхот еще не вошла в мир. Считали же Валар, что все, содеянное ими, правильно и непреложно, ибо исходит от Эру, и довольно пока было им оставаться простыми исполнителями.

Один только Ауле хотел большего и не раз он советовался с Мэлкори по поводу дел своих. Называл Мэлкори его братом своим, ибо во времена предначальные сила Мэлт была у Ауле. Вместе творили они лик Арты, переделывали горы в долины и долины в горы, пока не определены были очертания земли. Не нравилось это Варде и Манвэ, но ничего не могли они поделать. Знал об этом и Эйрэ, но намеревался он обрушить свой гнев сначала на Мэлкори, дабы не сумел тот защитить нарушающих Замысел.

Хранителем Сплетения предначертано было быть Намо, и сила его Аррэ-Кэар. В Дайниарте имя его Иннэйримэ, хранящий силу гармонии. Был он среди отступников, не желающих подчиняться Кэаррану во времена Разрыва и не остался он за пределами Разрыва лишь потому, что Дом Аррэ защитил его. Тогда сила Эрхот еще не подчинила себе Аррэ. Но ослаблен был Намо в войне против Ирмайт, и лишился он памяти, и даже Эйрэ ничего не знал о нем, ибо плохо был осведомлен в делах Серого Союза и кэаррийцев.

Ниэрвилд, названная в Арте Ниенной, старше Намо. Пришла она в Арду еще до Разрыва и была ученицей Санаврии, хранящей мудрость Предначального. В начале витка создала Санаврия Братство Искупления, преобразованное позже в Ледяную Дорогу Искупления, одну из Двенадцати Дорог Артхенны, ибо знала Санаврия, что многие скорби предстоят Арде и много боли претерпеть придется ей. Мудрее многих была Санаврия, ибо пришла она с предыдущего витка, где сила Эрхот-Аррэ пожрала все и лишь немногим удалось спастись. После войны с Ирмайт ушла Санаврия в Арминиен, ибо почувствовала она необходимость свою в Мистиэре. Братство Искупления осталось, хотя многих потеряло оно. И Ниэрвилд среди прочих попала к Эйрэ и старше всех Айнур казалась она. Истинная сила ее Ниэр-Ханнэ, а не Айрэ, но сама она еще не ведала того. С начала Творения была она на стороне Мэлтхаирэ и голос ее тонкой ледяной струной гармонично вплетался в песню его, песню Арды, хотя Ниенна и не помнила о ней.

Эстэ и Ирмо были хаэллин Эйрэ. Общая сила их - Айрэ-Сеариен, Свет Милосердия. Прекрасны колдовские сады Ирмо в Лориене и не коснулся их Эрхот. Хоть и юными были Ирмо и Эстэ и не ведали они Дайниарта и Сплетения его, но отреклись от Восьмой Силы, едва почувствовали ее.

И, наконец, Айнур Арминиена были Вана и Нэсса. Хотя и проявляли они стихии свои через природу Арты, сила их - из Арминиена. Стихия Ваны Вечноюной - все, что зарождается и пробуждается. Радуется она каждому ростку, каждому восходу солнца. Стихия Нэссы - тоже радость - радость полноты жизни и каждого мгновения ее. Нэсса любит танцы, как выражение единения с природой и жизненной силы, и сила ее - сила жизни, Мистардэн.

Таковы имена Валар и Валиэр, таковы стихии их, как повествует Книга Знаний Дайниарта. Войдя в Арту изменились они, и что-то потеряли, а что-то приобрели. Чисты поначалу были их стихии, и лишь у Варды была сила Левериэн - Эрхот-Айрэ, но потом переменилось все. И никогда мир не будет так прекрасен, как во времена Предначальные, когда Восьмая Сила не вошла в мир во всей мощи своей.

Изгнание
Начало Времен

“Мудрые говорят, что Первая Война началась до того, как творение Арды было завершено, и прежде чем появилось что-нибудь, что росло на почве земли или бродило по ней; и долгое время Мелькор одерживал верх. Но в разгар войны на помощь валарам, услышав в глуби небес о битвах в Малом Владении, пришел дух великой силы и смелости; и Арда наполнилась раскатами его хохота. Так явился Тулкас Сильный, чья ярость проходит, как ураган, гоня перед собой тучи и тьму; и Мелькор отступил перед его гневом и смехом; и покинул Арду, и долгие годы там царил мир. А Тулкас остался и стал одним из валаров Царства Земного; Мелькор же томился во Внемировой Тьме и ненависть его навеки была отдана Тулкасу.”

“Квэнта Сильмариллион”

“...Оглушающая волна чужой ненависти обрушилась на него, сбила с ног, швырнула в воющую воронку стремительной пустоты, лишая сознания и сил. Он перестал видеть и слышать, он терял себя; он не помнил ни что было с ним, ни сколько длилась эта пытка... Только когда это все кончилось, тьма мягко коснулась его пылающего лба, и звезды взглянули ему в лицо...”

“Черная Книга Арды”

Эйрэ был в растерянности. Замысел его рвался на тонкие нити и тон в Сплетении задавал Мэлкори и Валар вторили ему. Одни - с радостью, видя в открываемой Мэлкори песне Арды отражение своих собственных мыслей, другие были слишком слабы, чтобы противостоять ему, и даже Варда Элберет Элтэйннэри, владеющая Левериеном не могла вернуть мир обратно в сети Замысла. Всей Кэар не хватало, чтобы перевесить силу Мэлт, таившуюся в Мэлтхаирэ и воскресшую в Мэлкори. Еще немного - и Замысел рухнет, раскроется Стена Ночи... и вместо Хиэрны попадут они под пяту Иннирэта, Великого Подземщика. Меньше всего хотел этого Эйрэ, ибо Иннирэт прекрасно знал, кто был в числе предателей Мэлкори и Мэлтхаирэ. И предпочел бы Эйрэ покаяться перед Кэарраном, но медлил он.

Тогда воззвал Эйрэ к Варде и сказал ей:

- Элтэйннэри, дочь моя! Ты чувствуешь, как непрочен сейчас Замысел? Ты видишь, как старается Мелькор вернуть мир наш в отвергнутую мною Арду? Велика его сила и мы не можем противостоять ей.

- А что мы можем? - отвечала Варда. - Левериэн-Кэар лишь у меня и Манвэ, а остальные творят по замыслу своему и слишком часто приходит им на помощь Мелькор.

- Но если мы предоставим свободу Мэлкори, наш мир перестанет быть миром Хиэрны и попадет к проклятому Иннирэту.

Варда побледнела, ее красивое лицо исказилось гримасой ужаса.

- Только не Иннирэт! Эйрэ, он же заставит меня трудиться наравне с его эмиссарами - а среди них есть даже Смертные! Ты что-нибудь можешь сделать, Эйрэ?

- Я думаю об этом, дочь моя. Если опасность будет близка, придется звать Кэаррана. Но тогда мы обречем себя на позор и вечные насмешки в Хиэрне.

- Зачем же Кэаррана? - улыбнулась Элберет. - У меня много братьев и сестер. И вовсе необязательно подымать шум на всю Хиэрну - позовем кого-нибудь из эмиссаров, лучше всего новосотворенных, специально созданных для нашей цели. Не только нам приходится укрощать Мэлт.

- Но если просить Кэаррана... - недоумевал Эйрэ.

- Никто не заставляет тебя обращаться прямо к Кэаррану, - с чувством собственного превосходства отвечала ему Варда. - Разве мало у него помощников? Открой мне доступ в ноосферу Дайниарта и я найду нам с тобой подходящего эмиссара.

И обратилась Варда к Дэлэсту, Бешеному Хиэрнийцу. Прославился Дэлэст тем, что взял штурмом цитадель Мэйкори в Эйнариэ, а потом, вдохновленный победой, отправился на штурм Мэлтайнер. Цитадель Преображения взять ему не удалось, но заслон его на Дороге в Предначальное держался долго и только хиэрницам была открыта дорога в Предначальное за Пламенем Мистиарта.

- Приветствую тебя, Бешеный Хиэрниец!

- Привет и вам, Эйрэ и Элтэйннэри! Как обстоят дела ваши? Не нуждаетесь ли в помощи? Хиэрна ныне сильна, как никогда.

- Именно поэтому мы и позвали тебя, Дэлэст. Сильный мэлтиец объявился в нашем мире и если мы не сумеем одолеть его, проклятый Иннирэт найдет лазейку в Хиэрну.

- Может, доложить Кэаррану? - обеспокоился Дэлэст.

- Ну зачем же раньше времени тревожить Вершителей? - обворожительным голоском протянула Варда. - Нам нужен кто-нибудь из воителей твоих, да посильнее.

- Есть у меня подходящий эмиссар, - незамедлительно откликнулся Дэлэст. - Когда ушел предатель Тийнар, создал я несколько защитников по его подобию, но не способных на измену. Я пришлю его к вам, а Кэарран даже не узнает об этом.

И пришел на Арту Тулкас, прозванный Астальдо - Доблестный. Умел он лишь одно - сражаться с тем, кого покажет Эру и подскажет Замысел его. И сразился Тулкас с Мэлкори и изгнал его за пределы Арты.

* * *

Он чувствовал, как изменилась Арда. Или - это он стал другим? Песня Мироздания не приносила больше радости. Арда стала чужой. Нет, не полностью чужой, он знал, что Арда всегда с радостью примет его, но ему нужна была Арта... Арта - его мир, его жизнь, его сердце, отныне и навеки. И пока песнь Арты не вольется равноправным голосом в Песнь Мироздания, он будет чувствовать себя чуждым Арде. Как тяжело быть одному! Особенно - в беспредельности.

- Ты не один, Мэлтхаирэ... - услышал он чей-то голос. Услышал сердцем и увидел образ - длинные темно-пепельные волосы, оранжевые одежды, спокойное, уверенное лицо...

- Мэйна! Приветствую тебя, Святая Одержимость!

- Что с тобой Мэлтхаирэ? Тебе нужна помощь?

- Меня изгнали, Мэйна... Я не понимаю - почему. Мы творили в гармонии с песней Арды, но Эйрэ не нравилось это.

- Эйрэ?

- Да, Эйрэ. Я знал его, но я не помню, кто он. Почему-то Эйрэ противостоит мне, хотя я отдаю Арте все, что есть у меня. Я люблю ее, Мэйна, я люблю свой мир!

Голос Мэйны стал взволнованным. Мэлкори чувствовал волны беспокойства, исходящие от нее.

- Мэлтхаирэ, ты плохо знаешь Эйрэ. Он служит сейчас Кэаррану.

- Но ведь он Творец, Мэйна?

- Ты же сам говоришь, что он мешает тебе. Разве может Творец запретить творить? Тебе ли, Мэлкори, не знать, кто такой Кэарран и эмиссары его? Тебе ли не знать, что такое Эрхот-Кэар?

- Я знаю. Предопределенность, завершенность, лишение свободы Выбора.

- Обратись к Иннирэту, Мэлтхаирэ. Он поможет тебе справиться с Эйрэ.

- Не могу, Мэйна. Наш мир слишком хрупок, чтобы превращать его в поле сражения. Иннирэт и Кэарран сойдутся в противостоянии, а полем битвы будет наша Арта... Нет, я не могу допустить такое! Я должен сам справиться с Эйрэ!

- По силам ли тебе это, Мэлтхаирэ?

- По силам, Мэйна! Сама Арта помогает мне! Ведь никто из Валар не посмеет разрушить ее.

- Прими мое благословение, Мэлтхаирэ, Мэлкори, Возлюбивший.

И дала ему Мэйна пламя Армитхор - Огонь Всех Сердец и оранжевую звездочку Сэррэйн - знак Преображения и преодоления. И с благословением ее направился Мэлкори в Арту, дабы не умерла она в тисках предопределенности.

* * *

И пришел Тулкас Астальдо к трону Эйрэ и сказал:

- О, Единый! Мелькора нет больше в Арде, я сразился с ним и вытолкнул его за Стену Ночи. Пусть там, в Ничто, вечно скитается он, пытаясь опять вернуться в Арду. Но никогда не сможет он этого сделать, пока я здесь!

Довольный Тулкас засмеялся. А Эйрэ передернуло от страха. Почему опять то, что делает он, обернулось для него другой стороной? Разве он говорил - изгнать? Он велел - уничтожить. Чтобы духу его в Арте не было, а этот самый дух заключить в оковы Эрхот-Кэар и доставить к Кэаррану. Сам себя подвел - говорил ему внутренний голос. Ведь говорил - за пределами Арды - ничто. Откуда Тулкасу, неразумной пародии на Скандалиста, знать, что за пределами Арты Мелькор исполниться силы еще большей, нежели владеет теперь?

- Ты поступил неразумно, Тулкас. Я приказал уничтожить, а не изгнать.

- Но разве изгнание в Ничто не уничтожит его?

- Свою силу черпает он из Ничто и если не остановим его, он принесет Ничто в Арду, ибо хочет он разрушить мое творение, не в силах сам что-либо создать. Должны мы впустить его в Арду, пока не набрался он снова сил, и закрыть путь в Ничто для него.

Не понимал Тулкас столь мудреных слов, но понимал одно - делать надо так, как велит Единый. Уничтожить - значит лишить силы и привести на суд Единого, только у Него есть власть над жизнью и смертью Айнур.

Эйрэ же приоткрыл немного Стену Арты и послал Мэлкори Зов Мира, который тот не мог не услышать. Пусть вернется он в Арту, вернется, чтобы больше никогда не воскреснуть.

И призвал к себе Эйрэ Варду Элберет Элтэйннэри и так сказал ей:

- Варда, дочь моя! Ныне настало время борьбы с врагом мира нашего.

- Разве не изгнан он из Арды? Разве не лишен он могущества своего?

- Нет, дочь моя. Ты же знаешь, что там, за Стеной мира нашего, наберется он силы еще большей, чем владеет теперь. Тебе открыто то, что за пределами Арды и ты знаешь, к кому может обратиться на помощь Мелькор.

- Но Инниррэт не посмеет войти в пределы Хиэрны, - отвечала Варда со страхом.

- Что Иннирэту запреты там, где речь идет о жизни Великого Вершителя, - отвечал ему Эйрэ. - Мы должны запереть его в Арде.

- Но хватит ли у нас сил противостоять ему? Его силы и так велики, не получит ли он в Дайниарте могущество еще большее? Не причастится ли он Пламени Подземелья, силы Армитхор, Оранжевого Света, изгоняющего Пустоту? Не принесет ли он сюда огонь Майэ, свет Сердца-Звезды?

- Да, дочь моя, мы должны найти средство против этого. Знаешь ли ты, что против всех Семи Стихий устоит одна - Восьмая?

- Знаю. Эрхот, чьим объединителем является Перекресток Ирмайт. Но не опасен ли он нам?

- Разве есть что-то опасное нам, подданным Кэаррана, дочь моя? Ведь Кэарран в союзе с Ирмайт. Нам даже нет нужды уведомлять о чем-либо Кэаррана - эманации Ирмайт разлиты по всему Дайниарту, стоит только открыться им. Против Кэар-Эрхот не устоит даже Мэлтайран, не то что Мэлтхаирэ.

И решено было установить на Арте два великих Источника, два Светоча. Левериэн-Эрхот была их природа и от Перекрестка Ирмайт черпали они свою силу.

Возвращение (Весна Арды)
Век Дерев Света

Семь Великих Стихий и два Начала составляют Дайниарт. Гаэл, Аррэ, Кэар, Мэлт, Арми, Майэ и Эрм лежат в основании Сплетения Сил Мироздания. И два Начала - Свет и Тьма, Айрэ и Ханнэ дают им жизнь и движение. Вся Арда держится на них. И каждый из Айниир Дайниарта, будь то новосотвореннный хаэлли или Великий Вершитель, содержит в себе одну или более из Семи Стихий и одно из Двух Начал. Все другие силы сплетения порождены Семью и принадлежат им.

Но когда Кэарран включил в Сплетение Восьмую Силу, силу Эрхот, она не смогла существовать отдельно от Семи. Сила Эрхот, сила Инферно, исказила Стихии и Начала Дайниарта, доведя их до саморазрушения.

Лишь Эрм не был затронут Эрхот и не мог быть затронут ею. Новорожденный всегда чист, импульс творчества всегда свят. Никогда Эрхот не могла творить ничего, только искажать и извращать уже сотворенное. И никогда не сможет, пока жива Арда.

Остальные же Шесть из Семи подверглись искажению, в большей или меньшей степени. Меньше всего подверглась инфернизации Майэ, святейшая из Семи, но и она не устояла против Эрхот. Эрхот-Майэ - это слабость и беззащитность, это хрупкий полупрозрачный цветок на ледяном ветру, способный вызвать лишь жалость. Эрхот-Майэ не дает хайлинера, а лишь отбирает его - но отданная ей теплота и сочувствие не делают ее сильнее. И рано или поздно созданный Эрхот-Майэ погибает, не умея защитить себя и веру свою, и страшна кончина его, и думают вокруг - так ли хороша вера сия, если ничего принести в мир не может, а только жалость и слезы? Ибо владеющий истинной Майэ никогда не погибнет напрасно и не будет нарочно искать гибели.

Более же всего пострадали от Эрхот Дома Гаэл и Аррэ. Безжалостными началами всеуничтожения стали они и долго еще ошибочно принимали Дома Аррэ и Гаэл за первейшее зло в Дайниарте, ибо Ирмайт сумел спрятаться за них. Пустота стала злом и Кейнард стал смертельным для любого, не владеющего силой Аррэ. И те немногие из Дома Аррэ, что не поддались поначалу Эрхот, ожесточились и порвали всякие отношения с Артхенной.

Сила Кэар, сила Стабилизации, будучи инфернированной, превратилась в застывшую предопределенность. Все миры Хиэрны были построены на Эрхот-Кэар и многие вершители Мэлт потерпели поражение в этих мирах.

Арми и вместилище ее - Арминиен в соединении с Эрхот породили страшных тварей - самые отвратительные чувства, которые могут овладеть сердцем. Именно эманацией Эрхот в Арминиене было вызвано рождение Твари Насилия - Ширры, причинившей много зла Мистиэру.

Инфернированный же Мэлт - беспорядочные изменения, разрушение еще не созданного, постоянная, бесмесленная переделка всех творений, спускающая все ниже и ниже в Хаос. Эрхот Мэлт зачастую соединяется с Гаэл и Аррэ - и сотрясают мир преобразования, дающиеся тяжелой кровью, но не приводящие к совершенству. И появляется ненависть в сердцах и гибнут невиновные и идет мир к своему концу.

Два великих Начала Ханнэ и Айрэ, Тьма и Свет, в соединении с Эрхот рождают Аримоан и Левериэн. В мирах Инсидиэра Ханнэ и Айрэ практически неотличимы от Мэлт и Кэар. И Аримоан приводит к бессмысленным разрушениям, а Левериэн к завершенности и консервации, без развития, без движения.

Так, соединяясь, все шесть инфернированных Сил увеличивают потенциал Эрхот и ослабляют Арду. И малая доля Эрхот в Сплетении, затронув всего одну Силу, разрастается, подобно опухоли в живой ткани, и отравляет собой все остальные.

Так повествует энциклопедия Дайниарта об эпохе владычества Перекрестка Ирмайт.

* * *

Он задыхался.

Он не мог понять - что случилось?

Почему Арта могла стать чужой ему, как прежде он чувствовал себя в Арде? Ведь Арта - его мир, его жизнь, его сердце. Он вложил в нее частицу себя, он построил ее на сплетениии Света и Тьмы, в гармонии Семи Стихий...

Семь Стихий...

Я вплетал в Единство Семь Стихий, откуда взялась Восьмая?

Восьмая - Эрхот.

Эрхот нет места в Сплетении.

Эрхот - разрушение, Эрхот - уничтожение, Эрхот - деградация.

Если хоть одна, пусть самая малая часть Сплетения пропитается Восьмой Силой - Эрхот, расползаясь, заразит собой все. Она очень живуча, эта Восьмая Сила. Она цепляется за жизнь всеми средствами, она не гнушается ничем... А жизнь Эрхот - это смерть Арды. Медленная, мучительная агония и энергия страданий и боли, выделяемая при этой агонии, питает собой Эрхот и Перекресток Ирмайт и он становится все сильнее и сильнее...

Теперь они решили уничтожить Арту... Нет! не уничтожить! Арта будет медленно умирать и он, Мэлкори, Возлюбивший Мир, будет умирать вместе с ней...

Но зачем? Зачем творцу уничтожать Арту? Разве не одно дело делают они? Разве может Эйрэ не любить этот мир? Разве не знает, что Эрхот - смерть, долгая и мучительная?

Вначале была стена Левериэна, ограждающая Арту от Арды. Знал Мэлкори, что Левериэн, как Эрхот-Айрэ, опасен для Мира, но надеялся он, что силой своей любви, силой Мэлт-Майэ-Ханнэ пробьет эту стену и уничтожит ее. Левериэну не было места в Арте, пока в ней был Мэлкори.

Теперь же Левериэном было все. Вся Арта пропиталась сладкой отравой не-Тьмы, все Сплетение было заражено Эрхот, и не надо было обладать большими знаниями, чтобы увидеть, к чему это приведет.

За что?

Мэлкори почувствовал, как ненависть начинает просыпаться в нем, хочется обрушить свою силу на всех, кто причастен к искажению Арты, на Эйрэ - только он властен впустить Эрхот в мир, на Валар - как они позволили Эйрэ такое, на саму Арту... Уничтожить Арту, уничтожить Эйрэ, собрать остатки энергии и начать все сначала... Теперь он знает, как получить Негасимое Пламя Мистиарта и он пройдет туда, его ненависти хватит на то, чтобы смести все заслоны на пути в Цитадель Преображения...

Он уже поднял руки, чтобы призвать силу Гаэл и уничтожить мир, но тут маленькая оранжевая звездочка, данная ему Мэйной, больно уколола его... и он опомнился.

Как я мог позволить себе даже помыслить такое? Я же Творец, я же Возлюбивший! Как я мог поддаться ненависти и жаждать разрушения? Неужели Эрхот проник и в меня? Неужели я теперь буду нести зло? Ведь разрушив этот мир, я не смогу сотворить новый, а если и смогу - Эрхот войдет в него и не будет жизни и счастья в этом мире.

Он почувствовал облегчение. Нет, Эрхот всего лишь легко коснулась его, и он сумел освободиться от этого прикосновения. Сердце его осталось чистым. Но надо спешить, надо действовать, надо изгонять Эрхот из мира, иначе не долго сможет он оставаться свободным от нее. Нужно найти источник Левериэна и уничтожить его.

Светочи. Два Великих Светоча - Иллуин и Ормал, на севере и на юге. Источники Левериэна, света безжизненного, света слепящего. Изобилие жизни до тех пор, пока она не станет уничтожать себя. Уничтожать медленно, в муках, и страдания будут поглощаться Эрхот и Эрхот станет от этого сильнее...

Нет! Не бывать этому! Живущему - жить, неживое - умрет!

И объединенной силой Ханнэ-Аррэ-Мэлт уничтожил Мэлкори оба Светоча. И велико было потрясение в Арте, освобожденной от оков Эрхот. Моря вышли из берегов, горы погрузились под воду, огонь вырвался из тверди земной и заново родилась Арта. Источник Эрхот был закрыт и никогда более не смогли ни Валар, ни Эйрэ открыть столь же могучих источников. Был же Мэлкори одним великим источником Мэлт для мира и дал силой сердца своего жизнь Сердцу Мира.

И сдвинулось с места Время.

И началась Жизнь.

Словарь имен и названий.


Новости Стихи Проза Извраты Юмор Публицистика Рисунки Фотоальбом Ссылки Гостевая книга Пишите письма